Присутствие скандинавов на территории Восточной Европы в период формирования Древнерусского государства - общепризнанный и установленный факт. Несмотря на то, что в последние два десятилетия возобновилась дискуссия т.н. «норманистов» и «антинорманистов», археологическое присутствие скандинавов прослеживается во всех крупнейших центрах формирующегося Древнерусского государства.

Более всего известны центры Северо-Запада: Старая Ладога, Рюриково Городице, Новгород Великий, в котором обнаружен большой пласт скандинавских древностей в древнейших слоях, а также Гнездово в Поднепровье и Тимерево в Верхнем Поволжье. Все эти пункты, безусловно, являются частями трансконтинентальных путей, известных как «Путь из варяг в греки», и Великого волжского пути. Проникновение скандинавов в Восточную Европу иногда начинается чуть ли не раньше славянской колонизации (нижние горизонты Старой Ладоги). Однако ожидать ли подобную военную, торговую и колонизационную активность в Суздальском Ополье, достаточно далеком от основных водных путей, пожалуй, не приходилось.

Само позднее (как считалось) проникновение сюда славян, архаичная политическая система (местные вожди, лишь номинально подчиненные Киеву) и охотничий уклад жизни местных финно-угорских племен, казалось бы, не давали возможности предполагать интерес скандинавов к данной территории. В общем-то, так считалось до сравнительно недавнего времени. Работы археологов в Суздальском Ополье последних 20 лет выделили сложную систему расселения, новые сухопутные торговые пути и достаточно сложную картину торговых и этно-религиозных отношений на данных территориях.

Внимание к скандинавским древностям во «владимирских курганах» проявил  ещё первый исследователь-археолог Суздальского Ополья граф А.С. Уваров, позднее в своих работах их отметили А.А. Спицын и В.А. Лапшин. При анализе всего массива находок было выделено 3 категории североевропейского присутствия: 1) особенности погребального обряда, 2) детали этнографического женского наряда, 3) религиозные языческие символы. Всё остальное в той или иной степени можно списать на пути передачи технологий, импорт или же иные пути появления вещей на данной территории. Безусловными маркерами также являются письменность (в данном случае руническая) и сообщения летописей.

cu71hwlqdew
Рис. 1. Пункты находок вещей скандинавского происхождения на памятниках Суздальского Ополья. 1 – Сунгирь, 2 – Васильково (селище), 3 – Васильково (могильник), 4 – Тарбаево, 5 – Гнездилово (селище и могильник), 6 – Вышеславское, 7 – Семеновское-Советское, 8 – Суздаль, 9 – Весь (селище и могильник), 10 – Большое Давыдовское, 11 – 12 – Шекшово (селище и могильник)

Наиболее интересными этническими маркерами скандинавского присутствия для нас здесь являются именно религиозные символы, причем, как будет ясно далее, не только языческие, но и христианские.

Наиболее полно скандинавские языческие амулеты на территории Древней Руси были рассмотрены в кандидатской диссертации Г.Л. Новиковой (Новикова, 1992), к сожалению, не опубликованной. И некий итог на современном этапе изучения данной категории находок был положен А.Е. Мусиным в статье 2012 года (Мусин, 2012), который обобщил известные факты, однако в определенной степени основное внимание уделив Северо-западу и Гнёздову. Мы постараемся, используя новые наработки А.Е. Мусина, посмотреть на те находки, которые были сделаны в Суздальском Ополье в последние десятилетия.

В последние десятилетия скандинавские (прежде всего) исследователи ушли от прямого толкования высокой скандинавской мифологии, известной нам прежде всего по письменным источникам (саги и Эдды), к «низовому язычеству». И оказалось, что кажущееся нам единое монолитное «скандинавское язычество» распадается на ряд региональных религиозных культов. В частности, почитание Тора характерно в основном для Средней Швеции и Дании, культ Фрейра сконцентрирован вокруг озера Меларен (Швеция), культ Одина же в большей степени распространен в Норвегии (здесь отмечены те регионы древней Скандинавии, выходцы из которых достоверно (по письменным источникам) являлись акторами политической и социальной истории Древней Руси). Не стоит также забывать весьма компактную группу шведских (скандинаво-финских?) выходцев с Аланских островов, очевидно осуществивших масштабную единовременную колонизационную активность в район Верхней Волги (Тимерево, Петрово, Михайловское) и, в том числе, частично – в районе Суздальского Ополья и Плещеева озера.

