История Древнего Китая

Древнейшие царства

Современное название страны – "Китай" происходит от монголоязычного народа киданей, захватившего, и удерживавшего в конце 10 – начале 12 вв. н.э. северные районы страны. Сами китайцы называли свою страну Чжун Го – "Срединное государство", либо по названию одной из правящих династий. Языковеды именуют китайцев ханьцами. Ханьцы (или китайцы) образуют китайскую языковую группу, которая, вместе с тибето-бирманской группой, в свою очередь, формирует китайско-тибетскую языковую семью.

Древнекитайский этнос имеет сложносоставное происхождение. На Великой китайской равнине обитало множество народов, принадлежащих к разнообразным этническим группам. Решающую роль сыграло катастрофическое наводнение, вызванное разливом великой реки Хуанхэ. Два народа (“сто черноголовых семейств”) пошли по пути развития ирригации и, слившись, образовали древнекитайский этнос, другие (жуны) освоили горные районы. Со временем, противостояние вылилось в многовековую этническую войну.

Кроме позднейших источников, относительно историко-культурных процессов, происходивших в эпоху Шан Инь, мы располагаем определенными аутентичными сведениями. Это гадательные иероглифические тексты на черепаховых панцирях. Благодаря им, известно, что династия Шан Инь являлась типичным вариантом древневосточной деспотии.

Вероятно, развитие Китая могло бы уподобиться Египту и Месопотамии, но история совершила неожиданный поворот. На западе Великой равнине образовалось княжество Чжоу со смешанным китайско-варварским населением. Долгое время оно подчинялось Шан Инь, но в период междинастических усобиц правители Чжоу вмешались в борьбу за власть. В решающей битве знаменитые колесницы увязли в болоте и династия Шан Инь пала. Наступил период истории Чжоу.

Социально-политическая обстановка совершенно изменилась. Государство Чжоу отличалось столь высокой степенью децентрализации, что китайские ученые ХХ века назвали данный период развития “феодальным”. Разумеется, для историков-марксистов было лестно считать, что развитие их страны на два тысячелетия обогнало развитие Европы и Ближнего Востока. Однако, с позиций современного уровня науки становится ясным, что феодальный уклад (в широком понимании его значения) мог неоднократно возникать у разных народов на разных витках истории. По существу он представляет способ господства воинственных завоевателей над более многочисленным покоренным населением.

Время эпохи Чжоу характеризуется периодическими столкновениями между крупными китайскими феодалами, во время одного из которых был разрушен центр царства Чжоу – город Хао (в 770 г. до н.э.). Тогда царь Пин Ван перенес столицу на восток, в Лои. С этого момента власть чжоуских ванов приобрела номинальный характер.

Вторая половина времени династии Чжоу традиционной историографией Китая делится на два периода: "Ле го ("множество царств", 8 – 6 вв. до н.э.) и Чжань го ("воюющих царств", 5 – 3 вв. до н.э.).

Философские традиции

Период Ле го является чрезвычайно важным историческим периодом для развития китайской цивилизации. В эту эпоху были созданы главные философские учения страны, что для К. Ясперса послужило поводом для ее включения в так называемое "осевое время" человечества.

Моизм (в честь его основателя Мо Цзы) являлся идеологией некоторых городских кругов. Оценки моизма сильно разнятся. Иногда его называют "идеологией демократических городских кругов Китая", а Лев Гумилев охарактеризовал как "антисистему", (то есть в терминологии теории этногенеза учение с негативным, жизнеотрицающим мироощущением). Впрочем, обе характеристики, в сущности, не противоречат друг другу :)

Название другого учения – даосизм (основатель Лао Цзы) происходит от китайского термина Дао, что, приблизительно можно охарактеризовать как "путь", "закон". Вселенная имеет единое великое Дао, но каждое существо подчиняется и своему "маленькому" дао, находящемся в гармонии с главным. В связи с этим уместно вспомнить притчу о вэйском правителе и мяснике.

Правитель государства Вэй (одно из крупнейших княжеств, возникших на развалинах царства Чжоу) узнал, что в его владениях живет мясник, могущий разрубить тушу быка тремя ударами тесака. Правитель вызвал умельца ко двору. "Как достиг ты такого совершенства?" – "Я всю жизнь постигал дао быка". Далее мясник расказал, что чувствует внутренние пустоты в структуре туши и его тесак следует за ними.

