Из волховской переписки: об обрядах.

1. ОТ ДАЙБОГОВА ВНУКА РАДУГИ КО ВЕЛЕСЛАВУ ВОЛХОВУ НА ТЕПЛЫЙ СТАН – СЛОВО ПЕРВОЕ

 

 

 

Здрав буди, Велеславе, на многи века.

 

Ты спросил меня: для чего, по разумению моему, обряды творятся?

 

На сие ответить не одно слово надобно. Однако же приступая к сему, посылаю тебе послание свое для известия, а роду твоему во всякое благо.

 

Первое и наиважное слово, почему обряды творим и какого исхода от них ожидаем.

 

Обряд мы творим, чтобы рядом облечься – священный порядок восстановить, при коем люди меж собою, с богами и иными живущими одно суть,

 

- волю Богов узнать,

 

- силу Богов принять для той воли исполнения.

 

Посему важнейшее, чего всякий обряд от нас требует, –  обратить все внимание свое к миру, в котором хранящие нас силы явлены, а первым делом – к сокровенным движениям своей собственной души и к родной природе. В них Боги дело свое являют непосредственно.

 

Все, что на обряде делается – для этого. Обряд суть священное время и пространство. Здесь говорят Боги, мы внимаем. Но сие не бездействие, ибо Богово слово – великое деяние, которым мир творится.

 

Некогда Боги пригласили нас в мир. Они стали началом нашей жизни и оставили нам обычаи и уроки, заповеди и предания. То, что впервые сделали Боги в незапамятные времена, мы, люди, совершаем постоянно. Обряд напоминает нам доподлинно – как деяли Боги, и как должно поступать нам, доколе мир стоит.

 

Боги пригласили нас, а теперь мы призываем их, вновь и вновь, чтобы не перестали они освящать своею силою мир, который мы, люди, приняли от них в наследство. И творя обряд, мы призываем Богов в наш круг, как дети приглашают родителей занять лучшее место на родовой трапезе, как достойные хозяева встречают на великом празднике самых дорогих гостей. Не потому, что кроме нас, людей, нету якобы других Хозяев у этого мира, но потому, что Боги – подлинные его обладатели – заповедали нам следовать путями их и поступать, как поступают они.

 

Встречаем Богов – в лучшем своем виде. Самое верное оружие, самые лучшие одежды, самые искусные песни, самые заветные слова облекают нас при встрече со священным. Боги да зрят, что их наука не прошла даром.

 

Когда един с Богами, то сила Богова – во мне. Это и есть божественный ряд. Да уйдем с обряда в него облеченными. О действах, с которых уходят в усталости и недоумении, забудем навеки.

 

О дальнейшем написать не замедлю. Да хранят тебя Боги, и род твой!

 

 

 

 

 

2. ОТ ВЕЛЕСЛАВА КО РАДУГЕ СЛОВО МАЛОЕ

 

 

 

Здрав буди, Радуга, ты да Род твой! Прими от меня низкий поклон да благодарность за письмо твоё, Мудростью исполненное!

 

Об обрядиве с-Правном слово твоё – лучше не скажешь! Всё в нём верно да ясно написано – о самой Сути, о самом Сердце обрядива. Потому не спора для, но лишь ради осмысления частных сторон от себя нечто добавить дерзну.

 

Во-первых, обрядиво может представляться как мистерией, так и Богослужением. Ты в слове своём говоришь более о мистерии – действе, когда люди, разыгрывая Божские Деяния, Божскими Силами облекаются, сквозь преходящее человечье Извечное Божское в себе прозревая. На Богослужение же люди выходят не как Боги, но именно как люди. Потому и требы Богам кладут, потому и Волю Их узнать стремятся, и славления рекут, и Небо с Землёй – Солнце с Сердцем воссоединить чают.

 

На Богослужении могут присутствовать многие, мистерия же творится лишь сведущими людьми. Потому всякий Праздник Славянский начинается с общего Богослужения (возжигания Огня, принесения требы и т.д.), и лишь затем продолжается частной мистерией, отражающей Деяния Божские, соответствующие данной фазе Кологода.

 

Во-вторых, зачем вообще творятся обряды? Мыслю тако: на обрядиве с-Правном человек Силой Богов Родных да Мудростью Предков своих исполняется, дабы в Сердце Лад обрести. Всебожье Родово открыто нам в Мистерии Кологода, где каждый из Родных Богов являет Силу Свою в Свой черёд, и все Празднества Славянские Кологодные призваны помочь людям восстановить да укрепить связь их с Предками Предков наших – Родными Богами, Старшими в Роду нашем.

