Новгородские берестяные грамоты

Грамота №794
1160‒1180 (с вероятным смещением вперёд)

7

"отъпетрак[ъ]маренѣцитипъц[ь] некнѧзькꙋпьцѣнадѣливатиацити присълекътъбѣатемꙋм ълъвиткнѧжевѣдаешьцьт(ъ) мꙋжьмъ[р]езимꙋсивъзѧлет[ъ]"

Перевод:

Грамота №798
1160‒1180 (с вероятным смещением назад)

8

"(покла)[н]ѧниеотзавидакъте--(-) кѣоукотораготисноувьр[ь] шьповелиотиѿъдадѧдат тьмаренѣожеѧпридоутивъ дажьопѧтьвьрьшьюже ипокланѧютисѧ"

Перевод:

"Поклон от Завида к … (возможно, к тетке). Тому из твоих сыновей, у которого есть зерно, прикажи, чтобы отдали дань Марене, поскольку я приду и ты тогда отдашь (очевидно, своему сыну) (букв.: отдай) назад зерном же. Кланяюсь тебе"

Грамота №849
1140‒1160

9

"цѣлъвъѿпетракъдьмъшѣдаимикоулѣк шькѣгривьнъ ꙅ възьмѧоу маренѣ самъжепривед(-)[ѧ]егодаижепередъмареною цитиѧръковъ [сп]роситьатомоунедаи ицѣлоуютѧдобрѣжестворѧисправижесам[ъ]"

Перевод:

"Приветствие от Петра к Демше. Дай Микуле Кишке гривен шесть, взявши у Марены. Приведя его сам, дай в присутствии Марены. А если попросит Ярко, то тому не давай. Приветствую тебя. Сделай же милость, исполни сам"

Грамота №955
1140‒1160 (с вероятным смещением назад)

10

"Ѿмилоушѣкъ марьнѣкосивѣ ликеепъехатибъе изасновидаРѣклати Маренкотакъмилоушѧ пеипиздавъдаи:в:гриве исѣ кленевецѣрашенеи"

Источники: Сайт "Древнерусские берестяные грамоты" http://gramoty.ru/birchbark/ ; Прозоров Л.Р. Марена Новгородская: К возможной трактовке одного образа из берестяных грамот // ВОСТОЧНО ‐ ЕВРОПЕЙСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК , №4 / 2016

"В Полтавской и Черниговской губерниях Малороссии плетут в день Ивана Купалы венки из полевых цветов и пляшут вокруг дерева. Под это дерево приносится обыкновенно и соломенное чучело Марены, украшенное венками, которое потом, сожигается в Ивановском огне, или бросается в воду с песнею: "Ходыли дивочки коло Мареночки..." (цит. по: Шеппинг Д.О. Русская народность в её поверьях, обрядах и сказках. М., 1862.)

«Вождение Марыноньки»

"Корочанский район расположен в центре Белгородской области. Во второй половине ХVI — первой половине ХVII века на корочанские земли переселились большие группы черкас — выходцев с Украины. Они образовали здесь свои поселения, располагаясь по соседству с русскими селами. В местной украинской культуре сохранились особые ритуалы, распространенные на коренных украинских территориях и неизвестные в русских селах. Одним из них является вождение Марыноньки в селах, расположенных на юго-востоке Корочанского района.

«Вождение Марыноньки» во всех селах на этой территории совершали на Ивана Купала (7 июля), и только в селе Соколовка — накануне, 6 июля.

Структура обряда включала несколько этапов: подготовку главного персонажа — Марыноньки; вождение Марыноньки по селу; выход за пределы села и ритуальное уничтожение персонажа.

Вождение Марыноньки в отдельных случаях заменяли ношением антропоморфной куклы, также носящей имя Марыноньки (село Прицепиловка), или одновременным вождением ряженого персонажа и куклы (село Жигайловка).

Обряд совершался после обеда, ближе к вечеру.

Участниками обычно были девочки подросткового возраста, но зачастую в вождении участвовали мальчики: «Идуть дивчата, хлопци сзади — охраняют вроде» (Чумакова Мария Кузьминична, 1939 г.р., с. Фощеватое)

Для подготовки к шествию все собирались в центре села, «на сэрэд улици», договаривались, кто из участниц будет Марынонькой, и наряжали ее.

Традиционным способом ряженья было переодевание в необычную для повседневности одежду — старую, рваную:

«Дивчата наряжались — шо ни чуднише надивалы на сэбэ. Ну, юбки широки надивалы, кохти расшити надивалы, рушником пудвязывалысь, а пацану тоже надивалысь штани яки-нэбудь порвати, жилётку вывернуту, поясом красным обвязувалы, и у его дрючок был здоровый. И по деревне ходылы» (Приймакова Нина Дмитриевна, 1941 г.р., село Ивица)

В других случаях, наоборот, Марыноньку одевали празднично, «в наряднэ», главным атрибутом ряженья тогда становился венок из цветов, или несколько венков. Венок, как правило, одевали на голову.

