В полуденном лесу
на ветреном мысу
у Серпня на веснушчатом носу
всей шкурой чувствую   пока еще не осень
От каменных ключей
пробившийся ручей
овражком пробирается, ничей  
так жизнь уйдет в бега   не расшибется оземь.

Пронырливый, как бес,
он вьется через лес
в густой тени ореховых небес,
зеленой шапкой надвигает их на брови 
Живой струей полны,
мужчины в дни войны,
а женщины   в дни мира и весны
для жизни будущей теряют капли крови.

Не иссякает ток,
в нем камушки, песок,
и спелых ягод забродивший сок,
и лягушат снуют пупырчатые спины.
Когда Сварог скует
холодный, белый лёд,
живое пламя полоненных вод
целебной горечью вернет вон та рябина.
Поляны засеяны земляникой,
пригорки малинником тяжелы.
На склоне байки травлю с лешачихой,
сдирая с щеки наплывы смолы.

Малиниха в ход пустила когти,   
в царапинах голые руки до локтя.
Ах, сладость моя, мне в отместку с руки
скрутить багровеющие соски.

Раздолье   лесным бродягам и ворам!
По праву бесстыжих детей Земли
я ближню ягоду в рот   с разбором,
и алчно глазею на те, что вдали.

В медвежьем валежнике   полудрема,
алые кисти за каждым бугром.
Кругом иван-чай и крапива в заломах 
Прости уж, леший, за наглый погром!
Это облако
все еще видит Cолнце,
и ярко розовеет
на бирюзовом вечернем небе.
От него через озеро
тянется солнечная дорожка,
и от соседнего   еще одна.

Но они догорают, 
как угли оставленного костра.
И волны
становятся темно-стальными.
Лишь светлая дымка
высоко на стальном небе
все еще видит лучи.
И это пройдет.
Темнеет.

Я снова
останусь одна
этой ночью в лесу.
В объятиях цепких
истаявшей дольки Луны.
Солнце
в заре утонуло 
Я вслед свои страхи
бросаю
и в ночь новолуния
угли костра сохраню.

Подолом огня - оберег меня!

Из старинного заговора

Свежий ветер гонит волну,
да буруны свивает Вий.
Чур меня, чур мой дом, чур страну
от кликушества злых витий.

Чур снарядов, ножей и пуль,
отведи всяку срань и дрянь.
Спелой грушей падет июль
громовержцу в тяжкую длань.

Что коса в полон рос покос,
что волна о высокий брег  
свет из туч на бурливую Рось,
подолом огня   оберег.

Чтоб не Август взошел на трон
иль иной сиятельный шут,
а был Червень ликом червон,
да и Серпень с серпом не крут.

Белой рыбой в волны нырну,
паутинкой сверкну маня 
Чур меня, чур мой дом, чур страну,
Оберег   подолом огня!
Гроза в дубраве,
вслед призванию Перуна.
Явись во Славе,
Витязь вечно юный!

Гремит не втуне  
бродят молньи в хороводе.
Ярись, Перуне!

Не напрасно же в походе
месили грязь мы,
где болото застоялось,
где древле Клязьма
прихотливо извивалась.

Разбили кров свой
в мирном шествии без брани
к Руси Московской
с черемисского собранья.

В заволжских дебрях
освященный ломоть хлеба
сложили к дубу,
что скривлен ударом Неба.

По-над дубами
ходуном гуляет крыша.
Мотив громами,
слова молниями пишет.

Ко сну склоняясь
под раскаты грозной руны,
в шатре пеняю
примирительно Перуну:

«Во время свято
пред тобой склоняем выи.
Не тронь палаток
меж дубами вековыми.

Не бей дубравы
у глубокого оврага.
Тебе во славу
сотворим немало блага »
Мой фирменный поезд спешит на восток,
а Солнце стремится на запад.
Ты в путь отправляешь меня, как листок,
пружиня раскидистой лапой.

