Об "Уряднике Малом" волхва Велеслава

СЛАВИХОМЪ СЕ РОДА

ВСЕМЪ ОТЦЕМЪ ОТЦА

А ВСЯКУ РОДУ НАЧАЛО

БОЖЕСКИМЪ ЛЮДЕНСКИМЪ А ИНЫХЪ

А ВСЯКУ ЖИВУ ЖИВЕ ДАВША

А БУДИ СЪ НАМИ ЧИСТА СИЛА

А ЧЕСТНА СЛАВА

ЯКО ИЗЪ РОДА ВЫШЕДЪ

ВЪ РОДЕ ЖЕ ВОВЕКЪ ДА ПРЕБУДЕМЪ

ГОЙ

 

 

…А сие писал Дайбогов внук Радуга ко Велеславу в ответ:

 

Общее по книге:

Мудрость об обряде и Лета Вращении, что в УРЯДЕ ОБРЯДНОМ с АЗа по ЕСТЬ, хороша будет в начале как высокое осмысление действа как оно есть – во всех его частях. То тем хорошо, что в Мудрости говорится о времени и места избрании, кои всему действу предстоят.

Еще будет и тем хорошо, что после вещей обыденных, что в ПОТВОРНОМ УРЯДЕ описаны, Мудрость не так сильна, а напротив – заставляет настрой менять с делового на вдохновенный и сим похищает внимание. Вообще, в одном писании чередовать большими частями возвышенное и обыденное – что рубаху во хлеб запечь, хотя и то, и иное отдельно благо. Лучшая же последовательность будет: Мудрость (аки предисловие) – Потвора – Обряд – Братчина.

Коли Вещий даст написать всю книгу таким напевным слогом, каким она поначалу местами, а от ХЕРа во ОБРЯДЕ и во всю БРАТЧИНУ – сплошняком писана, так будет не книга, а золото. Хотя строгие места в начале: «Да не взойдёт на требище Богово!» – и таким слогом сильны.

Поразмыслим тако: а не лучше ли все заклинания в приложение вынести?

 

Теперь по сути. Об УРЯДЕ ПОТВОРНОМ более и не скажешь – всё по делу и в меру кратко, чтобы запомнилось. Коли что забыли, потом вставим.

Ко самому ОБРЯДУ прибавим более:

 

На АЗ:

Обряд как таковой – между нами и Богами. Он творится в священном Пространстве, и пока мы не осознаем той священности, не может начаться и обряд. На месте обряда всё творить – и ходить, и говорить, и двигаться – только по законам сего Богова Пространства-Времени. Расходовать при сём внимание на «людей» – преступно и перед самими людьми. Долг устроителей обряда – войти полностью самим и ввести всех, кто сам не войдёт, в это священное Пространство, откуда приходит Сила. Сие хорошо видно в писании Богумилове «О КАПИЩЕ», где во устройстве Капища (и в ходе обряда по нему) ознаменованы и священная Картина Мира, и ход всего Мироустроения. О сём едином и надлежит помнить.

То, что творится для людей, называется «спектакль», делается особливыми умельцами и происходит в другом месте. Потому на обряде могут быть только те, кто его творит. Творить можно по-разному – на Капище жертву принося, на требище стоя, на гульбище плясая или играя мистерию. Обрядовый бой или устроение брашна – тем паче, сие сам по себе обряд сильнейший. На обряде Мир творится. Но только теми, кто пришел к Богам. Люди, если при том очутились, должны быть несказанно рады, что им позволили при сём присутствовать. И таковых за раз – не более двух. Иначе желанные гости, каждый из которых по-своему дорог, превращаются в безыменный «народ», который нужно «держать». А сим уже занимаются не жрецы, а «массовики-затейники».

 

На ЖИВЕТЕ, ЗЕЛО и ИЖЕ:

Освящение места водой, призывание духов, воздвижение Столпа Силы – сие всё суть восставление священного Пространства-Времени. Оно происходит ещё до начала обряда, то есть до того мига, когда на требище взойдёт «внешний круг». Они должны уже прийти в освящённое место.

Жрецы, потворники и иные нарочитые люди, ведущие обряд, с самого начала находятся на Капище и возжигают там Огонь. Уряд среди людей – уже не их забота, но нарочитого человека, старейшины или урядника. А их совместная забота была до того, на предшествующем совете – призвать на действа тех людей и в таком числе, чтобы уряд можно было вправду соблюсти.

Все да стоят ко Богам лицом. Только завершив почтение Капей, могут повернуться лицом к Громаде[1], а к Богам спиною – люди Вещие, ибо они от Богов пришли.

Освящение места – акт важнейший, им Мир творится. Капище старое и намоленное – уже свято, но вновь на него приидя, Священный Ряд надобно восстановить – и для себя, и для Сил. В сей час Вещие люди, что обряд затеяли, обретают полное согласие, как меж собой – совместным славлением, пением или слушанием Мудростей – так и с Силами, кои не преминут послать знак. Потому дело сие может продлиться не один час, и не должно быть ограничено временем или сторонним желанием.