 

Силы Родных Богов явлены как вовне – в окружающей нас Природе, так и внутри – в существе самого человека. Потому задача обрядива с-Правного – внешнее со внутренним воссоединить, человеческое Божским по необходимости правя. Проходя через Мистерию Кологода, человек исполняется Силами всех Богов, во Единстве Всебожья Родова Сущих, и тем правит – строит, лепит себя. Ибо тот из людей поистине Мудр, кто обрёл целостность в себе, Ладом Сердце исполнив.

 

Рекут иные, в безумии: «Сей из Родных Богов мне по нраву, а Сей – нет!» Или: «Сия мистерия мне по душе, а сия – нет!» Что сказать сим невеждам? Не Богов Родных хулят они, но самих себя, ибо отвращающийся от Кого-либо из Родных Богов – лишён Силы Его, лишён внутренней целостности, явленной во Всебожьи Родовом.

 

Конечно, представители разных Сословий следуют разными Стезями. Так Стезя Волхва отлична от Стези Ратая (Воина), а Стезя Купца отлична от Стези Оратая (Земледельца), ибо каждому Сословию в Яви покровительствуют свои Боги. Но как достигнешь Лада внутри себя, коли Сердце твоё не полно, не целостно? Коли в Хороводе Божском лишь отдельные Лики зришь? Коли все разделения и ограничения в Яви неизбывными мнишь?

 

Завещано нам от Предков жить по Законам Прави – Стезёю Сердца во Яви да Нави Путь свой править. Но несовершенны мы, Кощного Века слепые дети, ныне в маяту мирскую как рыбы в мутную воду погружённые. Потому каждый раз, представ пред Богами Родными на обрядиве нашем, мы заново речём на зачин Слова Вещие:

 

 

 

РАЗЫДИСЬ ТЕМНО РАЗГОРИСЬ ДОБРО!

 

ЗАСВЕРКАЙ СВЕТЛО ЯРИ ЯСНОЕ СОЛНЦЕ КРАСНОЕ

 

СТАНИ-СТАНЬ ДОЛИ ЯКО РОД ВЕЛИ

 

СТАНИ-СТАНЬ ДОЛИ С НЕБА ДО ЗЕМЛИ!

 

ГОЙ! СЛАВА!

 

 

 

А устанавливаем мы тако Столп Силы Божской – от Сердца к Солнцу, от Земли до Неба – дабы вновь в Сердцах своих Вещих Лад Века Златого узреть да из человеческого в Божское облечься, како Предки наши деяли да нам деять заповедовали!

 

На сём Богам Родным – слава, а тебе да сородичам твоим – низкий поклон!

 

 

 

 

 

3. ОТ ДАЙБОГОВА ВНУКА РАДУГИ КО ВЕЛЕСЛАВУ ВОЛХОВУ НА ТЕПЛЫЙ СТАН – СЛОВО ВТОРОЕ

 

 

 

Здрав буди Велеславе на многи века.

 

Не буди строг, не вини меня, что долго молчал в ответ на послание твое – слово вини своевольное, что за мыслию не поспевало. Вижу, что открыл ты мне глубину сердца своего, что поведал свои думы и печалования. Тако ж и я тебе отвечу.

 

О людях, о сородичах своих радеешь ты. Разве они дети – до старости о них радети? Они и сами за себя порадеют. Тебе, Вестию облеченну, о Богах радеть надобно.

 

Таковое действо, как ты сказал, единого достигнет – сказать людям, что Боги есть. Един раз ты им об этом скажешь, и другой скажешь, сколь же без счету говорить? Един раз то хорошо, в сложных случаях – дважды. Что ж далее? Довольно двух раз, не более – говорить о Силе Боговой. На третий должно уже познать ее в себе непосредственно.

 

Говоришь ты в послании твоем: Не как Боги, но именно как люди на Богослужение мы выходим. Может ли такое быть? Мы внуки Боговы суть, и с ними един род суть, и нет того, что деды наши творили, мы же сотворить не возможем, – а если не так, то вечный позор роду нашему, и не в этом позоре нам перед Богами предстоять. Силы в тебе и во мне довольно, чтобы мир сотворить заново, – али иначе будь, то говорило бы с тобою и со мною Солнце наше Красное, и Ветры буйные: «Ты – брат наш»?

 

Не о слабости нашей преходящей, но о силе Боговой, силе вечной, что вместе с рудою алою в жилах наших бежит, помнить надо нам, брате! Иначе того и в обряде смысла нет. Нужно ли без счету творить поклонов и молений силам и Богам, коих не видишь? Лучше и вовсе не творить. Что то за обряд, который все творят, суть его же только сведущие ведают? Род ли свой в неведении прозябать оставишь? Скажу тако: вещий человек первый в роду, кто Богово зрит, но николи не единый!

