Чаша Троянова

…Дивна и велика и славы достойна чаша сия, о коей речь починается.

 

Славна всё та чара-чарочка,

Вельми обильна и дюже сильна.

О ней слава такая ведется,

Что всяко благо из нее льется.

О ней сказ сей начинаем,

О кудесах ее возвещаем!

 

…Во времена во древние, во времена во стародавние, хаживал да наш Трояне-Батюшка все во подземелия темные, во пещеры во каменные. Со Кощеем самим была у них пря, не на жизнь, а на смерть борение. Тот Кощей Хмеля-Государя хитростями во пещерах затворил да на бел свет выпущать не стал. Кощея Троян одолел, как по совету Хмеля-Государя чарочки переменивал, сильную со слабой. За спасенье свое даривал Хмель Трояна чашей чудесной, чарочкой волшебной. О ней речено бысть…

 

…Почерпается от чары сей полноздравие доброе и целение кудесное. С ней все Богов восславим и предков почествуем. Трояну, Владыке Здравному – Гой!

 

…Чаша Троянова еси серебра чистого кована, от краев до дна самого. Ровно месяц светится благостно и прохладна, дланям мягка и очам мила.

Ничем иншим не изукрашена, кроме словес, что по краю чаши сей резанные. В них мудрование глубокое, но познаваемое умом стройным. И речено тако ж: ЧАРА СИЯ, ЧТО МОРЕ СОЛОВЕЦКОЕ. ПЬЮТ ИЗ НЕЕ ЗА ЗДОРОВЬЕ МОЛОДЕЦКОЕ. Толкование же словам сиим таково еси – «море соловецкое» значит «море солнечно», а сие есть небо, ибо Солнце плывет во небе яко челн. И чаша сия подобна морю небесному, сиречь небу, а питие, в нее возлитое, ровно дожди-влаги небесные, что землю-матушку поят, умывают да засеивают. Питие же из чаши – ради здравы молодящей.

 

…Во чреве чаши кологод начертан бысть, с тем, чтобы гадания судебные утворяти. Пускают меты свои на воду чаши и зрят, к коему месяцу плывут, с того и толкуют грядомое. Иные гадают, складуючи во чашу от себя что носимое – перстеньки, обережцы. Воспевают во начале хлеб:

 

Хлебу да соли долог век,

А роду нашему более того!

Мы не песнь поем,

Хлебу честь воздаем.

Кому жеребья достанется,

Тому сбудется, не минуется.

Тому жить бы богато,

Ходить хорошо!

 

Кроют чашу платом и трясут ее, а после выпростают рукой из нее свои меты под песни особые. Иная на счастье, иная на богачество, а иная и на смерть. Что песнь речет, с того и толкуют. А крытие чаши платом, еси образ той повязки златой, что скрывает очи Трояновы, ибо не видя глазами гадать надо, но ведением силы чародейной. Только так гадание истинно, а не иначе.

 

 

…Колыбают жребии судебные во чаше, будто волны на море-окиане гуляют, будто небо великое породить собирается. И снуют жребии, словно челны и ко брегам чаши пристают, знамения творя тем, и в волнах родится предвещание…

А всяк жребий из чаши назад ворочают, ровно вновь сотворенное, ибо очищено то и силушкой Трояновой напитано.

 

 

…Ровно меха ценные, ровно земля сырая, ровно сон дивный, ровно матушкина ласка, ровно студенец целющий, ровно зорька ранняя, сия чаша. И питие из оной повсегда сладко, словно с меда сыченого.

 

…Изо чаши сей пиют и стары и млады, и мужи и жены, и звери все и птицы також, такоже и всякая живность мала, и все древа и травы питают от нее влагости. Сама же чаша неисчерпаема и колико от нее изопьют, столь же и восполнится до капли малой и пусть ни едина брызга втуне не канет. А исполнена чаша от края и до края здравой Трояновой всеблагой, кою все жаждут. И кое бы питие доброе[1] во чашу обрядову не вливают, будет в нем сила здравная пребывать. На то и речется тогда: «Буди во сем питии сила и здрава Трояновы!»

 

…Чаша, ровно лоно родящее, в себе емлет воду целющюю, здраву истинную.

 

…Истая суть чаши не знаема ни кем, ибо егда зрим ее всевеликою, она есть небо бескрайнее, егда зрим ее святой во дланях Трояновых, то рекут сказы о ней, де чаша сия чудо из чудес и дар наособицу, а егда во обряде чашу зрящем, она хоть и мала, а на всех и чрез ее Богов величание деют.

 

…Держит Трояне-Государе, во дланях своих чашу серебряну, до краев наполненную. И отражаются во ней и светила небесные, и светел лик Трояна-Государя, над ней склонившегося, и серебро самой чаши

Все то видети возможно, егда испиваем из чаши во обряде, и силы с того преисполнимся! И камением драгоценным сверкают звезды частые, и солнцем красным сияет лик Троянов, повязкой златой изукрашенный, и сама чаша сверкает Месяцем ясным! И от сиих светил прозрение еси нам, от лика Троянова исцеление, а от чаши серебряной – очищение.

И есть та чаша во земле – на капищах Божских, где Богов и предков чествуя, хмель пригубляют.

И есть та чаша во самом небе, во светлом граде Ирии, где сам Трояне-Владыко из нее на весь свет белый здравой возливает.

И есть та чаша само небо бескрайнее, исходят с коего дожди чистые, земле-матушке посев творя. И та чара всевеликая, в дланях Рода-Батюшки!

 

…Сорок сороков по сорок мудрецов во глубь чаши взирали, и дна ее углядеть не смогли. Сто сотен истин от чаши той им открылось, а всех истин спознать не дано никому.

 

…Неисчерпаема чаша великая, целебно питие ее медвяное.

 

…Пия со чаши сей, не оброни ни капели малой зазря, ибо не плещут здраву нарочито, а сама она чрез край льется, коли так суждено.

 

…Добра чаша Троянова и силушкой доброй исполнена для доброй здравы людям добрым. И добра чаша, ибо:

 

Всяку боль унимает,

Всяку хворь изгоняет,

Всяку скорбь утишает,

Всякое увечье правит,

Всякую скверну очищает,

Всякую негожесть ладит,

Всякое здоровье полнит.

 

 

Речено сие волхвом Богумилом Муриным

В лютене-месяце 4410 года от осн. Словенска Великого (февраль 2002).

 

 

 

Оставить отзыв


Защитный код
Обновить

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!