Забавно, что похожим способом действовал и наш ударник производства Стаханов. Он учил молодых шахтеров, что в угольном пласте есть некие центры напряжения. Попади в такой центр отбойником – и пласт буквально взрывается. Как видно, Стаханов был стихийным "даосом" :)

Даосские (даосистские) наставники учили жить в гармонии с миром, еого Дао. Отсюда проповедь "недеяния". "Сиди спокойно у дверей своего дома, и ты увидишь, как мимо пронесут труп твоего врага". Кроме того, их учение включало многие черты натурфилософии. В средние века, даосизм большое внимание стал уделять достижению индивидуального бессмертия алхимическим способом, используя для этого сублимированную сексуальную энергию. По этому поводу уместно вспомнить, что европейские алхимики, хотя и акцентировали внимание на поиске золота, все же, в конечном счете, также стремились к достижению бессмертия в этом мире.

Другим великим китайским учением было конфуцианство (в честь основоположника Кун Цзы). В отличие от даосизма, конфуцианцы свое внимание сосредотачивали не на проблеме "человек и природа", но на "человек и общество", Крайне упрощенно можно сказать, что в основе учения Конфуция лежали два главных принципа: ли и жэнь.

Жэнь переводится как "гуманность". Применительно к китайской специфике это означает "поступай с другими так, как они поступают с тобой". Положа руку на сердце, большинство читателей согласится со справедливостью данного принципа :)

Ли означает "почтительность" и устанавливал характер взаимоотношений между людьми, их обязанности по отношению друг к другу. Причем, интересно, что на первом месте стоят обязанности по отношению к родственникам, а уже на втором – долг перед государством. Из чего видно, что, первоначально, конфуцианство выражало не цели формирующейся империи, а взгляды родового общества.

Подлинно "государственническим" было учение легистов. Легизм подразумевал подчинение личности интересам власти, которой придавалось демиургическое начало, организующее косную природу. В этом сквозила изрядная доля волюнтаризма и жестокости, но надо отметить реальную эффективность деятельности адептов учения.

Образование империи

История периода Ле го характеризовалась тем, что китайские княжества поглощали друг друга как клетки в биологическом растворе. Ситуация осложнялась и борьбой с некитайскими европеоидными племенами жунов, обитавшими по берегам великой реки Хуанхэ от желтого моря до Тибета. В конечном счете, осталось "семь гегемонов" Древнего Китая – Цинь, Чу, Чжао, Вэй, Хань, Ци, Янь. Каждый из его правителей принял чжоуский титул вана (царя). Эти-то царства и схватились между собой в следующий период истории – Чжань го.

Интересно сравнение истории Китая этого периода с историей Западной Европы 16 - 17 вв. н.э., сделанное Л.Н. Гумилевым. Царство Цинь, находящееся на западной окраине страны, военизированное, полуварварское, проникнутое жесткой доктриной легизма ученый сопоставил с Испанией (только что сломившей сопротивление арабов и берберов на Пиренейском полуострове) и орденом иезуитов ("цель оправдывает средства"). Ему противостояло южное аристократическое царство Чу, противопоставляя солдатчине рыцарскую доблесть и обаяние культуры. Чу Гумилев называет "китайской Францией". Три царства: Чжао (также обладавшее сильной реформированной армией), Вэй (наиболее многолюдное в древнем Китае) и Хань являли собой осколки некогда могущественного царства Цзинь. Они напоминают децентрализованную средневековую "Священную римскую империю германской нации". Восточное приморское царство Ци, обладавшее сильным флотом, товарно-денежной экономикой и, создавшее первую академию в Китае, Гумилев сравнивает с Англией. Наконец, заброшенное на северо-восток страны царство Янь можно уподобить Скандинавии.

Как известно, использовавшая доктрину ордена иезуитов Испания пыталась объединить под своей властью всю Европу – и проиграла. Царство Цинь же, руководствуясь принципами легизма (тотальная мобилизация населения в случае войны или жизненно важных работ, например, ирригационных; уничтожение знатности и назначение на должность за заслуги, которые, впрочем, могли покупаться; реформирование армии при замене бронзового оружия железным и устаревших боевых колесниц конницей) победило всех противников. В 221 г. до н.э. циньский царь Ин Чжэн принял титул императора ("хуанди"), и стал именоваться Цинь Ши Хуанди ("первый император династии Цинь"). Начался императорский период в истории Китая, продолжавшийся до начала двадцатого века.

В правление Цинь Ши Хуанди были проведены всепроникающие реформы, направленные на превращение страны в, как бы мы сказали, "унитарное государство". Была отстранена от управления старая знать, создана централизованная система управления при коллективной ответственности населения за проступки, унифицированы единицы мер и весов, оттеснены кочевники хунны на севере, завоеван некитайский тогда еще юг страны, построена Великая китайская стена (десятки тысяч башен!). Все это делалось, естественно, с изрядной жестокостью.