Среди наиболее известных категорий находок скандинавского язычества на Востоке выделяются следующие.

1. Молоточки Тора. Подвески Т – образной формы, чаще надетые на шейные гривны, но встречающиеся в слоях поселений и без них. Для Суздальского Ополья известны следующие находки: с. Весь (раскопки В.А. Лапшина и М.В. Седовой в 1980-е годы) – 2 подвески в виде «молоточков Тора» - одна выполнена из янтаря (Седова, 2001, Рис. 4, 14), вторая – из железа (Седова, 2001, Рис. 4, 19); с. Гнездилово  - железное кольцо с 3 привесками «молоточками Тора» (Седова, 2001, Рис. 4, 23) . Стоит отметить, что возвращение к исследованию курганного могильника около села Гнездилово в 2020 году дало новые подтверждения для интерпретации части захороненных там как скандинавов (Макаров и др., 2020).

2. Глиняные лапы и кольца. Обычно их связывают с культом бобра, основного промыслового животного в IX – XI вв.

В раскопках А.С. Уварова в XIX веке в Суздальском Ополье было исследовано в трех могильниках: в Шекшове, Веси и Васильках - около 10 лап и колец (Макаров и др. 2016).. В 2016 году были открыты новые находки в могильнике Шекшово (Макаров и др. 2016).

Культ бобра достаточно характерен для Северной Европы, но не является исключительно скандинавским. Более того, рискнем утверждать, что скорее этот культ был распространен среди автохтонного финского населения. Во многом это говорит и о том, что выходцы с Аландских островов, привнесшие этот культ в Северо-Восточную Русь, по всей вероятности, являлись финно-скандинавским субстратом.

Долгая дискуссия по вопросу: медведя это лапы или бобра - все же решается нами в пользу  бобра  как пушного промыслового животного, характерного и для финнов, и для скандинавов. Учитывая одномоментное движение носителей данной традиции с Аландских островов в Окско-Клязьминское междуречье (и Суздальское Ополье в т.ч.), мы все же склонны полагать, что глиняные слепки лап бобра, предназначенные для использования исключительно в погребальном обряде, - это явный маркер этнического скандинавского присутствия (дискуссию по вопросу см. Кураев 2000). Впрочем, сам автор, судя по последним публикациям, продолжает считать глиняные слепки лап отражением культа медведя, подчеркивая их скандинавскую принадлежность (Кураев, 2020). Не так давно в дискуссию вступил А.В. Курбатов, который на огромном массиве данных, как хронологическом (неолит – Позднее Средневековье) так и вещественном показал роль культа бобра в жизни населения Волго-Окского междуречья (Курбатов, 2020).

3. «Стерженьки Одина». В настоящее время подобный артефакт в Суздальском Ополье обнаружен только один, однако он настолько значим, что есть смысл написать о нем подробнее.

Мы в полной мере отдаем себе отчет в условности подобного названия и в гипотетичности интерпретации данного артефакта. Однако вслед за западными исследователями будем следовать подобному наименованию.

Предмет представляет собой кольцо, к которому прикреплены несколько стерженьков, интерпретируемые как жезлы.

Связь с Всеотцом Битв здесь следующая: Один в сагах предстает прежде всего как архетип не Воина, но Шамана. Шамана-Вождя, чьим отличительным символом является жезл.

Подобный амулет был обнаружен в культурном слое поселения Большое Давыдовское 2. Это бронзовое кольцо с тремя надетыми на него железными стерженьками (Макаров, Федорина, 2013. С. 233,Рис. 8. 16) Фигурки, интерпретируемые как изображения Одина, часто несут в своих руках помимо предметов вооружения еще и 1 или несколько жезлов (фигурки из Рибе, Кунгсангена, Бирки) (Мусин, 2012, Рис. 4. 6-8).