 

Вспомнить о Богах – не цель обряда, но средство к нему, да и то лишь одно из многих. Цель – силу Богову в себе унести, для той жизни праведной, коя и вне обряда по воле Боговой творится. Для доброго ладения в своем доме, в крепкой семье – мало, ой как мало того, что ты от волхова о Богах слышал или образы их на капище созерцал  через вал требищный. Свой дом творить надобно по образцу вернейшему – как Боги мир творят. В ходе обряда одним из Них стать. Тогда крепко будет. Иного обряда сердце мое не ведает.

 

Потому скажу тебе тако, как говорил прежде того: то действо, что ты Богослужением зовешь – не правилом, но исключением станет. Допускай до круговой чары священной лишь тех, кто готов с тобою и с Богами вместе мир сотворить. На капище Богово лишь тому путь кажи, кому и в дом свой не остережешься дорогу указать. Только тогда и тебе, и Богам та чара подлинною славою и честию станет.

 

О сем пишу тебе ко сведению, а говорить ли о том иному кому – сам суди. Об обряде иное слово пришлю к тебе особо.

 

На реку Протву вещим людям Богумилу и Везничу шлю поклон.

 

Да хранят Боги тебя и род твой.

 

 

 

 

 

4. БОГУМИЛОВО ПИСЬМО КО ВОЛХВАМ ВЕЛЕСЛАВУ ДА РАДУГЕ

 

 

 

Радуге и Велеславу, волхвам Боговым, желаю Лада Божьего! Верно и складно речено вами об обряде, други мои, и со тем согласен и сам подпишусь, и можно разве к тому еще словеса приложить? Скажу помышление свое – что есть обряд и по что обряд деем мы? Кой ответ выйдет, тот и да будет малым прибавлением от меня ко вашей пригоршне слов златых.

 

Боги над нами, Боги вкруг нас, и Боги во нас, и так быти и должно. Во обряде же сбираем Божье воедино и во едином месте, единого же для. Для единения со Богами и со предками. Лишь во обряде справном чуешь, зришь и разумеешь: де, вот истинное, чему бы быть должно, а коли того нет, так то еси – ко чему стремиться нужно. Станут ли со обрядом совершеннее люди? Станут ли искати совершенства, ежели совершенство есть единение с Божьим? Может нет? Справный обряд ведь собою все заполнить может – и пустошь в душе ищущей и жаждущей совершенства. Неразумием людским назову искание совершенства, ибо такого во мире нет, а есть лишь Лад Боговый, и он совершенен. А ежели того Лада и обрящем во обряде, со Божьим единясь, то по что искать совершенства? Сей ответ – общиннику, духом умеренному, Богов да предков любящему, и совершенства не требующему. А иным что? Тем, что большего все же возжелают? И им ответ есть – во обряде суть. Зрите други тако: обрядом назову я и взращение духа своего, путем радений многоразных, и труд во поле, и соитие любовное, и даже сон обычен. Все то в обряд претворится, ежели делать то проникновенно и со духом. Придя со обряда Богам, надо от того обряда в душе своей частицу унесть, и ее сохранять да к делам прилагать. И верно тогда, что все – от обряда, ибо там совершенство, от Лада Божьего. Для люда же вещего – обряд есть единение мысли, словес и дела, ибо на обряде - действо со славлениями Богам и мысель о Них. Вестимо же вещим – и все то само по себе обрядом творится, без прочего. Действо без словес, иже есть чарование, словеса без деяния, иже есть замовление, единая мысль о Божьем, егда дух к Ним воспаряет – все то обряд!

 

А каков обряд будет – от многого зависит. И не в последнюю очередь от того, каков настрой того, кто на обряд стал. Ежели душа его смутна от того или от иного, а дух свой он ни утешить пришел, ни усмирить не желает, то будет ли тому от обряда польза? Малая только. Скуден окажется не обряд, а человек и душа его. Во обряд же по иному приходить надобно, немалое за капищем оставляя, всякую суету и маету. На обряд идти нужно, обряда желая, а по иному – никак. И пусть кажен возьмет от обряда то, что по потребе его, и что по силам ему.

 

За сим слова завершу. Здравы будьте и Богов славьте!

 

 

 

 

 

© Содружество Общин «ВЕЛЕСОВ КРУГ»

 

Оставить отзыв


Защитный код
Обновить

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!