Итак, в Китае начался императорский период истории. Менялись династии (Хань, Цзинь, Вэй, Суй, Тан, Сун, Юань, Мин, Цин), а империя сохранялась (хотя иногда она распадалась на отдельные части или завоевывалась северными варварами (хуннами, сяньбийцами, киданями, чжурчженями, монголами, манчжурами). Но части державы снова срастались, а варвары окитаивались (что не мешало их последующему свержению).

Императорский период истории закончился в 1913 году буржуазной революцией в Китае. Иноземная манчжурская династия Цин была низложена, и в стране формально установилась президентская форма правления. Не стоит путать манчжурскую Цин с первой династией – Цинь (это как в римской истории – первый император – Август, последний – Августул).

Императорам вообще фатально не повезло в эти годы: в 1917 был свергнут российский император, в 1918 – германский и австро-венгерский. Но вскоре, Китай распался на владения отдельных генералов, и начались затяжные гражданские войны, осложненные японским вторжением.

В стране сложились две основные силы, представляющие два проекта развития. Во-первых, партия Гоминьдан, представляющая буржуазно-помещичьи круги и опиравшаяся на идеологию капиталистического модерна. Во вторых, Коммунистическая партия Китая, взявшая на вооружение также идеологию модерна, но в коммунистической редакции.

Интересно то, что идею восстановления традиционной империи не отстаивала ни одна серьезная сила! Дело в том, что "глобализация" (не как "свободный рынок", а как политическая взаимозависимость) уже стала фактом истории и ни одна реальная китайская группировка не могла бороться без внешней поддержки. Лидер Гоминьдана Чан Кай Ши ориентировался на Запад, в конечном счете США. Вождь китайских коммунистов Мао Цзэ Дун выбрал СССР. И не прогадал :). Китайская же империя внешним силам просто не была нужна.

В Советском Союзе, в период острой идеологической борьбы с Китаем, в адрес Мао Цзэ Дуна было выпущено много критических стрел. Но исторический факт состоит в том, что Первый вождь коммунистического Китая заложил основы мощного национального государства, и проводил совершенно самостоятельную политику. Он, несмотря на эксцессы, вырастил целую плеяду умных руководителей, которые проводят умелую политику, превращая Китай в потенциального лидера третьего тысячелетия. Какой контраст по сравнению с судьбой СССР!

Возвращаясь к династии Цинь, следует отметить, что ее порядки сочетали мощную власть государства с развитием торгово-ростовщического сословия. Это полностью противоречит нашему времени, когда во всем мире большой бизнес способствует "разрыхлению" государства, хотя и не стремится к его уничтожению. (Правда, в циньской державе последнее слово всегда оставалось за властелином, который умел заставить себя слушаться).

Глобальные нововведения императора вызвали сильнейшее недовольство, выразителями которого стали конфуцианцы, желавшие к тому же взять под свой контроль систему образования. Тогда против них выступил первый министр Ли Сы с памфлетом "они (конфуцианцы) восхваляют древность, чтобы порочить современность". После чего начались репрессии – 460 последователей Конфуция были закопаны в землю.

Однако установленный Цинь Ши Хуанди режим не пережил своего основателя. Сам великий император, все время опасавшийся террористического акта и постоянно менявший места ночлега, умер на 48 году жизни от нервного шока. Он был похоронен в великолепном склепе (в 1974 году открытом китайскими археологами), в окружении нескольких тысяч раскрашенных глиняных солдат в натуральную величину, конных и пеших.

Как водится, начались раздоры между сыновьями и "властными элитами". Ослаблением империи воспользовались ее враги. Вспыхнули восстания, наиболее успешными из которых руководили Сян Юй и Лю Бан.

Сян Юй, выходец из земель бывшего царства Чу, несмотря на свое простое происхождение, был проникнут аристократическими идеями. Он отыскал последнего потомка чуской династии, который пас овец и провозгласил его царем (сосредоточив, однако, всю полноту власти в собственных руках).

Лю Бан же являлся старостой одной из деревень на территории бывшего царства Хань. Партия работников, направляемых им на строительство Великой китайской стены, разбежалась. Согласно циньским законам, Лю Бану грозила смерть, и он, вполне в традиционном духе, поднял мятеж.

В отличие от Сян Юя, Лю Бан не обладал полководческим талантом. Зато он умел привлекать на службу способных людей. Так, его главным советником стал Сяо Хэ, а военачальником – Хань Юй. Лю Бан первым вошел в столицу Сяньян и пленил сына Цинь Ши Хуанди – Ер Ши Хуана ("Второго императора"). Тем не менее, Лю Бану пришлось уступить Сян Юю (войска которого, собственно, и выполнили главную работу по разгрому циньских армий) и удовольствоваться тем уделом, который тот ему пожаловал – Сычуанью.

