Изреченное

1.

Говорят иные: «Хочу стать язычником!» Мало сказать: «Хочу!». Мало ответить: «Стань!» Дело это не скорое. Не войдешь в веру походя. И посвящение, хотя и очистит, но не сделает из неверующего – верующего, из черти кого – язычника. Внутри желай этого становления, внутри готовься к нему. Не торопясь набирайся ума-разума, ищи Божьих истин и становись благим пред ликом природы-Матери. Вот тогда-то и станешь, погодя, кем, хочешь. Даже язычником…

 

2.

До коле? Сей вопрос всегда возникает, когда мыслишь о судьбе нашей веры. До коле она будет под запретом, презираема, унижена и запущена? Как могло случиться, что самая чистая, самая истинная вера, сгинула враз? Изничтожение веры нашей было сложным и долгим делом. Возрождение ее в виде цельном – дело куда более сложное и долгое. Всяк знает, что крушить чужое легче, чем творить свое.

Дабы возродилась вера наша во всей красе ее, нужно и много и мало. Нужно много времени, многой раздумий, много слов. Но нужно и мало – мало, но от каждого из нас. Тяга, нужна, к истинной вере, к святому источнику жизни и мудрости. Когда тысячи и тысячи нас обретут в себе эту истину, тогда солнце нашей веры вновь засияет над Святой Русью. Возродится вера предков наших! Нет в том и сомненья малого! Час торжества настанет и не будет больше презрения и унижения. А все те, кто глумился над нами и над верой нашей, обернутся прахом, а память о них порастет мхом. Нет хуже наказания, чем полное забвение. Это и есть небесная кара, воздаяние глупцам, нас хулящим. Все же, кто подымал веру из небытия, будут восславлены и чтимы в памяти потомков.

В свете огня языческой веры исчезнет всё, душе славянской чуждое. Сколь же славна станет Матушка Русь в то грядущее время! И не ждать того времени надо, а приближать его своими силами всяко. Вот до коле будет нам работы, браты…

 

3.

Некогда человек пошел в лес по дрова. «Так, - думал он, - нарублю дровишек, будет в доме огонь, сухо, тепло, поесть сготовлю…» Навострил топор посильней, выбрал подходящее дерево и стал топором помахивать. Сам рубит, а во все стороны щепки летят. Летят и летят: тяк-ляк, тяк-ляк! А человеку все слышится: мужик-дурак, мужик дурак! Остановился человек, призадумался да пригорюнился. «Уж если, - думает, - щепка малая меня дурнем считает, то что уж говорить про остальных?» Не стал дальше рубить дерево, а сел у его корней и стал плакать. Прошел день, прошел другой и еще были дни. Человек с голода совсем ослаб, топор заржавел. А подрубленное дерево от сильного ветра упало наконец-то и  придавило собой человека.

Так он и лежит, обессиленный веками, придавленный мертвым стволом, чуть жив. Может и смог бы он стряхнуть с себя ту гнилую колодину, да только все не идет у него из головы, что ему сказала щепка.

И не притча это вовсе, а самая что ни на есть горькая правда. Ходили некогда могучие войска русские воевать греков клятых. Да там и понаслушались сладких и лживых речей их о вере чужой. Воротившись назад, принесли с собой иные из них семена заразы в смущенных бесами умах. Выросла ядовитая поросль и на нашей земле. Ослабла вскоре под ее влиянием Русь. Погребла Русь гнилая Византия. И куда только девалась гордость славян? Новая вера то и дело талдычит каждому: ты слаб, ты немощен, ты раб, слушайся, молчи, повинуйся, покайся сам и всех прости.

Сильна была Великая Русь, не было земли могущественней нашей. И на тебе – пала на колена, послушав обманные звуки брехливой щепки!

Не довелось срубить до конца древо Византии и пережечь ее блага себе на пользу. Прежде мы силой брали с них дань, а теперь уж сколь веков сами им отдаем добровольно. Лежит теперь слабая Русь под гнетом гнилой роскоши Византии, щегольски разодетого трупа. Питается подачками, едва колупая сладковатую подкорковую слизь древа-Византии, и голос подать не смеет. Жизнь ли это? Стоит ли все еще верить в то, что сказала щепка?...

