«Союз Венедов» (далее СВ) - одно из старейших на территории бывшего СССР объединений славянских неоязычников, отсчитывающее свою историю с 1990 г. Проследить длинную историю СВ, разобраться в его мировоззрении и особенностях, рассмотреть, чем группа живёт сегодня и предлагается читателю в данной статье.

В исследовательской литературе широко распространены несколько мифологем о СВ. Чтобы подтвердить или опровергнуть их, я встретился с одним из нынешних лидеров организации - Алексеем Борисовичем Тищенко - и взял у него большое интервью, которое (как аудиозапись из личного архива) я далее цитирую. Помимо этого я несколько раз на протяжении последних лет посетил лекторий и праздники СВ, в частности, отмечаемую группой в день весеннего равноденствия Масленицу.

История «Союза Венедов»

Отдельные попытки воссоздания в том или ином виде славянской религии можно искать в глубине десятилетий вплоть до XIX в. [Мачуда 2014: 102; Бесков 2017: 171-172], но первые структуры, существующие и по сей день, сформировались в кругу эмигрантов лишь во второй половине XX в.: в 1966 г. в украинской диаспоре Чикаго возникла одна из ныне успешнейших аналогичных организаций Украины «РУНВера» (от Рщна Украшська Нацюнальна Вiра) [Гайдуков 2016: 36]. Если же говорить собственно о нашей стране, то представляется, что «Союз Венедов» - если не самое старое вообще, то, во всяком случае, одно из первых подобных объединений.

В публикациях религиоведов о СВ общим местом стало положение, что уже в 1986 г. возник прототип организации: тайное «Общество волхвов» в Ленинграде [Гайдуков 2000: 40; Шнирельман 2012: 127]. А. Б. Тищенко относится к этому с сомнением: «это как легенда существует». У него нет никаких подтверждений данной информации, хотя и опровергать её он не видит особого смысла. По его мнению, «"Союз Венедов" как историко-культурное общество начинает свою историю с 1990 г. Если точнее, с 19 июня 1990-го», то есть за два дня до летнего солнцестояния. Впрочем, факта, что и до того существовала в какой-то форме «группа друзей, сторонников, единомышленников» он не отрицает, хотя уверен, что они себя «Обществом волхвов» точно не называли.

Основал СВ Виктор Николаевич Безверхий (1930-2000), кандидат философских наук, сторонник националистических взглядов, остро переживавший за судьбу русского народа, особенно после распада СССР. Свои искания в области славянской религии и истории он начал уже в 1970-е гг., и, будучи преподавателем философских дисциплин, имел немало учеников. Впрочем, советская цензура КГБ не всегда поощряла подобные искания, сделав ему в конце 1980-х гг. несколько предупреждений [Шнирельман 2012: 119-120]. Но с началом распада страны в 1990 г. В. Н. Безверхий провозгласил создание СВ, который с тех пор имеет непрерывную историю. На протяжении всей своей жизни В. Н. Безверхий был главным идеологом организации.

А. Б. Тищенко отмечает по меньшей мере 3 попытки официальной регистрации СВ как историко-культурного общества (и одна - как религиозной организации), наиболее ранняя из которых относится к 1991, а последняя - к 2001 г. Однако, власти отрицательно относились к этому: на СВ и его первом руководителе повис ярлык сторонников «фашизма», что, хотя и не соответствует истине, с трудом преодолевается в массовом сознании. Неудачными были и попытки преобразования группы в политическую структуру [Шнирельман 2012: 127-131, 159-161; Гайдуков 2000: 40-41]. В результате СВ так и не был официально зарегистрирован по сей день ни в каком статусе.

СВ выпускал ряд изданий: газету «Родные просторы», первый номер которой пришёлся уже на май 1990 г., журналы «Волхв» (1991-2002) [Гайдуков 2000: 40-41], газету «Ярь» (18 номеров с 2002 г., закрыта из-за отсутствия регистрации) и два выпуска журнала «Волх» (с 2008 г.). Правда, в настоящее время не издаётся ничего: некоторые авторы отошли от дел, а других уже не стало. Отдельные выпуски некоторых изданий можно найти в сети и библиотеках, впрочем, задачи оцифровать эти бумажные выпуски никогда не стояло.