Однако, будучи хорошим полководцем, Хань Юй оказался никуда не годным политиком. Он, с одной стороны, восстановил подобия древних царств, с другой – желал быть верховным правителем. Такая противоречивость вызвала мощное недовольство.

Тогда Лю Бан находясь в Сычуани (на востоке современного внутреннего Китая) начал действовать. Сычуань представляла естественную крепость, защищенную горами и реками, все мосты через которые он предусмотрительно разрушил, а по единственному уцелевшему пустил Хань Юя с войском и воззванием к населению. Хань Юй совершил стремительный бросок через северные районы Китай, всюду распространяя воззвание, которое было составлено Сяо Хэ столь грамотно, что всюду находило поддержку. Тем временем и сам Лю Бан с основными силами вступил в борьбу.

Сян Юй сделал все, что в человеческих силах, но не смог противостоять восставшей на него стране и погиб. Лю Бан стал основателем второй, и, пожалуй, самой великой императорской династии Китая в истории – династии Хань (названной так в честь древнего царства).

Династия Хань

Программа новой династии была следующей. "Земледелие суть основа государства, торговля и ремесла – его ветви. Правитель должен укреплять ствол, и ослаблять ветви". Исходя из этого, земледелие было объявлено наиболее важным занятием, торговцы и ростовщики лишились привилегий и всячески притеснялись. Родовая знать вернула некоторые свои права, но подлинная власть находилась в руках у многочисленных представителей новой династии и бюрократического аппарата.

Первые десятилетия правления новой династии ушли на подавление смут и борьбу с образовавшейся к северу от Китая кочевой державой Хунну. Для восстановления экономики страны была принята программа даосов, включавшая сокращение государственных расходов и снижение налогов на крестьян. Здесь надо иметь в виду, что в условиях, когда большинство населения само производит продукты потребления, подобные меры всегда приносят облегчение жизни. В современном же обществе, особенно с большим государственным сектором экономики и государственными же здравоохранением, образованием и т.д., снижение налогов ведет к падению уровня жизни больших социальных групп.

В империи же Хань росло население (достигнув цифры в 50 с лишним миллионов человек, которую Китай превысил лишь полтора тысячелетия спустя), все успешно развивалось, и, в то же время, уходило из-под контроля государства (аналогичная проблема стоит и перед коммунистическим руководством нынешнего Китая). Тогда, дабы не утратить влияние, императорское правительство стало вести исключительно активную политику, которая включала, прежде всего, серию внешних войн, но, также и отправку многочисленных экспедиций и посольств, сопровождаемых вооруженными отрядами и весьма дорогостоящими.

Таким образом, китайское правительство перешло от политики даосов к легистским методам управления. Но, постепенно, все большее влияние приобретали конфуцианцы, прозорливо стремившиеся к руководству системой образования. Теперь они, конечно, сильно изменились, вобрав в свою доктрину некоторые принципы легизма, и переориентировавшись с родовой знати на административный аппарат (границы между которыми, впрочем, в древних обществах были весьма нечеткими). В конечном счете, именно в эту эпоху, сложилась конфуциано-даосская, "дуалистическая" система духовной жизни Китая, которая, с некоторыми дополнениями (например, буддизмом) просуществовала потом более двух тысячелетий. Остальные же многочисленные течения древности постепенно исчезли.

Между активным, "государственническим" конфуцианством и инертным, "индивидуалистическим" даосизмом происходила, подчас, острая борьба (даосы бывали руководителями крестьянских восстаний). Но это была борьба в рамках единой системы, способствующая не распаду, а, наоборот, поддержанию единства.

Чиновник, находясь на государственной службе, совершено органично исповедывал принципы конфуцианства. Собственно, попасть на эту самую службу он и мог, лишь сдав конфуцианские экзамены, суть которых состояла в проверке знаний китайской классической (в основном конфуцианской же) литературы. Кстати этот принцип экзамена Европа заимствовала из Китая через страны Среднего Востока.

Когда же чиновник попадал в опалу ("выходил на пенсию"), он поселялся в своем поместье посреди живописных гор, и, предаваясь элегическим настроениям, сочинял стихи и изучал алхимию бессмертия.

Итак, мы закончили на образовании и возвышении династии Хань. Впереди у Китая были две тысячи лет бурной и блестящей истории. Но, "пестрый грохот равнины китайской" (Николай Гумилев), к сожалению, выходит за рамки нашей темы. Поэтому плавно перейдем к мифологии.