8onbxgefl e
Рис. 2. Предметы скандинавского происхождения, происходящие с территории Суздальского Ополья. 1. Подвеска с изображением дракона. Владимирская губ. Суздальский у., с. Васильки (По: Мурашева, Каинов, 2020) 2. Подвеска с изображением птицы. Владимирская губ. Суздальский у., с. Васильки (По: Мурашева, Каинов, 2020) 3. Подвеска Молоточек Тора. Владимирская обл., с. Весь. (По: Седова, 2001) 4. Крест-тельник «скандинавского типа». Владимирская губ. Суздальский у., курганы Паны за с. Весь (По: Мурашева, Каинов, 2020) 5. Амулет-топорик. Владимирская обл., Суздальский район, с. Вышеславское (По: Макаров и др, 2019) 6. Модель передней лапы бобра. Владимирская губ. Суздальский у., с. Васильки (По: Мурашева, Каинов, 2020) 7. Железное кольцо с тремя привесками – Молоточками Тора. Владимирская о., Суздальский р., с. Гнездилово (По: Седова, 2001) 8. Амулет в виде железного кольца со стержнями. Ивановская обл., Гаврилово-Посадский район, с. Большое Давыдовское (По: Макаров, Федорина, 2013) 9. Модель передней лапы бобра. Гаврилово-Посадский район, с. Шекшово (По: Макаров и др., 2017)

Также в Шекшово были обнаружены: ладьевидный браслет, овальная подвеска со стилизованным изображением переплетенного зверя, ножи с узким клиновидным лезвием – что, по мнению акад. Н.А. Макарова, «отражает присутствие в этом комплексе северо-западных компонентов» (Макаров и др., 2013, С. 232).

Кресты «скандинавского» типа. Продолжая учет предметов религиозного назначения невозможно не отметить равноконечные кресты с расширяющимися к концам ветвями стремя шариками (дисками) на концах, которые по меткому наименованию А.А. Спицина вошли в отечественную археологическую литературу под названием кресты «скандинавского» типа. Они являются древнейшими крестами на памятниках Суздальского Ополья, проникая сюда с X века, как предполагают исследователи, возможно, вместе с варягами – дружинниками, несшими службы в Византийской Империи. В суздальском Ополье известно 19 крестов, подобного типа, найденных как во время раскопок «владимирских» курганов А.С. Уваровым и П.С. Савельевым, так и в культурном слое поселений, обнаруженных в исследованиях последних лет Суздальской экспедиции. Происходят они из 11 селищ (Шекшово 2, Большое Давыдовское 2, Гнездилово 2, Суворотинское 8, Кубаево 7, Сунгирь, Торки 4, Карельская слободка 4, Вышеславское 3, Вышеславское 5, Семеновское-Советское 2), из культурного слоя города Суздаля, и из могильника Шекшово 9 (Макаров, Зайцева, 2020.С 348). 

В работе Н.А. Макарова также упомянуто, что производство подобных крестов могло быть налажено в землях Суздальского Ополья, но по всей вероятности импульс их возникновения можно связать со Скандинавией.

Среди прочих, уже рассматривавшихся неоднократно элементов североевропейского присутствия, можно отметить следующие категории вещей.

Кресаловидные подвески. Являются похожими на широко распространенные по всей Европе калачевидные кресала.

«Привеска, происходящая из Суздальского уезда (Васильки?), отличается от восточноевропейского и скандинавского материала многообразием орнаментальных приемов: серебряное поле украшения почти полностью покрыто пуансонным рисунком из кружков, треугольников и штрихов, ближайшие аналогии встречены в Гнездовском кургане, в кладе у д. Скадино, на Сарском городище, на о. Готланд и на территории материковой Швеции»

(Родина, 2003)

Щитообразные подвески. Их количество, обнаруженное во Владимирских курганах Суздальской округи, составляет на данный момент 50% всех восточноевропейских находок. Несмотря на то, что аналогии подобных украшений известны с территории Восточной (Гнёздово) и Северной Европы, находки из Владимирской земли уникальны по иконографическим данным, что, возможно, объясняется их местным производством. Во Владимирских курганах они встречены в с. Васильки, Городище, Куваево, Весь.