Петербургская община насчитывает, по последним сведениям (апрель 2017 г.) 43 человека. Но у СВ есть несколько групп и за пределами Санкт-Петербурга. В настоящее время есть общины в Новгороде, Пскове, Самаре, Томске и в Кемеровской области [Саберов 2015: 11]. Впрочем, общее число сторонников СВ назвать затруднительно: за пределами Петербурга такой учёт не ведётся. Есть данные, что в 1993 г. в СВ входило 43 человека, в 1995 - более 200, в 1997 - 39, в 1998 - 47 [Шнирельман 2012: 130]1. Вероятно, столь существенный разброс может быть связан также со способом подсчёта.

Рассуждая о группах СВ по России, А. Б. Тищенко отмечает, что «при Безверхом их было больше, намного больше, где-то порядка 15 филиалов было за пределами Петербурга в 1990-е гг.». Уменьшение числа групп в СВ во многом связано с общим развитием славянского неоязычества: на местах постепенно появлялись крупные самостоятельные организации, сотрудничать с которыми удалённым от Петербурга группам было проще. В 1990-е же, когда неоязыческое движение было ещё слабо организовано, немногочисленные пока ранние объединения вроде СВ были центром притяжения и основой для координации разрозненных и порой удалённых географически обществ. В частности, по мере укрепления ориентированного на центральную Россию «Союза Славянских Общин» (ССО СРВ) многие организации, прежде входящие в СВ, перешли, по приглашению В. С. Казакова, в это объединение. К тому же, ССО СРВ акцентировался именно на религиозном объединении, что, как будет сказано ниже, не являлось самоцелью для СВ.

С этим же связаны многие прежние контакты СВ. Это сейчас есть крупные неоязыческие объединения и понимание многих структурных особенностей славянского движения, говорит А. Б. Тищенко, но совсем иначе было в 1990-е гг. «В то время мы радовались любому проявлению язычества». Именно с этим связана поддержка в 1990-е гг. лидера крупной на рубеже ХХ-ХХ1 вв. общины «инглингов» А. Ю. Хиневича, который «был принят в "почётные венеды"» [Шнирельман 2012: 202]; было сделано и «несколько даже перепечаток» отдельных материалов группы. Между тем нельзя говорить о полноценном сотрудничестве, общности идей и тем более принятии «Славяно-Арийских Вед» (в основном созданных А. Ю. Хиневичем и выданных им за древние тексты). Публикации у СВ были для Хиневича одним из стимулов для самостоятельных изданий.

Некоторым образом связана с СВ и биография известного волхва Богумила Мурина (Гасанова). «Он сам проявил к нам интерес», говорит А. Б. Тищенко, рассказав о знакомстве и общении Богумила с Безверхим. «Тесные контакты» Богумила с «Союзом Венедов» в середине 1990-х гг. отмечает В. А. Шнирельман [Шнирельман 2012: 187]. Богумил Мурин публиковался в «Родных просторах», и, как сообщил мне в личном общении, был представителем СВ в своём округе, а его община «Триглав» входила в объединение СВ в 1994-1997 годах. По словам Богумила, вместе с общиной из участия в СВ он «вышел, когда создавали ССО, так как в двух организациях состоять странно»; «Триглав» и Богумил входили в число создателей ССО СРВ. Однако, в 1998 г. «Триглав» покинул и ССО, став одним из столпов другого крупного родноверческого объединения - «Велесов круг» (создан в 1999-2000 гг.), действительно акцентированном на центральной России2.

1 А. В. Гайдуков отмечает, опираясь на сведения из газеты «Родные просторы» (1995 г., № 2), что в 1995 г. в СВ насчитывалось 232 человека [Гайдуков 2000: 41].