Сохранность китайской мифологии не очень хорошая. Это тем более обидно, что история страны зафиксирована буквально по дням – историография Китая не знает себе равных. Очень рано, древние мифологические тексты стали подвергаться конфуцианской переработке, толковавшей их в рационалистическом, аллегорическом смысле (в большей степени, персонажи и сюжеты китайской мифологии сохранились у даосов). Зооморфные образы начали заменяться антропоморфными. Так, например, богиня Сиванму ("Владычица Запада), изначально представлялась страшной, с клыками тигра (тигр – символ запада, дракон – востока). Позже, она преобразилась в прекрасную, тридцатилетнюю женщину.

Тем не менее, за змеем (драконом) удержалась положительная символика, которую этот образ утратил почти повсеместно (включая Египет и, отчасти, Индию). В этом сказываются древние черты китайской мифологии. Желтый дракон и поныне является символом страны.

Таким образом, мифологические сведения оказались разбросаны по многочисленным древним книгам. Позже, в Средние века, в Китае сложилась синкретическая народная мифология (наподобие синкретической религии римской империи), включавшая буддистские, даосские (даосистские) и многие древние сюжеты.

Мифы Древнего Китая

Творение мира. Основные боги китайского пантеона

Согласно китайской мифологии, изначально вселенная являлась хаосом, напоминая по форме куриное яйцо. Внутри яйца зародился всеобщий первопредок Паньгу. Он взял топор и разбил яйцо. Все легкое и чистое при этом поднялось вверх и образовало небо, а тяжелое и грязное опустилось, сформировав землю.

Затем Паньгу уперся ногами в землю, а головой в небо и принялся расти. Он рос, и вместе с ним росло расстояние между землей и небом, пока не стало таким, как сейчас. Перестав расти, Паньгу встал, подобно высочайшему столпу. И стоял, покуда не умер. "Вздох, вырвавшийся из его уст, сделался ветром и облаками, голос громом, левый глаз солнцем, правый луной, туловище с руками и ногами - четырьмя странами света и пятью знаменитыми горами, кровь - реками, жилы дорогами, плоть - почвой, волосы на голове и усы - звездами на небосклоне, кожа и волосы на теле травами, цветами и деревьями…" (Здесь и далее цитируется Юань Кэ. Мифы Древнего Китая. - М., 1987).

По земле, среди гор и деревьев, населенных зверями и птицами, бродил великий женский дух Нюйва (ее представляли с человеческим телом, птичьими ногами и змеиным хвостом). Людей еще не было тогда. Нюйва взяла горсть желтой глины и слепила одну маленькую фигурку, затем другую, третью. Фигурки ожили. То были первые люди. Однако, поняв, что наполнить таким способом мир человеческими существами будет непросто, Нюйва упростила свою работу. Она взяла веревку, опустила ее в болото, затем выдернула и стала стряхивать глину на землю. При этом, из каждого кусочка глины возникал человечек. Но и данный способ показался Нюйве малопроизводительным. Поэтому она установила форму брака, дабы люди сами продолжали свой род (слепленные вручную люди стали предками богатых и знатных, созданные же стряхиванием глины породили бедных и худородных).

Жизнь мирно текла на земле, пока великие духи - китайский дух огня Чжужун и китайский дух воды Гунгун (его мыслили змеем "с человеческим лицом", окруженным бесами и духами) вступили между собой в битву. Чжужун, восседавший на колеснице из облаков, запряженной двумя драконами, победил. С горя, Гунгун ударился головой о столб, подпирающий небо и тот сломался. От удара часть небосвода отвалилась, и космические воды хлынули на сушу.

Но богиня Нюйва не дремала. Она собрала камни различных цветов и заделала небо. Затем богиня убила черного дракона, избавив тем самым людей от гибели (возможно, этим драконом и был Гунгун, хотя, с другой стороны, известно, что он продолжал обитать в водной стихии в последующие времена).

После всех своих подвигов и добрых деяний, Нюйва села в колесницу грома, запряженную драконами, и поднялась к самому Небесному Владыке.

Из ряда источников мы знаем и о супруге Нюйвы - Фуси, культурном герое китайской мифологии, придумавшим разнообразные музыкальные инструменты (например, гусли), даровавшим людям огонь, и создавшем восемь триграмм, которые лежат в основе И Цзин - знаменитой гадательной "Книги Перемен" Китая.

Тем не менее, более могущественным духом в китайских мифах считался бог солнца Янь-ди ("Красный Государь"). Он также был весьма милостив к людям, научив их сеять злаки и давая им свет и тепло. Другим именем Янь-ди является Шэнь-нун ("Божественный Земледелец"). Представляли бога имеющим тело человека и голову быка.

