Попытки философского, метафизического толкования мифа всегда сталкиваются с рядом проблем: миф не оперирует четко определёнными философскими категориями, мифические символы многогранны, туманны и контекстны, но в то же время чувственно насыщенны и осязаемы. Но это возможно, и, более того, необходимо. В качестве теоретико-методологического вступления процитирую Мирчу Элиаде ("Миф о вечном возвращении"):

«Совершенно очевидно, что метафизические концепции архаического общества не всегда получали теоретическую формулировку; но символ, миф, ритуал отображают с разных сторон и присущими им средствами сложную организацию связных представлений о высшей реальности вещей, которую можно рассматривать как составляющую некой метафизической системы. И основная наша задача состоит в том, чтобы понять глубинный смысл всех этих символов, мирков и ритуалов и переложить его на привычный нам язык. Разобравшись в исходном значении какого-либо мифа или архаического символа, необходимо признать, что это значение является результатом осмысления определенной картины мироздания и, как следствие, содержит в себе некоторые метафизические положения.»

Среди обитателей мифологического центра (в большинстве случаев это остров Буян) выделяется ряд особых персонажей, представленных в единственном числе, - "прародителей" и глав своих родов, структурно противопоставленных множеству их земных "потомков".

Идея первородства сочетается с главенством. Среди таких персонажей встречаются многие представители животного мира. Например:

Пчела (pаговор на посажение пчёл в улей) -
«<...> в зеленом кусте сидит матка, всем маткам старшая, сидит и держит семьдесят семь жал, а жалит непокорных пчел. А будет вы, пчелы, моим словам не покоритесь, сошлю я вас в Окиан-море, под зеленый куст, где сидит матка, всем маткам старшая <...>»

Змея (заговор от укуса змеи) -
«Змия Македоница! зачем ты, всем змиям старшая и большая, делаешь такие изъяны, кусаешь добрых людей. Собери ты своих теток и дядей, сестер и братьев, всех родных и чужих, вынь свое жало из греховного тела у раба такого-то <...>»

Птица (заговор охотника на уток, гусей, тетеревов) -
«На море на Окиане, на острове на Буяне, на зеленой осоке сидит птица, всем птицам старшая и большая, а держит она грамоту неписанную, и велит она всем птицам слетатися на такие-то озера и болота <...>»

А. Афанасьев писал об этих "жителях" острова Буяна:
«На острове Буяне <...> обретаются: и змея всем змеям старшая, и вещий ворон, всем воронам старший брат, который клюет огненного змея, и птица, всем птицам старшая и большая, с железным носом и медными когтями (напоминающая собой чудесную Стратим-птицу, всем птицам мать, что живет на океане-море и творит своими крыльями бурные ветры), и пчелиная матка, всем маткам старшая <...>. От них, по мнению народа, как от небесных матерей, произошли и все земные гады, птицы и насекомые.»

Такие конструкции, выделяющие главного представителя рода, известны и другим индоевропейским народам.
Скандинавы:

Речи Гримнира 44
«Дерево лучшее -
ясень Иггдрасиль,
лучший струг -
Скидбладнир,
лучший ас - Один,
лучший конь - Слейпнир,
лучший мост - Бильрёст,
скальд лучший - Браги
и ястреб - Хаброк,
а Гарм - лучший пес.»

О "потомстве" большинства перечисленных объектов неизвестно, но пример Одина показывает что идея "лучшего" и здесь созвучна идее старшинства и главенства (Один - предок всех асов и их глава).

Бундахишн (памятник иранского зороастризма):
«Белая антилопа, что держит голову опущенной, — глава коз, (она) первой (была создана) из этих видов. <Черная> темная овца с белой челюстью — глава овец, она была первой создана из этих видов. Верблюд с белыми коленями был создан (первым), он - глава верблюдов. Первым был создан черный бык с желтыми коленями, он — глава быков. Первой была сотворена белая лошадь с желтыми ушами, блестящей шерстью, белыми глазами, она — глава лошадей. Белый осел с кошачьими ногами — глава ослов <...>»

Позволим себе обширную цитату из классика этнологии – Тайлора – с любопытными типологическими сравнениями из мифологии американских индейцев, заканчивающимися важным для нас выводом о сходстве их поверий с учением Платона и мифологией русских народных заговров:
«В среде сравнительно цивилизованных перуанцев Акоста нашел другое учение о небесных архетипах. Говоря о звездных божествах, он замечает, что пастухи поклонялись некой звезде, по имени овца. Другая, носившая имя тигр, защищала их от нападений тигров и т. д. "Вообще они полагали, что все звери и птицы, живущие на земле, имели свой первообраз на небе, от которого зависело их размножение и процветание, и объясняли таким образом существование различных звезд, называемых Чакана, Топаторка, Мамана, Мицко, Микикираи и пр., приближаясь тем самым в некоторой степени к учению Платона об идеях".