В то же время, А. Б. Тищенко совершенно по-иному, нежели В. А. Шнирельман, смотрит на связь с СВ лидера другого крупного петербургского движения «Схорон еж Словен» (далее СеС) - Владимира Голякова (Богумила II). В. А. Шнирельман пишет, что В. Ю. «Голяков вышел из круга упоминавшихся выше венедов в результате раскола, уведя с собой молодёжь» в созданную в 1997 г. общину СеС [Шнирельман 2012: 131]. Но на самом деле «он и был самостоятельным изначально. Просто ему нужен был пиар, который он нашёл у Безверхого», отмечает А. Б. Тищенко. «У него и до этого была маленькая группка», но «он никогда не был членом "Союза Венедов"» и «его амбиции были гораздо выше». При помощи СВ ему удалось некоторым образом увеличить свою популярность на раннем этапе: на базе кооператива В. Н. Безверхого он провёл свои семинары, а на базе журнала «Волхв» издал (на свои средства) «родовой трактат "Солнцеворот"», часть тиража которого на безвозмездной основе была передана СВ и распространялась последним среди интересующихся. Его предложение о переименовании СВ в «Союз Венедов и Древлян» было временно принято В. Н. Безверхим [Гайдуков 2000: 40] в качестве опыта: «он очень любил эксперименты». Когда стало ясно, что название не прижилось, «через какое-то короткое время про древлян забыли. Даже не публиковали, что переименовались обратно - просто сделали вид, что забыли», говорит А. Б. Тищенко. Подобным же образом ошибался В. А. Шнирельман относительно разделения СВ в 1991 г. на белых, золотых и чёрных Венедов, трактуя его как раскол [Шнирельман 2012: 128]. «Никаких расколов не было. Это структурное изменение, которое придумал Безверхий» дабы разделить общину на группы в соответствии с их интересами и жизненной позицией - отмечает А. Б. Тищенко.

Ещё одно связанное с СВ ныне существующее родноверческое движение - общество «Солнцеворот» под руководством Артёма Талакина. «В 1990-х годах они примкнули к нам», причём «они в то время считались как община при СВ». Хотя в 2000 г. община отделилась от движения СВ, «они существуют по сегодняшний день. Они себя тоже считают идейными наследниками Безверхого», по его наработкам проводят праздники и иногда организуют лекции. В настоящее время на собственной земле (также Северо-Западный федеральный округ) они создают святилище. У «Солнцеворота» есть филиалы в нескольких городах России.

Любопытную историю рассказал А. Б. Тищенко о «Велесовой книге». В советское время многие издания были недоступны, и хотя ранние отечественные статьи по «Велесовой книге» появились ещё в 1960-е , саму её в СССР среди широкого читателя знали лишь буквально на уровне слухов. Однако в 1989 г., ещё до появления СВ, В. Н. Безверхому удалось связаться с наследниками эмигранта Б. А. Ребиндера (1909-1987), автора книги на французском «Жизнь и религия славян по "Влесовой книге"»4 и получить от них экземпляр памятника в переводе на русский самого Ребиндера. Перепечатав его, В. Н. Безверхий издал первый в СССР (1990 г.) тираж «Велесовой книги» числом 300 экземпляров. В то время сущность и происхождение этой работы были практически неизвестны, и интерес к ней носил научный характер: памятник необходимо было донести до читателя и исследовать. Примерно в то же время и с той же целью «Велесова книга» была изучена и опубликована великим учёным, доктором филологических наук О. В. Твороговым, соратником Д. С. Лихачёва, одним из столпов академической науки в области древнерусской литературы (к которой «Велесова книга», подделка 1950-х гг., как окончательно и доказал О. В. Творогов, разумеется не относится [Творогов 1990]). И в дальнейшем большое внимание СВ было посвящено изучению «Велесовой книги», в некоторой степени повлиявшей на терминологию В. Н. Безверхого.

2 Если у СВ из 6 общин 3 привязаны к Северо-Западному федеральному округу, то у «Велесова круга» из 9 общин 7 относятся к Центральному и Приволжскому округам [Саберов 2015: 12].

3 «Первое упоминание о ней относится ещё к 1960 г., когда в научном журнале "Вопросы языкознания" была опубликована статья лингвиста и палеографа Л. П. Жуковской "Поддельная докириллическая рукопись"», отмечает О. В. Творогов [Творогов 2004 а: 6].