Янь-ди был также великим китайским целителем. Есть легенда, что он умер, пробуя травы, в стремлении открывать все новые и новые лекарства ради блага людей.

Спустя некоторое время после Янь-ди, появился его брат - великий Хуан-ди ("желтый Владыка"), верховный бог Древнего Китая.

На горном хребте Куньлун стоял его прекрасный дворец, окруженный стенами и башнями. Во внутреннем дворике росли огромный рисовый колос, жемчужное, нефритовое, яшмовое и бирюзовое деревья. Но самым удивительным являлось дерево Цзяньму, напоминавшее каркас зонтика и соединявшее небо и землю.

Среди деревьев жили фениксы, орлы, драконы и чудовище Шижоу (в виде бычьей печени с парой маленьких глаз). Это Шижоу издавно служило любимой пищей мудрецов - сколько бы от него не отрезали кусков, потеря всегда восполнялась.

Хребет Куньлун окружали огненные горы, в пламени которых жила огромная мышь.

Всеми делами во дворце заведовал дух Луу (девятихвостый тигр с лицом человека). Ворота же стерег дух Кайминшоу с телом тигра и девятью человеческими головами.

По китайскому преданию, Хуан-ди был не только верховным владыкой, но и правителем центра. Здесь мы выходим на модель мира в мифах Китая. У каждой из четырех сторон света был свой особенный правитель. Востоком правил уже известный нам Фуси, а его помощником служил Гоуман (дух с квадратным лицом и телом птицы, с циркулем в руках). Восток отождествлялся с весной.

Правителем Юга был Янь-ди, а его помощником - дух огня Чжужун. Юг был страной лета.

Правителем Запада являлся Шаохао. Запад считался страной птиц. Все министры и подданные Шаохао были птицами. Запад считался местопребыванием осени

И, наконец, Севером правил Чжуаньсюй. Отец его имел лицо человека, рыло свиньи, чешуйчатое тело, сросшиеся ноги, кабаньи копыта. Вероятно, Чжуаньсюй имел сходный облик. В управлении ему помогал дух воды. Север воплощал зиму.

Битва Хуан-ди с Чию - гигантомахия в китайской мифологии

Хуан-ди боролся со мнигими правителями за лидерство, и победил, став владыкой центра.

Особенно упорным было противостояние с Янь-ди (китайский бог Солнца). Армии Желтого Владыки и Красного Государя сошлись в битве при Чжолу, которая была столь ожесточенной, что "палицы воинов, острые как волчьи зубы, плавали в потоках крови". Янь-ди потерпел поражение и отступил, однако возмутился его потомок Чию.

Чию - само воплощение мятежа в легендарной китайской истории. На лбу его рос крепкий и острый рог (иногда изображаемый как арбалет (ибо дух этот слыл изобретателем различных видов оружия и, возможно - боевых искусств), волосы же стояли дыбом, подобно мечам и трезубцам. У Чию были семьдесят два шестируких и четырехглазых брата с медными головами и коровьими копытами. Пищей им служили песок, камни и куски железа.

Итак, согласно мифам Китая, Чию поднял мятеж против самого Желтого Владыки, повелителя Центра и Неба, подстрекнув также и народ мяо и духов гор, рек и скал. Несмотря на то, что в армии Хуан-ди находились боги и духи четырех стран света, драконы, различные животные (бледно-желтые медведи с лошадиными головами, барсы, леопарды и тигры), сражение началось с преимуществом мятежников. Чию напустил колдовской туман, и в стане его противников возникло смятение. Тогда один из сановников Хуан-ди изобрел первый в мире компас (компас, кстати, продукт китайской культуры) и вывел воинов на свет.

Желтый Владыка велел большому крылатому дракону Инлуну наслать на мятежников ливень. Но Чию пригласил духов дождей и ветра и победил Инлуна. Тогда Хуан-ди призвал свою дочь, Деву Засухи и дожди прекратились.

Затем Желтый Владыка решил создать особый боевой барабан. Для этого, он велел изловить волшебного зверя Куя, обитавшего в Восточном море. Куй походил на пепельно-синего быка, без рогов и с одной ногой. Когда сей зверь ходил по морю, тотчас поднимался сильнейший ураган.

Итак, со зверя содрали шкуру и натянули на остов барабана. Палочки же сделали из костей бога грома Лэй-шэня (дракон с головой человека). Стал Хуан-ди бить в барабан, и в воинстве Чию началась паника.