Жрецы, мужи с посохами, освящают Капище, наводят Вертикаль, восставляют Столп Силы. Девы с чарой-колом замыкают Реку – очищают и освящают требище, ещё безлюдное. Сие творится для Богов. Люди могут видеть. Когда там всё готово, тогда с Капища приходит тот, кто будет по сути вести обряд, находясь на средоточии между Богами и Громадой – един из жрецов, старейшина, волхов-урядник. Или же некто из сведущих людей уже загодя готовит народ ко обряду – кощуной, круговой чарой или испытаниями. Он и приглашает народ на требище, по знаку с Капища, где наблюдают надлежащий час. Каким будет сей знак – рог, удар в бубен, первое слово, в полный голос произнесенное – условимся.

 

На И и КАКО:

На Капище на Луговой[2] – на Капище Общем, то есть посвящённом многим Богам, обряд добро будет открыть почтением Каждого. У каждой Капи един из сведущих людей да почтит Избравшего его кратким и сильным словом и небольшою, но драгоценной и загодя со всеми надобными действиями приготовленной жертвою. Для сего не волховов, так потворников достанет, но готовиться им, как и волхвам, задолго. Перуну-то всегда будет, кому послужить. Вот для службы Матери достаточно восхищенная жена среди нас редко сыщется. Но где, как не у Матери, девам-обавницам свою чародейную воду готовить? То и будет Ей слава.

А ещё краше будет, коли на них будет и одеяние разных цветов. Ко Роду же воззовут все вместе, как и Боги в Роде соединяются. А при народе ли, или ещё до сего сотворить сие, то по месту смотря.

И по тому, кто Кому предстоял, по тому и строится для каждого урок во священнодействии: от Велеса пришедший пиво святит, от Сварога – с посохом зачин правит, и тако.

Во времена богумилово-калужские[3] добро придумали, что Вещие люди стоят при Богах, а един из них – средоточит токи меж Богами и Громадой. Сей обязательно имеет посох, и не иначе как по его знаку гласит хоровая – Слава! – и иное. А чему на средоточии быть – общему ли Огню, кой от Хранимого Огня с Капища зажигается, или символу праздника – шесту со шкурами, Купаленке, колесу, связке оружия – то рассудим.

 

На НАШ, ОН и ПОКОЙ:

Еще рассудим, каждый ли раз требу собирать и на Огне жертвовать. Иным действам и иные способы гожи[4].

А коли хлебом обнесли, так на Капище сущие да положат руки последними. Сим согласным движением треба и освятится. В сих Богами вдохновенных людях желание одно и воля одна – Богова.

 

На СЛОВО и ТВЕРДО:

Троекратная братина на Капище – только на внутриобщинных, немногочисленных обрядах. Когда гостей много, то и один круг затянется. Братина гожа либо до обряда, перед выходом на Капище, когда кощуны или сказы говорятся, и ею создается обрядовое единство – либо после него, на братчине.

 

На ФЕРТ:

Хоровод заводить на требище – стоит ли[5]? А коли стоит, так не забудем, чтобы кто с музыкой, те на особицу стояли – у них и руки, и дыхание заняты, коло им всё равно не склепать.

О братчинной части скажем едино – у братчинного места да будет также Чур[6] али некое Свято[7], коему – требу малую с большого котла положить. На пировище, кстати, лучшее место для хоругви, коя единит Общину и гостей её Духом, а стол – брюхом. Под хоругвью место старейшине, старшей чете или уряднику – пира князю. А людям Вещим место со стороны, к Капищу обращённой, чтобы и здесь никто кроме них ко Богам спиной не сидел. Сии последние у стола чередуются, возвращаясь к Святыням и храня Священный Огонь.

 

А засим, напоследок, сие прочитав, забудь. Како Боги откроют, тако на своем месте и поставишь. А место само подскажет, где и как ладно сотворить. Что меж местом и хранителем его происходит, тайна есть, едва ли кому иному открытая…

 

А ПО ТИ ВОЗНОШУ ТРЕБУ

ЛАДЕ А ЛАДУ

ДИДУ А МАТЕРЕ

ЯКО ЩУРЫ НАША ЕСТЕ

ДА СНИДИТЕ ВО ДОМЫ НАША

А ДА БУДЕТЕ СЪ НАМИ ВОВЕКИ

ДОКОЛЕ МИРУ СТОЯТИ

ДОКОЛЕ И НАМЪ НЕ ПРЕЙТИ!

ГОЙ!

 

Влх. Добромир, 2001


 

[1] Громада – Община.

[2] Начиная с лета 1999 от н.х.л. и вплоть до времени написания сего Общины «КОЛЯДА ВЯТИЧЕЙ» и «РОДОЛЮБИЕ» часто проводили на оном свои совместные обряды.

[3] Речь идёт о 1994 – 1998 гг.

[4] Например, отдавать Воде, зарывать в Землю и иначе как приносить, смотря по тому, к Кому из Родных Богов особливо обращение ведётся.

[5] Сей хоровод, как в «УРЯДНИКЕ…» сказано было, не игровой, но обрядный. Творить его должно не пустого развлечения для, но дабы Силу Божскую во коло принять. Потому и заводится он не на стороне от Капища, как игровой, но на самом требище – пред Божскими Ликами. – Пояснение влх. Велеслава.

[6] Чур – священное Изваяние Образа Богова, высеченное из камня либо вырезанное из древа.

[7] Свято – священное Изображение Образа Богова, вышитое либо вымалеванное.

 

Оставить отзыв


Защитный код
Обновить

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!