В селе Соколовка Марыноньку изображала девочка со связанными над головой руками, на которые одевали венок: «Марыноньку наряжалы, рукы свяжуть, а тоде венок начеплять» (Богодухова Мария Петровна, 1929 г.р., село Соколовка)

У ряженой Марыноньки мог быть парный персонаж (село Ивица), у которого не было специального названия. Его роль исполнял ряженый в лохмотья парень, во время шествия он держал девочку за руку.

Куклу Марыноньку изготавливали из ржаной соломы (село Жигайловка).

Символическим образом Марыноньки могло служить и травянистое растение, цветущее в этот период, которое также называли марынонькой (книжное название этого растения — «подмаренник» — созвучно названию персонажа обряда): «Пахущая эта марынонька — это трава такая высока, пахуча, длинна. Начинается сенокос, она цветёть. Мелкие-мелкие цветочки жёлтенькие, листьев на ней нет, стебель большой, нагнутай» (Киселенко Николай Иванович, 1927 г.р., село Прицепиловка)

Из этой же травы плели венок для ряженой девочки Марыноньки.

После того, как главный персонаж ритуала был готов, начиналось шествие по селу. Марынонька шла впереди, рядом с ней и позади нее шли остальные участники обряда. Положено было обойти все село, во время шествия звучали специальные песни. На момент фиксации сведений об обряде удалось записать только один текст, исполняемый во время движения:

Дэ наша Марынонька гуляла,
Червоночки чеботочки покаляла
(село Прицепиловка)

Марынонька, в отличие от остальных, шла молча, не принимала участия в пении и разговорах во время движения.

Вождение Марыноньки могло совершаться как отдельное ритуальное действие, но также могло быть частью комплекса купальских ритуалов, имеющих более широкое распространение во всех украинских селах Корочанского района. В этот комплекс включались: возжигания костров и прыганье через огонь; имитация костра с использованием жгучих растений — репейника (будяка), крапивы — с перепрыгиванием через них; действия с растениями — плетение венков и гадание на венках; обливание водой.

Заключительные действия обряда совершались в зависимости от того, кто исполнял роль Марыноньки — ряженая девочка или антропоморфная кукла. В случае, если Марынонькой наряжали девочку (или пару), после шествия ей помогали снять атрибуты ряженья, на этом обряд считался оконченным.

Обряд вождения, в котором главным персонажем была кукла, заканчивался за пределами села — в лесу, либо в саду, находящемся вне пространства села.

Обрядовую куклу либо сразу хоронили, либо «похоронам» предшествовала общая трапеза в складчину: «Уводылы в лис, чи садок, там вышни былы, вышен нарывалы, с вышен делалы сироп; яйце бралы с дому, кто шо брав из дому. Обед был, пообедалы, а потом эту куклу хоронылы» (Толстая Людмила Андреевна, 1949 г.р., село Жигайловка)

Считалось, что растительные атрибуты Марыноньки благоприятно воздействуют на будущий урожай, поэтому венки, использовавшиеся при совершении обряда сохраняли, а на следующий день их выносили на домашний огород: «Венки прыносылы во гудыну, дома бросалы в огурцы на други дэнь, штоб хорошо плэлысь в огурках, шоб были» (Толстая Людмила Андреевна, 1949 г.р., село Жигайловка)

На протяжении XX века аграрно-символический смысл обряда вождения Марыноньки постепенно утрачивался, традиционные действия, имевшие раньше магическую направленность, со временем стали восприниматься как действия развлекательно-игрового характера, создающие особую атмосферу праздника.

В настоящее время данный обряд не воспроизводится, сохранились только устные сведения о его проведении." (цит. по: "Обряд «вождение Марыноньки» в украинских селах Корочанского района Белгородской области" ).

Мара

"Чума, по-белорусски «мара», чёрная немочь, является в образе чёрной мифической жены, существа воздушнаго, владеющаго огненными стрелами. Приближаясь к местности, она оборачивается тёмной птицею, чаще всего филином или совою, и носится по воздуху, намечая себе жертвы…Складки белой одежды чумы широко развеваются в безпредельном эфире и застилают сияние месяца..." (цит. по: Ляцкий Е. Болезнь и смерть по представлениям белоруссов, 1892.)

"Пословица "отступъ, мара, - я твой богъ" (такъ бѣлоруссы говорятъ навязчивому человѣку) напоминаетъ заклятiе и очевидно имѣетъ миөологическое происхожденiе, но ея первоначальное значенiе и смыслъ утеряны." (цит. по: Пережитки древняго мiросозерцанiя у бѣлоруссовъ. Этнографическiй очеркъ А.Е. Богдановича. Гродна,1895.)

12

13

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 23.05.2009

[видео]

Василий Бутров — Народное пение

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 20.02.2010

[видео]

Велеслав — Духовное самопознание. Беседа первая

Поиск

Журнал Родноверие