В кургане у села Весь обнаружена уникальная находка – изображение человека и двух птиц. По бокам две птицы с опущенными крыльями, обращенные клювами к голове человека. Существует ряд мнений, об этнической принадлежности и смысловой нагрузке изображения: одни видят здесь восточные мотивы (Т. Арне, И. Янссон), другие - А. Македонского с грифонами (П. Лундстрем, Б. А. Рыбаков, Л. А. Голубева), третьи - Одина со своими вещими воронами Хугином и Мунином (Г. Ф. Корзухина). Мы склонны присоединится к последней точке зрения, т.к. аналогии этой подвеске можно увидеть в находке литейной формы из Суздаля, украшенной руническими знаками, что явно даёт понять её скандинавскую принадлежность.

Миниатюрные топорики. Интересным, но не бесспорным, является мнение Ю.М. Лесмана, что миниатюрные топорики, находимые как в погребениях, так и в культурном слое средневековых селищ и городов так же являются скандинавским компонентом в древнерусской культуре (Лесман, 2014, С. 71 – 77). Отвергая их трактовку как символ почитания славянского бога-громовержца Перуна, предложенную В.П. Даркевичем (Даркевич, 1961), Ю.М. Лесман связывает их с детскими игрушками, но не простыми, а статусными – доступными только будущим дружинникам. Более того, отвергая их языческую природу, он приходит к весьма аргументированному выводу о том, что миниатюрные топорики это атрибут христианского святого – короля Норвегии Олафа. Соотнося складывание культа Св. Олафа именно в XI веке, с появлением подобных амулетов в древнерусских землях, Прибалтике и Скандинавии исследователь делает вывод о том: «весьма вероятно, в период своего возникновения или, по крайней мере распространения они ассоциировались с недавно канонизированным святым Олафом, что способствовало их популярности как в Скандинавии, так и на Руси» (Лесман, 2014. С.76). Подобные целые амулеты происходят из Суздаля и селищ суздальской округи. Из последних по времени находок можно назвать миниатюрный топорик происходящий с селища Вышеславское 12 (Макаров и др., 2019. С. 17. Рис. 6 – 5) и несколько топориков с циркульным орнаментом происходящих из культурного слоя селищ Тарбаево 5 и 6 (Макаров и др., 2015, С. 221).

Сведения, полученные при изучении материалов Владимирских курганов, подтверждаются также письменными источниками. Суздаль упоминается шесть раз в скандинавской литературе интересующего нас периода. Обусловлено это, прежде всего, обширными торговыми и династическими связями Северо-Восточной Руси со скандинавскими странами.

Об этом, в частности, свидетельствует «Сага о Хаконе Хаконарсоне»:

«Эгмунд из Спангхейма тоже остался и отправился на восток в Судрдаларики со своими слугами и товаром» (V.16.1), и «Там был также с ярлом конунг Андрес из Сурдалир, брат конунга Александра из Хольмгарда» (V.16.3)

В малодостоверной (из-за большого влияния фольклорных элементов) «Саге об Одде Стреле» Суздальская Земля упоминается в контексте правления в ней скандинавского конунга – «Эддвал звался конунг, он правил тем владением, которое называлось Сурсдаль» (X.4.10). Однако наиболее информативна для нас «Hauksbơk». Сочинение создано между 1320 и 1334 годами, однако, мы можем предположить, что первые списки были составлены в промежутке между серединой XII и серединой XIII века. Вот что пишет автор о Руси: «… которая называется Руссия, мы называем её Гардарики. Там такие главные города: Морамар, Ростова, Сурдалар, Хольмгард, Сюрнес, Гадар, Палтескья, Кэнугард.» Первые три города – Муром, Ростов и Суздаль – читаются вполне явно и отражают представления скандинавов о географии Северо-Восточной Руси.

Конечно, данный небольшой очерк не ставит перед собой цель ни произвести новых открытий, ни, тем более, собрать весь имеющийся на данный момент североевропейский материал из округи Суздаля. Это лишь скромная попытка познакомить нового читателя с тем фактом, что в период складывания полиэтничного древнерусского государства предприимчивые скандинавы доходили и оседали, в том числе, и в Суздале и его окрестностях. Впрочем, оговорюсь, что археология имеет дело лишь с артефактами, по сути являясь наукой немой. И, возможно, наши представления о реальности так же далеки от истины, как и на заре изучения суздальских древностей.

Список литературы

1. Даркевич В.П. Топор как символ Перуна в древнерусском язычестве // СА, №4. 1961. С. 91 – 102. 