4 Rehbindег B. Vie et religion des slaves le livre de Vles. - Paris, 1980. Именно Б. А. Ребиндер из Франции в 1980-е гг. «прислал в Отдел древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР необходимые материалы, выразив горячую заинтересованность в их объективном анализе», что позволило советским учёным впервые исследовать весь текст памятника [Творогов 2004 б: 48].

С самого начала СВ акцентировал свою деятельность в трёх основных направлениях: 1) Проведение праздников, таких как Масленица, Купала и т. д., с привязкой к равноденствиям и солнцестояниям. И сегодня эти мероприятия собирают десятки человек; 2) Лекторий - по сей день регулярно проводятся встречи по самой различной тематике, зачастую вовсе не связанной с религией. Помимо этого, СВ поддерживает связи со многими организациями, проводящими концерты, выступления, семинары и т. д.; 3) Выпуск печатных изданий, которые играли важную роль до недавнего времени, когда, как отмечалось, они перестали выходить.

Мировоззрение «Союза Венедов»

Нынешний руководитель общины А. Б. Тищенко подчёркивает, что СВ по преимуществу никогда не являлся религиозной общиной: «мы существовали всегда как историко-культурное общество». По его словам, В. Н. Безверхий «не ставил во главу угла задачу возрождения язычества» - он лишь искал «те идеи для современного общества, которые дадут развитие». В то же время язычество - это та историческая база, в которой логично искать основы народной, не заимствованной культуры. Хотя основатель СВ и считал официальное христианство не подходящим для славян, однако, «не критиковал народное православие», и искал стоящие идеи даже в коммунистической идеологии. Возникший после распада СССР «вакуум идей» он стремился заполнить какой-то новой силой, идущей на пользу обществу.

Однако идея язычества - «это платформа», она «наиболее наглядная», и А. Б. Тищенко не отрицает, что внешнее восприятие СВ как родноверческой общины - характерно и обычно. Как религиозную группу видят СВ и исследователи, и люди, посещающие праздники и другие мероприятия. Но в основе мировоззрения СВ лежит научное познание. Впрочем, едва ли языческое мировосприятие должно ему противоречить: в языческом мире возникли и получили значительное развитие многие науки.

Взглядам В. Н. Безверхого - «Деда Остромысла» - целиком посвящён объёмный первый выпуск журнала «Волх» [Волх 2008]5, который А. Б. Тищенко любезно презентовал мне после интервью. Постараюсь вкратце отметить его основные идеи. Вселенная бесконечна и извечна: у ней нет временного начала и ей не грозит конец [Волх 2008: 76-77]. В основе мироздания стоит Природа, «в которой нет антропоморфного Творца, ибо и Богов творит Природа» [Волх 2008: 3]. Многообразие божеств объясняется так: каждое «новое имя, атрибут одного и того же «Единого Существа» <...>, олицетворение творящей Природы» [Волх 2008: 5]. Таким образом, славяне почитали «единого бога Сварога в его различных ипостасях: Перуна - бога войны, Дажбога - бога света, Велеса - бога скота, земледелия и искусств, Хорса - бога Солнца и др.» [Волх 2008: 42]. Христианство же для славян -«чужеверие», насаждённое силой [Волх 2008: 171].

Дед Остромысл уверен, что «в мире очень много непознанного, но принципиально непостижимого ничего нет» [Волх 2008: 61]. Понять и объяснить сущность Природы возможно научными методами: «в мире нет ничего, кроме движущейся в пространстве и во времени материи и присущих ей свойств» [Волх 2008: 60]. Таким образом, духовный мир объясняется через поэтизацию Природы и пантеистические идеи. В этом отношении это действительно не вполне религиозное мировоззрение: во основе познания стоит наука, а отвлечённые «трансцендентные» идеи или жёсткая догматика отвергаются. Если это и язычество, то - материалистическое, близкое древней натурфилософии: «движение - способ существования материи» [Волх 2008: 58, 62]. В действительности взгляды на божеств, мифологию, обряды составляют лишь незначительную часть работы В. Н. Безверхого.

5 Номер также подписан как «Всеведа Деда Остромысла».