 

4.

Если ты кого-то ищешь, то и тебя, должно быть, кто-то ищет. Тогда стоит ли искать? Может просто следует сесть и подождать пока тебя найдут? А ну как не найдут вовсе? Или найдут да поздно? Или найдут да и выбросят за ненадобностью? Или найдут да не те? Лучше уж искать тогда самому и искать тех, кто тебе действительно нужен!

 

5.

Говорят – дуракам везет! Охотно верю и вы верьте. Этим ограниченным людям счастье само идет прямо в руки. Удача то и дело на их стороне. Да только, что им толку от того счастья, которого они не ценят и ни сберечь не могут, ни воспользоваться разумно не умеют? Не даром и присловье о том есть: «Дали дураку хер стеклянный. Век бы радоваться! А он и хер разбил и руки порезал!»

Не ценят дураки счастья того случайного и спускают его бездарно, ни за полушку. А после еще и сетуют – ах, счастья нет! Де, легко пришло, легко и ушло!

Хоть тень близкого счастья мелькает, как дураки либо прячутся, чтоб не задело, либо сразу прут со свиным рылом прям в самую середку калашного ряда. А счастье-то, раз! и улетело. И ни дураку, ни людям. О-хо-хо! Что ж вас так много, дураки? Из-за вас ведь и на простых людей счастья не хватает…

 

6.

Остановись, человек! Дай подумать себе и другим. Подумай, как премудро устроен мир! Как премудро устроен мир малый – человек! Ведь всё то – с целью какой! И душе человеческой суждена цель. Подумай, какая цель важна твоей душе? То ли зовет тебя в путь-дорогу? То ли? Ну, раз то, тогда ступай, человек, своею дорогой. Не глядючи на преграды, иди, куда зовет тебя.

 

7.

У камней нет души. А есть ли душа у человека с каменным сердцем? Должно быть и да, и нет. Она есть у него как данность, прилагающаяся к телу. Но ее и нет, ибо такой человек сух, не отзывчив, не душевен.

По смерти тела наши обратятся в прах, так зачем же еще при жизни быть им? Лелейте свое сокрытое, живите не только телом, но и душой! О том стоит позаботиться, а иначе о вас никто и не вспомнит после вашей смерти. На могиле будет торчать серый камень, и никто не будет знать в чью память он возложен. А сам камень ничего не скажет, даже если на нем будут буквы, ибо у камней нет души…

 

8.

Мнится мне предивный образ. В светелке Мокошь-Матушка за прялицей сидит. Тянется ниточка, тихо поскрипывает колесо прялочное. Рядом со Мокошью сидят две сестрицы ее, Доля с Недолею. Помогают ей, нити разбирают, узельцы вяжут, сучат пальчиками. Неторопливо течет их беседа при свете неугасимых лучин. Век бы любоваться на ту благолепость да что-то тревожится на сердце. Прядут ведь они нить не простую, прядут нить жизни человеческой. Твоей жизни…

Пристально следишь за руками умелиц. Вглядываешься в ниточку, уж больно тонка. Как бы Доля покрепче крутила, да как бы Недоля поменьше узлов вязала и нить не сорвала! Переживаешь, волнуешься. А зачем? Ни помочь Богиням ты не сможешь, ни, уж тем паче, помешать им. Богини творят свое рукоделие по воле Рода, и так уж суждено. Что спрядут тебе, то и сбудется. Сможешь узнать о предначертанном прежде, чем оно сбудется, знать сможешь той судьбины избегнуть. То в силах человеческих.

А пока просто любуйся их умелой работой, любуйся красой Богинь, дивись убранству светелки да узорчатой резьбе прялки.

Вертится-бежит колесо прялочки, тянется ниточка жизни. Пусть будет так, как будет. Успокаиваешься сердцем и духом. И все же – тонка ниточка, как бы не оборвалась! Нет, нет, да шепнут губы: «Не оборвись, ниточка! Не оборвись!...»

 

9.

