В день Народного единства, 4 ноября 1919 года, на 1 канале со всеми понтами показывали документальный фильм «Рюриковичи». Что было вполне в духе праздника. В целом идея правильная и фильм стал бы неплохим подспорьем для историков. Однако…

Оставим на совести авторов сценария фантазии на тему «Повести временных лет». Например, снова перепутали, следуя официальной линии, летописное слово «наряд» в «порядок».

Читаем у Даля:

Наряду нареч. на ряде, в голове, в начальниках. Сидеть наряду (где приходится рядить, судить) – не говорить: не могу; сел в старшины, так управляй толком. Кто у вас ныне наряду? Кто старшина?

То есть, у объединения славянских племен старшего не стало. Это обычно происходило, если не оставалось наследника по мужской линии. И обратились к заморской родне, варягам, Рюрику-Рарогу (соколу). И никакие это не были чужаки, а свои, родня.

Что за заморская родня?

– Жители Южной Балтики к востоку от Лабы! Их предки с гаплогруппой R1a, уже 5300 лет назад входили в ареал культуры шнуровой керамики.

Поэтому насторожили слова авторов фильма. Цитирую:

«Решили призвать племена себе чужака, не имеющего местных корней».

А с какой это стати, чужак вдруг должен был пользоваться таким сногсшибательным успехом у племен, для которых родство было не пустой звук? И эта фантазия выше всякого понимания.

И далее сценарист фильма устами актера безапелляционно добавляет:

Такого человека нашли за морем, в северной стране…. Наиболее обоснованная научная теория отождествляет первого русского князя с прославленным датским конунгом Рориком Ютландским, который исчезает с западных хроник на момент призвания князя славянскими племенами. Альтернативная версия о славянском происхождении Рюрика не выдерживает проверки по археологическим и лингвистическим данным. Не подтверждают этого и письменные источники.

Тут же возникает вопрос. Этот Рюрик Ютландский, может быть, просто отдал концы, и поэтому исчез из хроник. Зачем же его пристегивать к русской истории?

На этот счет В.В. Фомин приводит слова С. Герберштейна из «Записок о Московии», опрвергающие всякие домыслы о чужаках варягах:

Вагры «не только отличались могуществом, но и имели общие с русскими язык, обычаи и веру, то, по моему мнению, русским естественно было призвать себе государями вагров, иначе говоря, варягов, а не уступать власть чужеземцам, отличавшимся от них и верой, и обычаями, и языком».

Можно разобрать притянутую за уши режиссерами фильма версию. Причем, она не плод безудержной фантазии сценариста, а вполне себе официальная версия группы норманнистов в нашей истории. Эту версию бил Ломоносов, ее били сотни русских историков, по ней с успехом прошелся наш современник профессор В.В. Фомин [Начальная история Руси. М. 2008] и другие. Но она как нечистая сила: ее в дверь выставляют, а она в окно лезет.

По поводу аналогичной версии немца Г. Миллера в диссертации «О происхождении имени и народа российского» М. Ломоносов выразился вполне определенно:

Эту работу не публиковать, как вредную и лживую по отношению к русской истории, ее разобрать и не дать ей ходу.

Что было оформлено решением комиссии Академии наук. 

М.В. Ломоносов за работой

М.В. Ломоносов за работой

Видимо, эти слова великого ученого уместны и по отношению к авторам фильма, допускающим такое наплевательское отношение к своим зрителям, к своей истории. Хотя, повторюсь, у нас принято самого Ломоносова по плечу похлопать. И чем меньше знаний, тем с большей самоуверенностью.

Откуда же пошла эта вредоносная версия русской истории? В 1830-1840-х годах некий историк из Дерпта (ныне Тарту, а при основании русский город Юрьев) представил датского Рорика Ютландского, в качестве летописного Рюрика. Предыдущие попытки норманнистов связать Рюрика со шведами провалились. Как ни искали, «оказалось, что в именослове шведов это имя не числится» [Л.П. Грот]. Поэтому была сделана попытка выдать Рорика датского за какого-никакого скандинава. Кстати, некоторые исследователи подчеркивали, что и для Дании это имя необычно.