Широкий историко-культурный обзор труда Деда Остромысла посвящён многим народам и развитию философии. В истории В. Н. Безверхий проявлял расовый подход: единое духовное наследие белых людей может рассматриваться как фундамент для создания новых полезных идей и развития. Однако нужно признать, что исторические и этнологические взгляды Безверхого далеки от научных. Многим неиндоевропейским народам приписывается «арийское» (индоевропейское) происхождение (например, шумерам [Волх 2008: 98, 159-160]) или раннее усвоение индоевропейской культуры; довольно спорны многие определения славян. Едва ли можно признать надёжной опору на историка-дилетанта Е. И. Классена, например, в отношении иранцев: «древние Парсы говорили славянским языком», а сам этот этноним толкуется как по-Роси (реке) [живущие]. Якобы «греки и римляне заимствовали всё своё образование и учились грамотности у славян»; а этимологии вроде скифы - «с Киева» или сарматы - «сыромятники» [Волх 2008: 162-167] представляются, мягко скажем, несуразными. Определённой демонизации подвергаются иудаизм и масонство, большинство разновидностей христианства и ислама. В отдельных их течениях рисуется пресловутая теория заговора [Волх 2008: 117, 125, 163-180, 184]. Трудно не согласиться с тем, что все «люди - не равны друг другу» [Волх 2008: 132], но довольно радикально звучат идеи вроде следующей: «способность белых людей создавать более высокую культуру поставила их над жёлтыми и чёрными людьми» [Волх 2008: 99-100] и что «к эволюции способны лишь белые люди» [Волх 2008: 93]. Расовые идеи В. Н. Безверхого вряд ли придутся по душе всем современным читателям: «в вырождающемся обществе государство должно жёстко контролировать брачные отношения» [Волх 2008: 136]. Опираясь на сторонника евгеники Г. П. Климова и расовые работы XVIII - начала XX вв., Дед Остромысл справедливо отмечает, что «при скрещивании особей различных видов, даже близких между собой, например, лошади и осла, их гибрид не может дать потомства» (хотя известны несколько случаев появления потомства у самок мула), но затем экстраполирует их на расовые отношения человека [Волх 2008: 89-93]. Пожалуй, именно столь неприкрытые расовые взгляды и стали причиной появления у В. Н. Безверхого ярлыка радикала6.

Между тем, они составляют лишь совершенно незначительную часть его работы. В то же время, встречается ряд проницательных идей. Например, ставится вопрос о том, насколько разумна консервация этических и аксиологических представлений: «вопреки всем опасностям, которые окружали первобытных людей, они оказались в состоянии жить и передавать жизнь потомкам. Последние вместе с жизнью получали целый свод заповедей и запретов. И лишь на более высокой ступени развития индивидуальное нравственное сознание человека достигает такого уровня, чтобы выступать как совесть, то есть как способность к самооценке поступков, мыслей, чувств» [Волх 2008: 127-128]. Эта идея тем более актуальна в наше время, когда в жизнь человека входит виртуальная реальность. Какие установки «хорошо/плохо» будут обоснованными в связи со всеми изменениями в жизни человека и в нём самом? Какова должна быть основа морали для существа всемогущего, которым в своём развитии стремится стать человек?

Название СВ связано со славянской историей: венедами называли представителей отдельных праславянских племён античные и раннесредневековые авторы (Плиний, Тацит, Птолемей, Иордан). До сих пор вендами называют полабских славян занявшие их земли немцы; финны и эстонцы называют Россию соответственно Venaja и Venemaa. В. Н. Безверхий выводит первичное значение этого слова как жнецы, «от слов: снопы вязать - вено венити» [Волх 2008: 12]. Хотя общепризнанной научной трактовки этого названия нет, известно, что славяне с самого своего возникновения действительно жили земледелием. Вместе с тем, в терминологии автора венеды - это не столько славяне, сколько вообще представители белой расы, живущие земледелием уже многие тысячелетия [Волх 2008: 159], и прежде всего индоевропейцы. В таком контексте духовное наследие многих народов становится общим, и, по мнению автора, может называться «ведическим». Круг