Бывает, чаешь чего-то, ждешь, а того все нет и нет. Богам о том молишься. Но нет! Не случается то совершенно. Может то испытание от Богов какое?

Проверяют нас, сколь чиста вера наша? Боги испытуют о том, действительно ли мы истинно верим, чиста ли и честна ли вера? Достойны ли мы такого испытания? Выдюжим ли его? Ведь если не дается нам, то зачем того нам чаять и испрошать? Зачем тогда чтить и славить Богов, коли все одно ничего не сбывается в ответ?

Негоже так думать даже! Ибо в том и заключено то испытание – испытание веры. Если веришь ради веры, то тогда нет важности в том, сбудется или нет чаемое. Важна ведь лишь сама вера! А ежели веришь корысти ради, то тогда и настигнет тебя то испытание, и проверена будет твоя верность твоей вере. Есть ли тогда с чего роптать? Может быть и мысль такая даже не должна приходить? Дается по вере – значит добро веришь, а коли нет – знать, испытуют тебя Боги.

Кто не выдержит того испытания да возропщет и впадет в невежество и неблагочестие от Богов, тот отвергнут будет от веры нашей и расторжется его связание с предками, ибо не станут они блюсти изгоя.

Каково быть изгоем? Худо, вельми худо! Но может и то испытание от Богов какое?...

21 лютеня 4409 год от осн. Словенска Великого.

 

10.

Бескорыстный духом – духом же и богат, ибо в нем живет Правь Богов. Живущему подло – Навь награда, и богатство его – Навь есть. И тот груз сломит ему шею.

Не все кто беден, духом праведен, ибо и в таких селится Навь. И не всяк, кто богат, богат от Нави, ибо из них тоже есть ищущие Прави.

Всяк пусть сам разбирается по себе, чему он надлежит. Прави ли, Нави. Есть Правь и есть Навь. О том сказано достаточно, и нет нужды более еще говорить о том. Каждый сам в состоянии понять, куда влечет его течение.

Щедрость душевная – благо есть, но приобретается ли она по желанию? Попробуйте то и узнаете ответ. Пытаться познать пути Прави, то же Правь. Желать правдивого – значит касаться Прави Богов.

Правь не бывает малой или большой. Правь не может быть такой-то и ли другой. Правь не хуже того и не лучше другого. Но она бывает близко или далеко. Можно жить по Прави, или жить наперекор ей. Но коли по ней не жить, то может лучше и вовсе не жить? Кто знает?! Может быть…

Навь и Правь борются в нас. И мы всегда на распутье, ибо душа наша от Прави, но тело то – от Навья. Негоже отринуть того или иного, ибо без второй половины себя человек впадает в худость. Где Навь берет волю, там обретает человек скудоумие или злодушие и сребролюбие. А где Правь воздовлевает, там обретает иссушение души, немощь тела, хладость сознания. И те крайности все плохи. Абы избежать того, надо следовать Прави, не отвергая Навь, не отвергать ее, но пользуясь ей. Лишь при добром сочетании Прави со Навью, будет человеку полное добро и согласие. Помните то и разумейте.

1 березозола 4409 год от осн. Словенска Великого.

 

11.

Не спрашивайте меня, откуда берется справедливость и куда она девается. Справедливость, как ни крути, всего лишь некая условность. И, как всякая условность, она ненастояща. В ней нет веса, цвета, запаха и вкуса, к тому же и потрогать ее не возможно. Значит, она ничего не значит, ибо не существует. То, что один мнит справедливостью, для другого сущий произвол. Так всегда было и дальше будет. Справедливо ли то, что справедливости нет? Вопрос без ответа.

Справедливости ни много, ни мало, она ни цела, ни отдельна. Ее просто нет. Скажите, други, когда вы в последний раз встречали действительно и последовательно справедливого человека? Отвечу за себя – очень давно. Никогда.

Поэтому не говорите о справедливости, ибо в сем мире ее точно не видывали. Вещь она не существующая. Кто к вам испытывает приязнь, тот судит в вашу пользу, справедливо. А кого не любит, того справедливо осуждает. Так значит, если в вашу пользу судят – то это справедливость? А если в пользу супротивника – то это должно быть несправедливость? Но ведь для вашего противника, именно несправедливость – справедливость! Только вот нам ни к чему такая справедливость! Не так ли?! Уж лучше без нее?