Более того, ни один скандинавский источник не говорит о варяжском конунге по имени Рюрик. В скандинавских сагах такого имени просто нет. Только во франкских хрониках, не имеющих никакого отношения к скандинавам, находят Рорика Ютландского. Но эти хроники никак не связаны с Русью.

Варяги, с которых русская летопись начинает государство Русь, были выходцами с южного берега Балтики. Но причем здесь скандинавы, так полюбившиеся создателям телефильма «Рюрик»?! Можно было бы сказать: «да бог с ними», если бы не та вредоносная идея, которую они снова поднимают на щит….

А. Кузьмин, в частности, писал:

В Германии в начале XVIII в. спорили о том, был ли Рюрик славянином или германцем, но ни у кого не было сомнений в том, что он и его братья вышли с южного берега Балтики, из района, где издавна жили славяне, смешавшиеся, как полагали, с германским населением. [Начало Руси].

В свое время река Неман в нижнем своем течении носила название Русь. На это обратил внимание еще М. Ломоносов. Позже это название перешло на один из рукавом Немана. С этой рекой он и связывал варягов-русь, пришедших, по преданию, в Новгород. Он также отождествлял славянский культ Перуна c литовским культом Перкуна. И указывал на родство литовских (прусского и курляндского) языков со славянскими. В легкоглядстве Ломоносова обвинить нельзя – у него на руках были древнейшие документы, которые «по странному стечению обстоятельств» после его смерти не сохранились, или были уничтожены. К чему приложил руку Фридрих Миллер после смерти великого русского ученого.

Главенство варягов-русов в ранней истории Руси выражалось в том, что славяне им выплачивали дань. Это тянулось вплоть до смерти Ярослава Мудрого. Можно понять киевских летописцев в их отношении к варягам, что выражалось в их неприязненном отношении. А вот, что касается языка общения, то в летописях нет никаких намеков на различия языков славян и варягов. Стоит обратить внимание на то также, что пришедшие с Рюриком варяги строили города с понятными славянскими названиями: Новгород, Изборск, Белоозеро.

А. Кузьмин:

В XV в. бежавший из Литвы в Москву неудачливый митрополит (литовский) Спиридон-Савва выступил со своеобразным переосмыслением варяжской легенды в том смысле, что Рюрик происходил от брата Августа Пруса. Эта идея получила развитие в «Сказании о князьях владимирских»….

Однако нигде, в том числе в Польше и Литве, не оспаривалось утверждение, что Рюрик с варягами вышли с южного берега Балтики, с территории между Вислой и Неманом. Именно этими данными оперировал, видимо, и Иван Грозный в споре со шведским королем. Шведские короли, как бы признавая ущербность своей генеалогии, усиленно искали своих «королевских» предков.

Оскорбительными были для шведского короля Юхана слова Ивна Грозного, который называл его «мужичьим родом». А ведь Юхан ссылался на какую-то генеалогию, упоминая при этом варягов Ярослава Мудрого. Иван Грозный явно обладал знаниями предшествующих поколений, еще не полностью сгоревшими в топке времен. Поэтому не соглашался с тем, что у шведов (свеев) за несколько сотен лет могли появиться короли. Князья были, а короли – это уж слишком.

«И мы того не слыхали, опричь Магнуша (Магнуса), который под Орешком был, и то был князь, а не король». [из А.Г. Кузьмина].

Я часто ссылаюсь на шведского ученого русского происхождения Лидию Павловну Грот. Она достаточно досконально прошерстила шведские исторические источники в архивах Швеции. И в 1997 г. в Кирове, по сведению А.Г. Кузьмина, разъяснила нашим норманнистам, что в шведской истории имени Рюрик не было.

Пройдясь по западным источникам, А. Кузьмин отметил, что в Европе это имя было известно и распространено. Уже до VII века было известно 5 Рюриков, 12 «Рориков» отмечено на территории Франции IX–XII веков. Он заключил, что это имя проще всего объяснить отражением племенного названия руриков, или рауриков. И племя так названо по имени реки Рур в Германии, притока Рейна. Кстати, в Средние века у Одера был приток Рурика.

