В наше время довольно затруднительно совершить похоронный обряд по заветам Предков в полной мере. С погребением ещё куда ни шло, а вот сожигание на Краде — почти вовсе неосуществимо.

Культ мёртвых - комплекс мифологических представлений о посмертном существовании душ умерших, а также о взаимоотношениях живых и мертвых, подразумевающий почитание покойных родственников, от которых зависит благополучие живых, облегчение посмертной участи предков и заботу об их загробном существовании, их поминовение, задабривание, ожидание от них помощи. Культ мертвых пронизывает все слои славянской традиционной культуры и воплощается в поверьях, быличках, приметах, сновидениях, похоронных плачах, системе семейных и календарных ритуалов, обрядовых и магических действий, направленных на то, чтобы предотвратить возможную опасность, исходящую от умерших, и снискать их покровительство по отношению к живым. Культ мертвых представляет собой симбиоз христианских и языческих представлений о загробной жизни.

Кровная месть является одним из наиболее ярких обычаев, получивших свое законодательное закрепление. Определяя характер кровной мести, М. Ковалевский пишет, что она предполагает участие именно лиц единокровных в преследовании правонарушителя и его родственников и принуждении последних к уплате за кровь. Одно из первых законодательных упоминаний о кровной мести мы встречаем в статьях договоров Руси и Византии 911 и 944 гг. об убийстве.

Образ Перуна восходит к праславянскому времени, и даже далее: наши ближайшие родственники в индоевропейской семье – балты – звали Громовержца Перкунасом. В целом же, если верить классическому труду «Индоевропейский язык и индоевропейцы», имя *Per(k)uno восходит к праиндоевропейской эпохе и связано с таким громовержцами, как индийский Парджанья, хеттский Тарку, кельтский Таранис, германский Тор (и его мать Фьёргюн) и т.д. (Гамкрелидзе, С. 792–794). Слово это также значило «дуб» и «возвышенность». Эпитеты со словами βροντή (bronte) и особенно κεραυνοί (kerauno), означающие гром и молнию – одни из наиболее частых у Зевса (Кутарев, С. 134–138).

Образ славянского бога грозы Перуна несомненно был связан с образом змеи как первобытным олицетворением молнии. Некоторые источники его прямо называют «змиякою».

По летописи, Владимир соорудил новую капь Перуна с серебряною головою и золотыми усами, и поставил его близ теремного двора, на священном холме. Связь Перуна с горой, холмом отмечена во многих письменных источниках. Кроме того, по всей древней области расселения славян известны названия возвышенностей, происходящих от этого имени: "Perun" в Истрии, взгорье "Реrynа" и др. Любопытный материал мы можем найти в одном из моравских диалектов: "perunek" - "горный дух".

Посадите дуб и считайте это местом своего поклонения.

Обрядовое место может украшаться знаменами с изображением стрел или сокола. Широко используется модель четырех- или восьмигранника при построении площадки для ритуальных действий.

"Имя Перун встречается и как название цветкового растения "Iris Germanica" - "Перуника" во всех южно-славянских странах. О том, что славяне любили посвящять богу-громнику некоторые из цветковых и других растений, свидетельствуют следующие названия у русских: "гром" (Onosma tinctoria) в Екатеринославской губернии, "громовой корень" (Asporagus officinalis), "громдола" (Valeriana officinalis), "громник" (Geranium sanguineum) в Киевской губернии, "громовик" (Echiou vulgare) в Екатеринославской губернии и пр." (цит. по: Иванов Й. Культ Перуна у южных славян. - М., 2005.)

...Сами русские усердно следовали в XVI в. многим языческим обрядам. Жители Псковской области праздновали день Купалы (июня 24) с неменьшим заблуждением: они собирали травы в пустынях и дубравах с суеверными обрядами; ночью веселились, били в бубны, играли на сопелях и гудках; молодые жены и девицы плясали и обнимались с юношами, забывая стыд и целомудрие. Памфил, игумен Елиазаровскои обители, с укоризною писал наместнику и сановникам Пскова (1505 г.): «Егда приходит день Рождества Предотечева, и прежде того, исходят огавницы, мужие и жены чаровницы, по лугам и по болотам, и в пустыни и в дубровы, ищущи смертные травы и приветочрева, от травного зелия, на пагубу человеком и скотом; туже и дивия корения коплют, на повторения мужим своим. – Сия вся творят действом дьяволим, в день Предотечева, с приговоры сатанинскими.

Ярилу (в районе Суздаля его называли Яруном) чествовали праздником в коренных русских областях. Этнографам информанты сообщали о гуляниях в «Ярилин день», называемых «ярилки», когда полагалось «Ярилину плешь погребать».

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 07.11.2009

[видео]

Озар Ворон — Ярила — податель урожая

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 04.03.2010

[видео]

Велеслав — Десный путь в славянском Родноверии

Поиск

Журнал Родноверие