Вот именно! Без нее лучше, ибо мы и так живем без оной и не тужим. Не надобно ждать высшей справедливости. Вдруг она окажется справедливостью для вашего супротивника! Что тогда?

Непредвзяты только наши родные Боги, и лишь Они могут судить о нас справедливым образом. Но только ту справедливость, последнюю и единственную, мы обретем каждый в свое время, а не сразу. Будет то потом, во окончании. И той справедливости, хотим мы или нет, мы не минуем. И это будет поистине справедливо!

 

12.

Замечали ли вы как различны меж собой внутреннее и внешнее? Это прямое подтверждение действия сил Прави и Нави. Под красивой личиной сколь убогой бывает суть! Зато под безобразной плотью может скрываться нежная душа. Это ли не диво?! Не стоит в таком случае довольствоваться внешним, а надлежит взыскивать внутреннего, глубинного.

Две силы лепят человека, две…

 

13.

Что иным нужно от нас? Они донимают вопросами глупыми и никчемными. Они спрашивают о том, что ни им, ни нам, не нужно, не потребно. Но, тем не менее, не отстают, продолжая донимать, даже если им то и объяснить. И вот, снова. Вопросы, вопросы. Вопросы ни о чем, несмотря на кажущуюся задушевность и внимательность. И что хуже всего – ведь и ответы им не нужны вовсе. Они их выслушают, но не примут и не поймут. Эти ответы дадут им возможность втянуть тебя в дальнейшую тягучую беседу, где будут снова звучать вопросы, такие же глупые, как и предыдущие, если не хуже. Зачем все это? Что им нужно от нас?

Давать умные ответы бесполезно, ибо им умности не надо, и им все равно, глупые они или умные, так как в любом случае они мнят себя умными чрезмерно. Себя разумным ответом не потешишь, только зря повторишь известное до оскомины. Давать глупые ответы – глупее некуда. Тем самым уподобишься спрашивающим глупцам, но вряд ли поймешь, зачем они спрашивают. И выйдет беседа глупцов с глупцом. Промолчать так же не лучше. Тогда начнут спрашивать: почему не отвечаешь, зачем молчишь? Молчание породит новые вопросы. А наиболее глупые из глупцов истолкуют молчание, как истину, выраженную безмолвием! Ты же вновь начнешь толпиться с глупцами в болоте «зачем» и «почему». Повторяться и повторяться. Все больше впадать в разрушение ума. Зачем же все это им нужно? Впрочем, это глупый и никчемный вопрос. И что предельно глупо – вопрос тот без ответа…

18 березозола 4410 года от осн. Словенска Великого.

 

14.

Никогда не престану я славу творить Трояну-Батюшке! Славу творю, как и все – всем Богам нашим. Ибо то - по вере. Но Трояну-Батюшке слава наособицу от нас, слава превеликая, от самых сокровенных глубин духа! Он вразумил нас и направил на путь истиноверия. Он - наш исток, и о Нем, о делах Его – все помыслы. Троян велик и славен, и то величие надлежит нам претворять в сем мире. Трояне-Батюшка своим покровительством не оставляет и благом наделяет чтящих. От Него – здрава, и спорость, и силушка!

Батюшка Трояне, Отче Небесный! Чтим бо Твои три лика лучезарны и зрим их! Зришь Ты на нас ласково и понимая. По Тебе все наши помыслы, Тебя славим и требы Тебе возносим во умах и во обрядах! Велик еси, Отче Трояне! Тебя славлю и величаю, и славить никогда не престану до смерти самой! Веди меня за собой по жизни, по пути Своему! И чтобы не было со мною, всегда трижды прославлю: Гой Троян есе! И пусть будет всегда так, пусть всегда вера в Тебя будет вести чтящих и владеть помышлением моим! Гой Троян есе!

19 березозола 4410 год от осн. Словенска Великого.

 

15.