О рюриках известно, что они во времена Юлия Цезаря покинули свои поселения, чтобы только не покоряться римлянам. Позже их стали звать «Рурики». Их рассеяние в начале эры по континенту способствовало распространению и этого имени. Их также стали сближать с названием ободритов Реригами. Что близко венедскому обозначению сокола – рарог. На Русь же это имя попало в кельтской огласовке – Рюрик.

Рюрика и первых русских князей упоминал юрист и историк Иоганн Фридрих Хемниц (1611-1686) в своей «Генеалогии королей, государей и герцогов Мекленбургских» Оригинал рукописи хранится в Главном земском архиве города Шверин в Германии. Известной рукопись стала, после публикации во втором томе знаменитого четырехтомного собрания Вестфалена, изданного в Лейпциге (1739-1745 гг.). В нем было сосредоточено большое собрание исторических источников и документов

Из статьи В. Меркулова «Рюрик в «Генеалогии» Иоганна Фридриха Хемница» на «Перформате.ру».

Из статьи В. Меркулова «Рюрик в «Генеалогии» Иоганна Фридриха Хемница» на «Перформате.ру».

По его генеалогии Рюрик и его братьями считались сыновьями Готлейба — ободритского князя, плененного и затем убитого в 808 г. датским королем Готфридом. Правда, названы там братьями Рюрика Сивар и Эрувар. Что подчеркивает независимость мекленбургских генеалогий от генеалогии Рюриковичей на Руси. Память о Рюрике, сыне Готлейба, жила этих землях долго. Кстати, В. Чивилихин в своей повести [«Память». М., 1982] вспоминал, что французский путешественник К. Мармье еще в XIX веке записывал эти генеалогии.

Стало быть, начало современной Средневековой (но не Древней) Руси (и не России) положил, как водится, князь Рюрик. Этот князь был сыном ободритского князя Годлиба, убитого датчанами в 808 г. Выше были изложены родственные отношения Рюрика внутри ободритской династии, которые не позволили ему, княжескому отпрыску, стать князем в Мекленбурге. Логичным поэтому, было призвание его Гостомыслом на княжение в Русь Новгородскую. Столь же логичным было согласие Рюрика на это предприятие.

С прихода Рюрика в Русь начинается современный этап истории Руси. Говорить о Древней Руси применительно к IX веку, когда вся Европа уже находилась в раннем Средневековье, по крайней мере, глупо. Кроме того, это не первый этап нашей государственности. Ибо до этого периода, видимо, существовал так называемый Великий Венедский союз, объединявший военной мощью другие славянские народы.

Был в русской историографии персонаж, которому мало уделяется внимания. Это был Г. Эверс, который писал:

«Рюриково самодержавие было неважно, поскольку государство здесь существовало и словом и делом до единодержавия Рюрика».

Немногие историки отваживаются на такое простое и логичное утверждение. Г. Эверс был современником (1781–1830 гг.) Ломоносова и Шлецера. Но будучи немцем, он был, скорее, русским ученым, так как работал для России. Он отверг все исторические и методологические построения немца Шлецера. Он также в какой то мре повлиял на русского историка 19 века С.М. Соловьев [История России с древнейших времен], который признавал позже, что это Эверс заставил его задуматься о русской истории

Столицей ободритского княжества прежде, до «онемечивания», был Микулин бор, позже Мекленбург, центром сорбов-лужитов также до «онемечивания», был Бранный бор, позже Бранденбург. О славяно-русских корнях этих «немецких» княжеств было известно всем.

Вот и в знаменитых «Генеалогических таблицах» Хюбнера династия русских князей начинает с Рюрика, потомка вендо-ободритских королей, пришедшего около 840 г. с братьями Синаусом и Трувором в Северо-Западную Русь. Так что сомнений относительно ободритского происхождения Рюрика быть не должно. А это означает, что Рюрик был вендом, варягом, ободритом, русом.

И что же мы видим на экране...?

Вот такие соображения по поводу фильма «Рюрик».

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

[видео]

Василий Бутров — Традиционная одежда

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 18.04.2010

[видео]

Велеслав — Духовное самопознание. Беседа четвёртая

Поиск

Журнал Родноверие