На помощь мятежникам пришли великаны Куафу, со змеями, торчащими из ушей. Но и они не смогли противостоять хитрым стратегическим замыслам Желтого Владыки. Чию был схвачен и предан казни. А затем, по приказу Хуан-ди, его слуги перерезали дороги, ведущие на небо (дабы в будущем, никакой смутьян не дерзал посягнуть на верховную власть).

После великой победы воцарилось всеобще ликование. С неба спустилась Цань-шэнь - богиня шелководства (в виде гигантского шелковичного червя с лошадиной головой). Она преподнесла Хуан-ди в дар шелковичные нити.

Желтый Владыка совершил множество культурных деяний: научил людей строить дома, изготовлять лодки, делать котлы и горшки для пищи, плавить бронзовые зеркала. Наконец, для него настала пора покидать мир людей.

По приказу Хуан-ди был отлит огромный треножник и устроен великий пир. Внезапно, из облаков высунулся дракон в золотой чешуе и коснулся усом треножника. Хуан-ди воссел на дракона и вместе с другими божествами вознесся на небо. Стоявшие рядом правители и народ, также желая подняться за облака, стали цепляться за драконьи усы, но те, не выдержав, оборвались.

Легендарные китайские цари и герои

Согласно традиционной китайской историографии, одним из древнейших царей (ванов) являлся Яо. Он был настолько добрым правителем Древнего Китая и так заботился о народе, что сам жил хуже последнего бедняка.

У Яо был советник Гаояо (с лошадиной головой), отправлявший правосудие. Он так вершил тяжбы, что никогда не ошибался. А секрет был в том, что Гаояо имел специального однорогого барана, размером с медведя и покрытого зеленой шерстью. Увидев спорящих, баран тотчас бодал виновного.

Яо принадлежала также птица, похожая на петуха, но с двойными зрачками. При одном ее появлении злые бесы тотчас пускались бегством.

В правление Яо родился мудрый Шунь. Он, подобно чудесной птице, имел по два зрачка в каждом глазу (здесь уместно вспомнить, что в кельтской мифологии, многозрачковость - черта сверхъестественного существа). В детстве ему пришлось несладко. Мать Шуня рано умерла и отец женился вторично. Мачеха и сводный брат Сян ("Слон") всячески пытались сжить его со света. Тогда Шунь поселился отдельно и жил столь добродетельно, что заслужил всеобщее уважение. Сам правитель Яо выдал за него своих дочерей и сделал своим наследником.

Правление Яо было трудным. Миф рассказывает, что у Сихэ - жены верховного божества были десять сыновей-солнц. Они жили на огромном дереве и появлялись в мире поочередно. Но однажды десять солнц взошли на небо одновременно. Началась страшная засуха.

Яо вызвал колдунью Нюйчоу, знаменитую тем, что она разъезжала по миру на огромной рыбочерепахе, усыпанной шипами. Кроме того, у нее был громадный краб.

Колдунья встала посреди равнины и читала заклинания, вызывая дождь. Но недолго - жар десяти солнц убил ее.

Тогда-то, Верховный Владыка и послал на землю стрелка И. Вероятно, он хотел, чтобы тот слегка напугал и призвал к порядку его сыновей-солнц. Но И, увидев страдания народа, пришел в великий гнев.

Он стал поражать сыновей владыки из лука и с каждым егог метким выстрелом на землю падал огромный золотой ворон с тремя лапами. Это и были солнца. И убил девять солнц, он убил бы и десятое, если бы правитель Яо благоразумно не вытащил из его колчана последнюю стрелу.

После этого великого подвига И начал очищать землю от чудовищ, которые во время засухи спасались из горящих лесов и нападали на людей. Первым герой убил Яюя, имевшего тело быка, голову дракона и когти тигра.

Затем И сразил Цзочи ("Клык-бурав") - человека со звериной головой и торчащим из пасти огромным клыком. Цзочи был вооружен копьем и щитом, но против стрел И бессилен.

Далее герой победил чудовище Ицзюн - зверя с девятью головами, извергавшими огонь и воду.

И также одолел огромного феникса Дафэна, гигантского удава и громадного кабана.

Итак, божественный герой совершил семь великих подвигов. Но Небесный Владыка разгневался на него из-за гибели своих сыновей и лишил бессмертия.

Жена И, красавица Чанъе, тяжело переживала потерю бессмертия (наказание распространялось и на нее). Она стала упрекать супруга и тот начал вести бродячую жизнь.

Во время скитаний, И встретил Фу-Фэй. Дочь самого Фуси, ставшую женой бога реки Хуан-Хэ. Она была красивой и несчастной. Ее мужу Хэ-Бо (имевшему рыбий хвост и разъезжавшему на колеснице, запряженной драконами) каждый день приносили в жертву по красивой девушке, которую топили в реке.