2. Кураев И.В. Глиняные звериные лапы и кольца // blog.mediashm.ru/?p=3390 (Дата обращения: 01.10.2020) 

3. Кураев И.В. Погребения с глиняными лапами и кольцами из Ярославского Поволжья // Научное наследие А.П. Смирнова и современные проблемы археологии Волго-Камья. Материалы научной конференции. Труды ГИМ. Вып. 122. М., 2000.  

4. Курбатов А.В. Биоресурсы в древности: о месте бобра в материальной и духовной культуре Руси // Записки Института истории материальной культуры РАН. СПб.: ИИМК РАН, 2020. № 23. С. 119 – 131.

5. Лесман Ю.М. Скандинавский компонент древнерусской культуры // Stratum Plus. №5, 2014. Кишинев, С. 43 – 93.

6. Макаров Н.А., Зайцева Е.И., Угулава Н.Д. Раскопки могильника Шекшова в 2016 году (Дата обращения: 22.08. 2020). 

7. Макаров Н.А., Зайцева И.Е. Кресты «скандинавского типа» на памятниках Суздальского Ополья: новые находки // АВ: ИИМК РАН. Вып. 28. СПб., 2020. С. 347 – 365.

8.Макаров Н.А., Красникова А.М., Ерохин С.А. Вновь по следам раскопок А.С. Уварова: исследования могильника Гнездилово под Суздалем (Дата обращения: 01.09.2020).

9. Макаров Н.А., Красникова А.М., Зайцева И.Е. Средневековый могильник Шекшово в Суздальском Ополье: спустя 160 лет после раскопок А.С. Уварова // КСИА Вып. 230. 2013 г. С. 219 – 233.

10. Макаров Н.А., Федорина А.Н. Суздальская земля в IX – XI вв.: расселение, культура и балтийские связи // Археология балтийского региона / Под ред. Н.А. Макарова, А.В. Мастыковой, А.Н. Хохлова. – М. : ИА РАН; СПб. : Нестор-История, 2013. С. 223 – 240.

11. Макаров Н.А., Федорина А.Н., Шполянский С.В., Карпухин А.А., Кренке Н.А. Разведочные работы Суздальской экспедиции ИА РАН в 2010 – 2013 гг // АО 2010 – 2013 годов. М., : ИА РАН, 2015. С. 218 – 222.

12. Макаров Н.А., Шполянский С.В., Федорина А.Н., Угулава Н.Д. К изучению ближайшей округи средневекового Суздаля: исследования в верхнем течении р. Каменки в 2018 – 2019 гг. // АВСЗ. Вып.9. М., 2019. С. 7 – 29.

13. Мурашева В.В., Каинов С.Ю. Викинги. Путь на Восток. – М. : Исторический музей, 2020. – 192 с. : ил.

14. Мусин А.Е. Скандинавское язычество на востоке: общее и частное // Российский археологический ежегодник. №2, 2012, СПб., С. 555 – 602.

15. Новикова Г.Л. Скандинавские амулеты из Владимирских курганов. //Тезисы первых Уваровских чтений, Муром, 1990.

16. Родина М. Е. Международные связи северо-восточной Руси в X-XIV вв. (по материалам Ростова, Суздаля, Владимира и их округи) автореферат на соискание учёной степени кандидата исторических наук – специальность 07.00.06. –Москва, 2003.

17. Седова М.В. Украшения «городского типа» X – XI вв. из Суздаля и его округи // КСИА. Вып. 212. М., 2001. С. 23 – 33.

Список сокращений

КСИА – Краткие сообщения Института Археологии

АВСЗ – Археология Владимиро-Суздальской земли

АО – Археологические открытия

АВ – Археологические вести

ГИМ – Государственный исторический музей

СА – Советская археология

ИА РАН – Институт археологии Российской Академии Наук

ИИМК РАН – Институт истории материальной культуры Российской Академии Наук

Автор: Галкин Т.О., к.и.н., в.н.с. Музея – заповедника «Зарайский Кремль».

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 16.05.2009

[видео]

Василий Бутров — История традиционной культуры

Лекция школы "Русская Традиция" от 25.10.2009

[видео]

Богумил — Иной мир в представлениях славян

Поиск

Журнал Родноверие