Я верю в слова,
я верю в свой путь,
причудливо свитый из петель.
Теснят дерева
на выдохе грудь,
а волосы путает ветер.

Мне волк предлагает прогулку и кров,
за этим таится иное.
И радужным облаком Древо Миров
визирует небо шальное.

Твой путь в небесах
ревниво следя,
Ярила ярится вне правил.
И сизый косяк
гусей-лебедей
вдогонку к востоку отправил.

Но тают за лесополоской они,
прикинувшись тучкой невинной,
как в ночи Купальной Русальчьи дни,
как след кислоты муравьиной.

Я Древа Небес
ладонь и исток,
я трепет возвышенной речи.
Мой поезд   экспресс
бежит на восток,
а Солнце   навстречу, навстречу.
Об этом не спеть   не могу,
пока наши платья - в крови.
Я памятник ставлю врагу.
Я дань отдаю Нелюбви.

Жестокостью звездной горю,
впервые вобрав этот свет.
И снова с тобой говорю,
хотя говорят - тебя нет.

Для тех, кто солидно правей,
кто кашки не любит земной  
загадка улыбки твоей  
улыбка загадки иной.

Ты мог бы прожить без седин,
как грозно крадущийся зверь.
Без света и тени   один.
Без тени и сгинул теперь.

Свою  роковую звезду
усердно учил недобру.
Как лошадь в тугую узду,
оргазма и боли игру.

Под ребра, в сплетение, в пах  
задумка была неплоха.
Ну кто весь садистский замах
вернул бы тебе без греха?

Над миром глубокая власть,
к невидимой пропасти сдвиг.
Ведь сетка тугая сплелась
и старший по крови настиг.

И тризна свершилась. Слезам  
не время. Пою как могу
хвалу победителям   нам
и тайную славу врагу.
Разум мутился ли, смерть ли косила
тех, кто ступал без оглядки на брег.
Я приближалась к источнику силы,
скупо в ладонях зажав оберег.

С полюсом холода в призрачном браке, 
без колебанья, без маски врага,
чтоб голоса, и виденья, и знаки
выпали ровно, как снег на снега.

В царской короне кромешная птаха
долю мгновенья висит над спиной,
призраком смутным врожденного страха,
что отыграется в жизни иной.

Девушки темной точеные груди,
лак эбонитовых полушаров,
грубый порыв вожделения будит.

Из закоулков забытых дворов
памяти древней, что дров несожженных,
стонет шершаво, ломаясь, кора.
Резким дрожанием сердца в ладонях
зов оберега: обратно, пора!
Мягкий туман
к Ночи царственной прянул на ложе.
Дремлет курган.
Что за сны ему снятся, Даждьбоже?

Есть ли тут кто,
или души давно улетели?
Чистым листом
поднялись удивленно с постели?

Где-то в ночи
шорох, рваная нить разговора.
Там   вя-ти-чи
с ворожбой, или крАдутся воры?

День перемен
и безвременья сумерки следом 
Что же взамен
вечных снов вы предложите Дедам?

Корни стеной
из старинных шеломов восходят,
ранней весной
в небо светлые души уводят.

По-верх гробов
и костей, на костре обожженных  
кроны дубов,
мощных лип и развесистых кленов.

Память жива
освященной легендою в дубе,
и дерева
отдают ее, если полюбят.

Небо лучи
поутру, как ларец, приоткрыли,
рано ключи
у Зари-Заряницы добыли.

Горстка друзей
Предкам чарку и хлеба предложит.
С ними отпей,
к дому путь укажи им, Даждьбоже!
Даждь свет.
Даждь дождь.
Даждь хлеб.
Даждь сень.

День будь.
Лес стань.
Сон стынь
сто лет.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 23.10.2009

Алексей Блинов (Бахарь) - Традиционное мировоззрение славян

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

Алексей Почерников - Введение в геомантию

Поиск

Журнал Родноверие