В статье современного российского историка-медиевиста, археолога, антрополога, доктора исторических наук Владимира Яковлевича Петрухина (р. 1950), опубликованной в этнолингвистическом словаре «Славянские древности», читаем:

«СВЯТИЛИЩА, капища — обозначение культовых мест, на которых устанавливались идолы языческих богов. У восточных славян ни письменным источникам, ни археологии неизвестны языческие храмы. Древнейшее описание святилища принадлежит Ахмеду Ибн Фадлану, который видел его в Болгаре в 921/922 г. Русские купцы, прибывающие в Болгар, шли к С[вятилищу] на пристани, где стоял деревянный идол их высшего божества, вокруг — меньшие изображения „жен и детей“, позади идолов — длинные бревна, воткнутые в землю. Идолам подносили еду и набиз (алкогольный напиток), чтобы они способствовали выгодной торговле. После удачной торговли в жертву приносили овец и крупный рогатый скот, часть мяса оставляли возле идолов, на бревна вешали головы жертвенных животных.

Единственным древнерусским описанием С[вятилища] остается рассказ об установлении кумиров князем Владимиром в Киеве в П[овести] В[ременных] Л[ет] (под 980 г.): шесть кумиров во главе с Перуном были установлены на холме вне теремного двора (предполагается, что при Игоре в середине X в. кумир Перуна стоял прямо во дворе княжеского терема).

Предположения о С[вятилище] основывается преимущественно на археологических данных, хотя интерпретация археологических остатков как культовых сооружений подвергается серьезным сомнениям и пересмотру. Каменная вымостка, обнаруженная в Киеве дилетантскими раскопками В.В. Хвойки (1908) и считавшаяся капищем Перуна или даже Рода, не имеет точной датировки и документации, равно как и другое „капище“ с шестью или пятью выступами (для богов Владимирова пантеона?) на Владимирской улице, открытое в 1975 г. в подвале современного дома. В Перыни под Новгородом, которая стала соотноситься с местом капища Перуна лишь в поздних летописных и др. преданиях, открытые В.В. Седовым круглые ровики со следами огня напоминают остатки снивелированных погребальных насыпей — сопок.

Не менее дискуссионной остается интерпретация памятников XI–XIII вв. как языческих „городищ-святилищ“, сохраняющихся на юго-западных окраинах Древней Руси (святилища у горы Богит и др. на р. Збруч, Тернопольская обл., Украина) в условиях предполагаемого „двоеверия“ (И.П. Русанова, Б.А. Тимощук). Обнаруженные на городищах человеческие останки можно считать скорее свидетельствами военного разгрома (часть их датируется временем монгольского нашествия), чем жертвоприношениями.

Никаких культовых изображений, идолов и т.п. на „святилищах“ не обнаружено. На предполагаемых святилищах в Звенигороде (на р. Збруч) объектом культа мог быть опрокинутый камень, напоминающий антропоморфную стелу: это может быть связано со специальным уничтожением идолов, описанных летописью, — принявший крещение в Корсуни Владимир в 988 г. велел ниспровергнуть, изрубить или сжечь деревянные кумиры в Киеве, Перуна же волочить вниз к Днепру и спустить по реке к порогам — за пределы Русской земли. Ритуал сопровождался плачем язычников, так что в историографии сложилось представление о соответствии поругания идола фольклорным календарным действам, вроде символических похорон Масленицы, Купалы и т.п. календарных чучел, которые иногда выбрасывались в реку. Собственно текст Повести временных лет, описывающий „проводы Перуна“ в Киеве (равно как в Новгороде), восходит к „этикетному“ образцу летописи — описанию изгнания злодея Феврария (воплощение зимы — Февраля) из Рима в византийской „Хронике“ Георгия Амартола (один из источников русского летописания). Вместе с тем известные условия обнаружения редких языческих изваяний на Руси, возможно, свидетельствуют об историчности обряда низвержения в реку языческих кумиров, стоявших на С[вятилищах]. Вероятно, это относится к Збручскому идолу и менее известному каменному изваянию, обнаруженному при расчистке р. Шексны в округе древнерусского Белоозера. Массовыми культовыми сооружениями восточных славян были по преимуществу погребальные памятники — курганы, связанные с культом предков.

В отличие от вост. славян, у западных, прежде всего балтийских — сложилась храмовая архитектура и скульптура. Наиболее исследованным храмовым комплексом являются остатки деревянного храма в Гросс Радене (округ Шверин, Германия): прямоугольное здание из вертикальных плах, обшитых антропоморфными досками; центральная часть здания повреждена, внутри обнаружены черепа зубра, шести коней, два копья. Упоминания славянских каменных храмов с купольной архитектурой у некоторых арабских авторов (ал-Масуди и др., X в.) относятся к разряду литературных „диковинок“ и недостоверны. Раскопки на месте описанных западными хронистами храмов в Арконе и др. (о-в Рюген), Ретре (Ридегост, описанный как треугольный город с тремя воротами и святилище Сварожича в священном лесу), равно как в Щецине и Волине (святилище Винета, Польша) не дали результатов для детальной реконструкции. Титмар Мерзебургский (XI в.) упоминает также священную рощу Шкейтбар — „Святой бор“ (восточнее Лютцена, Германия), которую славяне почитали „как Бога“. Эти С[вятилища] были уничтожены в процессе христианизации» (цит. по изд.: Петрухин В.Я. Святилища // Славянские древности. Этнолингвистический словарь в 5 тт. / Под общ. ред. Н.И. Толстого. Институт славяноведения РАН. Т. 4. М.: Международные отношения; Институт славяноведения РАН, 2009. С. 582–584).

 Графическая реконструкция языческого святилища XI в. в Гросс-Радене (Groß Raden), Германия. Иллюстрация из книги: Słupecki L.P. Slavonic Pagan Sanctuaries. Warsaw, 1994. S. 102.

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 04.12.2009

[видео]

Велеслав — Славянская символика

Лекция школы "Русская Традиция" от 25.06.2009

[видео]

Феликс Эльдемуров — Славянское траволечение. Беседа вторая

Поиск

Журнал Родноверие