6 Помимо прочего, В. Н. Безверхий в «1992 г. издал книгу Гитлера "Майн Кампф"» (которая, впрочем, была запрещена к изданию и распространению в России только в 2002 г.) [Шнирельман 2012: 120]. рассматриваемых памятников включает индийские Веды (особенно Ригведу), Авесту и другие иранские памятники, греко-римские и кельтские мифы. Впрочем, в целом такие обобщения и понятия выглядят странными, равно как и игнорирование скандинавских мифов. Не вполне соответствуют научным датировки памятников. Ранние Веды датированы В. Н. Безверхим "УШ-УГ вв. до н. э. (на самом деле Ригведа создана в XV-X вв. до н. э.), поэмы Гомера и Гесиода - IX в. до н.э. (в действительности УШ-УП вв. до н. э.), Ветхий Завет - VI-V вв. до н.э. (целиком он сложился лишь ко II в. до н. э., но наиболее ранняя Книга Бытия появилась не позднее VIII в. до н. э.), а расплывчато датированной религии иранцев отдаётся первенство над всеми (хотя реформировавший иранское язычество в зороастризм Заратуштра жил, видимо, также в районе VIII в. до н. э.) [Волх 2008: 12-15, 159163]. Мифы зачастую понимаются аллегорическим описанием мира и его изменений.

Семейные ценности, любовь к Отечеству и своему народу, стремление объективно познавать мир - вот то, к чему призывает Дед Остромысл. Искания в философии и истории дают фундамент для морали, закреплению которой служит искусство. Духовное языческое наследие белых народов - та основа, на которой может в правильном направлении развиваться и современный мир. Представления о Богах воспринимаются поэтическим прочтением Природы, главным пантеистическим образом в картине мира. Таковы вкратце взгляды В. Н. Безверхого.

СВ призывает к изучению традиций, которые можно восстановить, «чтобы связь времён продолжалась». Это укрепляет народ и в современности. Поэтому группа проводит праздники, построенные на традиционных народных обрядах. Ключевым из них является Масленица, привязанная к весеннему равноденствию и начинающая очередной цикл жизни.

Деятельность «Союза Венедов»

Хотя у организации нет своего капища (и вряд ли планируется), они организуют часто привязанные к солнцестояниям выезды - например, к почитаемым камням, Шум-горе и другим средневековым курганным комплексам. Нередко участники группы посещают мероприятия других общин, например, петербургской «Крины»: это касается и праздников и лектория. Что до Масленицы, то она в последние годы традиционно проводится на небольшом частном участке в Колтушах - деревне примерно в 10-15 км от петербургской КАД. Отмечу, что в отличие от ряда групп, проводящих открытые мероприятия и даже массовые рассылки, СВ ориентируется прежде всего на собственный давно устоявшийся костяк группы. Это кстати, является одной из причин довольно высокого среднего возраста группы - здесь, в отличие от большинства родноверческих групп, «молодёжи мало» по признанию А. Б. Тищенко. Напротив, здесь много людей пенсионного возраста, что, кстати, наглядно отрицает идею многих исследователей о неоязычестве как одной из разновидностей молодёжных субкультур.

Структура Масленицы СВ, где мне случалось бывать дважды в 2015 и 2016 гг., в целом опирается на этнографию и труды Б. А. Рыбакова и достаточно характерна для родноверческой среды. Создание и затем сжигание чучела как ключевое действо; восхваление Богов, распитие медовой братины, хоровод, штурм ледяной крепости, праздничное застолье с блинами - всё это основано на традиционных формах, иногда народных, иногда родноверческих. Чувствовался большой опыт в проведении подобных мероприятий его общинниками, которых на празднике присутствовало несколько десятков. В обряде также был ряженый «медведь», облачённый в стилизованную «шкуру». Мероприятие проводилось с весельем и отчасти соответствовало народному стилю и духу. Некоторые участники приехали на Масленицу всей семьёй.

У группы есть ресурсы в сети. Например, три группы вконтакте, которые можно разыскать по словам «Союз Венедов». Однако о ключевых событиях участников СВ оповещают в рассылке по электронной почте, что опять же, показывает определённую закрытость группы, её «эзотеричность» в изначальном значении этого слова.