Итак, Фу-Фэй и стрелок И обратили внимание друг на друга. Но слуги Хэ-Бо: черепаха, каракатица и дракон Чжуполун ("Крокодил-свинья") донесли об этом своему господину. Когда И катался в лодке вместе с Фу-Фэй, речной бог, приняв облик белого дракона, поднял огромные волны, желая утопить их. Однако герой, метким выстрелом из лука лишил Хэ-Бо левого глаза.

Все же, стрелок И вернулся домой к жене. Чанъе уговорила супруга добыть эликсир бессмертия, дабы после смерти не попасть в мрачное подземное царство.

Герой отправился к богине Си-Ванму ("Владычице Запада"). В древности, китайцы представляли Си-ванму женщиной с хвостом барса, зубами тигра и всклокоченными волосами. Три синие птицы прислуживали ей, принося в когтях пищу. Четвертая же, имевшая три лапы, выбрасывала из пещеры Владычицы кучи костей и шкур. (В средние века образ Си-ванму в китайской культуре претерпел разительные изменения - она стала восприниматься как прекрасная тридцатилетняя женщина).

У этой-то Си-ванму и росло дерево бессмертия. Преодолев все преграды, стрелок И пришел к богине. Та, почувствовав жалость к герою, вручила ему напиток бессмертия. И вернулся домой, но его жена тайно выпила все одна. Тотчас тело Чанъе стало легким, и она вознеслась на луну. Там красавица превратилась в жабу. С тех пор Чанъе и пребывает вечно на луне, в обществе нефритового зайца, вечно толкущего в ступке коричневое дерево бессмертия.

Интересно отметить, что в мифах ацтеков лунные пятна означают кролика. Возможно, здесь отражается общность происхождения культур Дальнего Востока и Центральной Америки. Это подтверждается и особенным почитанием змей в китайской и американской мифологиях.

После всего происшедшего характер И изменился, он стал обижать своих учеников и слуг и те убили его. Но люди думают, что после смерти герой превратился в духа, охраняющего людей от бесов.

После великой засухи в мире началось наводнение. Жители Поднебесной страдали не только из-за разлива вод, но и от опять размножившихся и вышедших из под контроля хищных зверей и чудовищ.

Тогда Яо воззвал к божественному Гуню - внуку самого Хуан-ди. Гунь умолял деда прекратить потоп, но тщетно. Сова и черная черепаха посоветовали Гуню добыть во дворце Сижан - саморастущую землю. При помощи Сижана, наводнение уже почти было побеждено, но Желтый Владыка, узнав об ослушании внука, приказал казнить его. Бог огня Чжужун, получив предписание, вспорол живот Гуню на Горе Птичьих Перьев и унес Сижан.

Но из распоротого живота вышел дракон. Это был Юй - сын Гуня. Сам же Гунь не умер, но превратился в желтого медведя и отправился на Запад.

Хуан-ди призадумался. "Ведь из распоротого чрева Гуня неожиданно появился Юй. А если вспороть Юя, то не породит ли он тоже какое-нибудь существо?".

Поэтому, когда Юй пришел к Желтому Владыке просить Сижан, чтобы продолжить дело отца, тот не стал противиться и даже послал на помощь дракона Инлуна.

"Получив повеление верховного правителя, Юй с Инлуном и другими большими и малыми драконами спустился на землю и начал борьбу с наводнением. Драконы должны были прокладывать путь воде: Инлун прокладывал путь главному потоку, остальные драконы - боковым". За Юем следовала большая черная черепаха с Сижаном на спине.

Против них выступил сам бог воды Гунгун (возможно, символизировавший силы хаоса в традиции Китая), но потерпел поражение.

Другие китайские боги помогали великому Юю. Хэ-бо подарил ему план борьбы с наводнением, нарисованный на камне. Фуси же поднес герою нефритовую пластинку, которой можно измерять небо и землю.

Юй усмирил потоп и победил чудовища, самым опасным из которых было Учжици. Оно напоминало обезьяну, имело зеленое туловище, белую голову, высокий лоб и низкую переносицу. Глаза Учжици испускали золотые лучи. Чудовище умело искусно вести разговоры и обладало силой девяти слонов.

После того, как Юй справился со стихией, правитель Шунь уступил ему престол. Великий герой стал родоначальником династии Ся - первой исторической династии Китая.

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 23.05.2009

[видео]

Алексей Почерников — Человек и природные системы

Лекция школы "Русская Традиция" от 10.10.2009

[видео]

Алексей Блинов (Бахарь) — Магическая символика

Поиск

Журнал Родноверие