 

Что от Богов даждено, а что не от Них? Нет двух смыслов в том вопрошании. Ибо ежели есть божественное во всем, то и Боги всему причина. И хорошее, и плохое, и всякое – от Них. Благое – от Богов Светлых, а худое – от Худых Богов. И иначе никак не мыслиться. Но как тогда связуемы веление, дажденное Богом, с деянием, творимым человеком, предопределенная судьба с выбором волей? Коли творит кто худое – от себя творит или от веления Худого Бога. И от себя, и от Чернобога – то многоразно складуемо в жизнях человеческих. Случай подвернется какой сотворить что худое и тем воспользовался, знать соблазнился поднесенным Чернобогом, искусился злом ли, властью ли. Коли зло мстишь, не справедливости, а лишь мести ради и ради упоения души, знать за руку тебя тянул Чернобог. А ежели взял Он тебя за руку, за так просто уже не отпустит. Сам Он лезет во душу, и по своей воле человек пускает беду в дом. Но та человечья склонность ко злу или слабина, Богами то предопределена. Ими все заложено в судьбе, что будет сбываться над тобой. Но как поступать там или тут, решать лишь самому. То Боги не предвестят вовсе. И ежели склонен кто к доброму, то не Богов за то следует благодарить, а самого человека. И ежель за злое порицать следует, то лишь человека, а не Чернобога, к тому склонившего.

И все сие так и есть. Но уразумейте: все сотворено Богами и все от Них. Человек так же от Богов, и его воля выбирать даждена именно Богами нашими. Так вот накрепко сплетены промеж себя и законная, определенная судьбина и свободный волей выбор деяния. Так предопределено от Богов наших на все века.

9 березозола 4410 года от осн. Словенска Великого.

 

16.

Вот вам Пекло самое! Вы никогда не видели очами своими такой тьмы. Пойдемте, я поведу вас в самое марево. С каждым шагом в глубь тьма та будет все гуще и гуще. И поначалу будет в ней рев и скрежет, и рокот от мучимых душ.  Но, все дальше – и звуки стихнут втуне помалу. А во самой пекельной глуби – тишь гробовая, неизреченная и невозможная. Но вот прислушайтесь! Слышите?! Слабо и редко что-то позвякивает в дали. И вновь стихло! Знать, есть тут кто-то и помимо нас, не пусто место сие, хотя и мертво. Кто есть здесь? Может того и не знать лучше? Но тогда зачем было идти сюда, как не ради того, что бы его узреть? Так узрите, или нет, почуйте его! То сам Кощей Подземельниче, Бог Разрушенья Великого! Закован он тут накрепко двенадцатью цепями железа наговоренного. Повешен в Небытии, абы мир стоял. Не навеки закован Кощей, ибо сорвет оковы свои все однажды ухватом одним и выйдет в свет бел, дабы разрушить его в крошево. Хоть и сорвется Кощеище, да не сам отнюдь, а помогут ему те, кто живут середь нас. Жизнью и делами своими помогут. Кто, зная на что идет, кто – идя за теми, кто знает, но скрывает.

Поминать Кощея следует, но николижды не славити его радеючи, ибо не творил он доброго миру ничего, но лишь затем грянул в мир, абы изломать его в донельзя. Не дать ему того должны мы сами, на Богов не оглядываючися, ни за чьи спины не прячась. Боги наши Кощея из мира нашего извели, в бой же последний с ним пойдут все как один! Н ныне и здесь, нам его обарывать надобно. Сами про то думайте и разумейте. А пока, прислушайтесь, как позвякивает в темени цепь, как беззвучно дышит злом смертетворый Кощей. Отплюньте тут трижды на леву сторону да примолвите: «Чур меня, нечиста сила! Чур меня!»

28 цветеня 4410 года от осн. Словенска Великого,

по дороге в Рыжгород речено.

 

17.