Пожалуй, трудно не согласиться с идеей В. Н. Безверхого и А. Б. Тищенко, что в России, да и не только, «современная культура переживает кризис» [Волх 2008: 108],

выраженный в экологическом, демографическом, моральном отношении. «Союз Венедов» пытается дать на это свой ответ. В чём-то он достаточно оригинален: многие особенности выделяют группу среди подобных в родноверии и неоязычестве в целом [Кутарев 2014]. И возможно, что кому-то именно такой ответ и придётся по душе.

Выводы

«Союз Венедов» - это «ветеран» мира родноверия, и его значительную часть представляют люди в возрасте. Это создаёт определённые оригинальные консервативные черты, выделяющие общину среди других групп. Например, СВ практически не представлен в современном информационном пространстве - интернете, и даже для некоторых исследователей эта группа может показаться исчезнувшей. Однако она продолжает существование и насчитывает относительно немалое число участников. Формат её существования сводится к празднованию ключевых точек года и проведению и координации культурно-просветительских мероприятий. Это неудивительно, ведь себя СВ позиционирует прежде всего историко-культурным, а вовсе не религиозным сообществом.

В научной литературе СВ представлен иначе, чем в описаниях её лидеров. Это касается прежде всего «расколов» и отношений с теми или иными деятелями родноверия. Наверно, трудно не признать отдельные взгляды СВ и его основателя спорными, но в целом мировоззрение общины достаточно философично и самобытно. Что же касается истоков этой, одной из наиболее ранних групп русского родноверия, то они во многом уже находятся на стыке истории и «легенд»: старожилы по-разному описывают их, а более молодые участники не имеют возможности что-либо подтвердить или опровергнуть.

Несмотря на фактические ошибки в описании тех или иных исторических или лингвистических фактов, нельзя не признать Деда Остромысла - В. Н. Безверхого - одним из отцов-основателей славянского неоязычества. Дело его живёт, хотя и растеряв с годами былые масштаб и значение, присущие ему на заре существования русского родноверия.

Источники и материалы 1) Волх 2008 - Волх. № 1. (Журнал. Приложение к газете «Ярь»). СПб., 2008. 190 с.

Список литературы

1) Бесков 2017 - Бесков А. А. Причины возникновения феномена русского неоязычества // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Политология. Религиоведение». 2017. Т. 21. С. 169-179.

2) Гайдуков 2000 - Гайдуков А. В. Идеология и практика славянского неоязычества: дис. ... канд. филос. наук : 09.00.06. СПб., 2000. 165 с.

3) Гайдуков 2016 - Гайдуков А. В. Новое язычество. Неоязычество. Родноверие: проблема терминологии // Язычество в современной России: опыт междисциплинарного исследования. Н. Новгород: Мининский ун-т, 2016. С. 24-46.

4) Мачуда 2014 - Мачуда Йиржи. Чешская община «Родная вера» - возвращение к духовности предков // Colloquium heptaplomeres. 2014. № 1. С. 101-109.

5) Кутарев 2014 - Кутарев О. В. Неоязычество Европы // Философия и культура. 2014. № 12. С.1801-1810.

6) Саберов 2015 - Саберов Р. А. «Языческое картирование»: к вопросу о структурном состоянии современных славянских языческих организаций в России // Общество: социология, психология, педагогика. 2015. №5. С. 11-14.

7) Творогов 2004 а - Творогов О. В. К спорам о «Велесовой книге» // Что думают учёные о «Велесовой книге»: сб. ст. / сост. А. А. Алексеев. СПб.: Наука, 2004. С. 6-29.

8) Творогов 2004 б - Творогов О. В. Что же такое «Влесова книга»? // Что думают учёные о «Велесовой книге»: сб. ст. / сост. А. А. Алексеев. СПб.: Наука, 2004. С. 47-85.

9) Шнирельман 2012 - Шнирельман В. А. Русское родноверие: неоязычество и национализм в современной России. М.: Изд-во ББИ, 2012. 304 с.

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 03.10.2009

[видео]

Алексей Блинов (Бахарь) — Магическая символика. Введение

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

[видео]

Василий Бутров — Традиционная одежда

Поиск

Журнал Родноверие