Североамериканских индейцев также занимал вопрос об общих предках, или божествах видов. Один из миссионеров излагает их представления в том виде, как он нашел их в 1634 г.: "Они говорят, кроме того, что все животные каждого вида имеют старшего брата, который служит как бы началом и корнем всех других особей; этот старший брат удивительно силен и велик. Старший брат бобров, говорили они мне, может быть величиной с нашу хижину". Другое старинное сочинение говорит, что у них каждый вид животных имеет свой архетип, или первообраз, в стране душ. Там находится, например, "маниту", или архетип, всех быков, который одушевляет всех животных этого вида. Обращает на себя внимание совпадение подобных воззрений с идеями другой отдаленной народности: на Буяне, райском острове русского мифа, живет Змея, старейшая из всех змей, вещий Ворон, старший брат всех воронов, Птица, самая большая и старая из всех птиц, с железным клювом и медными когтями, и Пчелиная матка, старейшая из пчел. В сравнительно новом описании ирокезов у Моргана говорится об их вере в духа каждого вида деревьев и растений, например дуба, болиголова, клена, брусники, малины, мяты, табака.»

Но мифические прародители известны не только по заговорам. Известный духовный стих "Голубиная книга" в своей второй части посвящен перечислению таких же прародителей; но кроме представителей животного царства (рыба, зверь, птица), описываются и "предки" "неодушевленных" предметов - дерево, трава, камень, гора, церковь и т.д.

Специфика сильно христианизированного стиха переносит многих прародителей из Мифа и мифического пространства в Историю и на "землю обетованную", что, конечно, является поздним наслоением - в более архаичных заговорах эти же прародители оказываются в родном для них Ином мире, на острове Буяне.
На заговорном Буяне оказываются и Фавор-гора ("всем горам мати" по Гол.Кн.), и Кипарис ("всем древам мати"), и Алатырь ("всем камням мати"), и океан, и церковь св. Климента ("выходящая" посредине океана "всем морям мати").
Например:
«Пойду я, раб Божий, ко святу Окияну морю, есть свят остров там; на святее острову лежит белый камень Латер, на том камне стоит церковь папы Римского <...>»

Суммируя вышесказанное мы должны заключить следующее. На острове Буяне обитают прародители почти всех видов животных - насекомых (осы, пчелы..), рептилий (змеи), птиц, зверей, рыб и (по Голубиной книге), а также основных культовых предметов маркирующих мифологический центр - церковь, дерево, камень, гора, море/река.

Необходимо добавить что на острове Буяне также помещают "небесные силы" - ангелов, апостолов, святых, и прочих персонажей народно-христианского культа.
Например:
«<...> На море на кияне, на острове на Буяне, на камне Алатыри стоит дуб[14], на етим дубу 77 суков, на каждом суку 77 луков, сидит сам Господь Иисус Христос, Пречистая скорбящая Божия Матерь со ангелами, со архангелами, со всею небесною силою <...>»

Уместно будет привести следующее наблюдение:
«Народная фантазия заселяла остров прообразами существующих на земле представителей фауны. Лишенные конкретных характеристик, эти существа объединили в себе признаки всех существующих видов, являясь не конкретными животными, а "птицей вообще" или "змеей вообще". Возможно, в представлении славян от этих абстрактных зверей произошли (по закону "от общего к частному") все многообразные животные. Потому-то обитающие на Буяне создания и именуются "всем старшими и большими".» (с) Е. Дмитриева

Остров Буян, представляющий собой "территорию повышенной сакральности", населен обитателями и предметами божественными и/или являющимися прародителями/праобразами своих земных потомков/подобий.
Отсюда напрашивается вывод что Буян в сумме своих проявлений представляет собой мир идей ("родовых эйдосов"), а прародители - идеи соответствующих родов (насекомых, деревьев, камней и т.д.).

Насколько оправдано использование платонической терминологии/метафизики? Снова процитирую Мирчу Элиаде (про мифологическое 'архаичное' сознание):
«… эта "примитивная" онтология обладает платоновской структурой и Платон в этом случае мог бы рассматриваться как образцовый философ "первобытного склада ума", то есть как мыслитель, сумевший оценить с философской точки зрения способы существования и поведения людей на архаической стадии развития общества»

Метафизические выводы логически вытекающие из этого утверждения значительны, аналогии с платонизмом могут быть продолжены, но это выходит за пределы данной заметки.

Использованы:

М. Элиаде. Миф о вечном возвращении // http://phoebus.chronarda.ru
Е. Дмитриева. Где искать остров Буян? // http://nauka.relis.ru
М. Серяков. Голубиная книга М. Эксмо 2005
А.В. Юдин Ономастикон русских заговоров Москва 1997 // http://www.ruthenia.ru
А.Н. Афанасьев Поэтические воззрения славян на природу: В 3 т. М., 1865-1869 (репринт - М., 1994)
Сотворение основы (Бундахишн) // http://ashavan.narod.ru
Тайлор Э.Б. Первобытная культура // Политиздат, Москва, 1989.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 23.05.2009

[видео]

Алексей Почерников - Человек и природные системы

Лекция школы "Русская Традиция" от 06.06.2009

[видео]

Велеслав - Коло года. Беседа третья

Поиск

Журнал Родноверие