Ладно иные говорят и складно. Мед у них словно на языке. Да только ладно ли у них на языке? Может у них в нутре обретается червь грызущий, что и речет ладно да прелживо. А есть и такие, что хоть косноязыки донельзя, и слушать их не можно, да немалую мудрость при том рекут. Так по что их уста запечатаны? Может уста рекут то, что ум думает да руки не делают? А вот любо слушати тех, кто и речет словесами складными, и на душе у них ладно вполне, и сами они тако думают и тако в жизни делают. Не токмо слушати их любо, но и вторити за ними хочется, и поступать по тому, как говорят они. И вам бы, у кого червь во нутре да печати на устах, тех людей послушать, а не самим говорить. Не только себя слушайте, и вот, глядишь, извергнете червей своих нутряных да изломите печати с уст долой. И тогда все по правде заживем, согласно законам Сварожиим…

18 травня 4410 года от осн. Словенска Великого.

 

18.

То, что ищут все, найдет, может быть, один. То, что ищет один, быть может, уже кто-то давно нашел. А рассказы о том, что кто-то это что-то давно нашел, может быть, всего лишь, досужие россказни. Может быть, этот кто-то нашел не давно, а наоборот – недавно, сейчас. Может быть, этот кто-то не нашел, а потерял. Может быть этот кто-то – ты сам. Ты сам. Сейчас. Потерял.

И то, что ты потерял уже давно, ищут все. Но вопрос – кто найдет? Кто найдет первым, а кто последним? И найдет ли? И станешь ли ты искать вместе с ними? Потому как не известно – стоит ли? Может быть, любая находка – это потеря? А твоя потеря нашедшему – не находка?

А может быть все это лишь досужие россказни тем, кто никогда ничего не терял, предпочитая находить не терянное?..

10 грудня 4410 года от осн. Словенска Великого.

 

19.

О горе своем можно убиваться многажды. Но к чему? Горе-кручина гложет человека, ровно голодный пес кость. И пса того гнать надо! Гора от горы растет, и горе от горя прибывает. Кто горы плечом воротит, а кого и малое горюшко сломит, яко соломину. Ведомо, как горы одолевают – переходя через них, ногами попираючи. Вот и с горем надлежит поступать також – ногами попрать. Ибо не пережить надо горе, но преодолети! Взойди на кручину горную повыше, ухвати свое горе-злосчастье покрепче да в пропасть его! Вниз зашвырни окаянное со всего маху.

Как одолеешь горе свое – то и малое горе и великое, увидятся равно ничтожными, ибо горе преодолетое, душу не тревожит и скорби не творит. Так что, не время для стенаний нынче. Пора кручу себе присмотреть и в путь не медля…

11 лютня 4410 года от осн. Словенска Великого.

 

20.

Смеетесь? Смейтесь, ибо смех ваш безобиден, мал и пуст. Нет от оного ни вреда, ни, уж тем паче, пользы. Иное дело – смех великий! Смех над всем – и над малым, и над большим, над простым и над сложным весьма, над достойным и над незначимым. Сие уже не просто смех, сие – умение. Смех ради смеха, а не ради чего еще. Пустопорожний смех, чаще – издевка над, а смех великий – есть творение затейного во всем, ибо нет чего-либо, в сути своей, не смешного. Извлечь смех из несмешного – искусство не многих. Просто увидь, что в дело, сутью своей непростое, люди лишь играют, изображая занятость. На деле же – все прах, а потому и суета их и надменность, в зависимости от занимаемой должности, ни что иное, как корченье скоморохов! Разве не смешны их плясы и обманы?! Смех великий рушит, обнажает все их обманы-мороки, показуя, что и как есть без прикрас. И всякое действо видится чрез смех сей в крайне незатейливом виде, в виде, смеха достойном. Кто сей смех знает, тот всех разумней, ибо видит все со исподнего, где ни скрыть, ни утаить. Всё на смех идет, всё веселость балует. Слава тому из Богов, что смех сей исполнил достоинством единым – видеть всё иначе, чем все! Сие, хоть и обуза превеликая, но и благо. Благо не сего мира и не для сего мира… Попробуйте-ка, посмейтесь теперь, что получиться-то?..

12 грудня 4411 года от осн. Словенска Великого.

 

                                                                                   Влх. Богумил Мурин

Оставить отзыв


Защитный код
Обновить

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!