Я предлагаю перейти к особенностям язычества как религии.

Для наглядности рассмотрим эти особенности на основе сравнения. [см. приложение 1.]

Особенность первая: пантеизм или панентеизм. Согласно мнению авторов большинства христианских книг, бог-творец относится к созданному им миру так же, как относится к своему творению человек-ремесленник: сделал, полюбовался, поставил на полку, через некоторое время достал, применил, снова поставил на полку и т.д. Т.е. христианский демиург отделен от своего творения. А течения, подразумевающие единство бога и созданного им мира - пантеизм и панентеизм - в этой религии появились достаточно поздно: первый – в XV веке, а второй – на границе XVIII и XIX вв. Любая же языческая религия изначально отрицает пропасть между Творцом и Творением. Многие политеистические воззрения вообще ставят знак «равенства» между этими понятиями или же утверждают, что Творец растворен в своем Творении. И этот принцип в язычестве относится не только к акту сотворения Вселенной, но и к любому виду ремесла или искусства.

Особенность вторая: политеизм. Христиане стараются утвердить единство (существование в единственном экземпляре) своего бога или же его триединство (забавное противоречие). С упорством, достойным лучшего применения, монотеисты твердят: «Бог – един!». При этом они забывают о ряде политеистических черт в своей религии: божественная троица (отец, сын и святой дух), наличие других творцов/чудотворцев (ангелов, апостолов и святых) и их строгая иерархия по возможностям и отраслям влияния. Язычники не занимаются подобными глупостями, справедливо полагая, что на небе и земле хватит места всем богам (замечу, что религиозная терпимость язычников и религиозный фашизм христиан являются яркими историческими примерами). Для нас пантеон – это, прежде всего, семья. В ней есть старшие и младшие, любимые и не слишком, но семья всегда остается семьей. Мы верим, что между главным творцом и творцами младшими нет непреодолимой пропасти или некой завышенной субординации. Для христиан это кощунственно и отвратительно. Для нас это естественно.

Особенность третья: анимизм. Это понятие подразумевает всеобщую одухотворенность мира. Оно равно свойственно и христианской религии, и языческой, но выражается оно по-разному. Христиане говорят: «Всякое дыхание славит Бога», однако же, почитают божественную иерархию больше, чем самого вышеупомянутого бога. Все разделяется по принципу подчинения, как-то: человек властвует над природой, ангелы и апостолы «пасут людское стадо», а бог командует всем. Язычники же почитают не только всеобщую одухотворенность: для нас боги, люди, духи, звери, камни и деревья равно отвественны друг перед другом.

Особенность четвертая: понятие вечного присутствия (основной акцент на циклической или мистической природе духовной реальности, а не на линейности и историчности). Христиане представляют акт Божественного творения следующим образом: из Ничего Некто создал Нечто (что, как минимум, противоречит закону сохранения энергии, который я считаю базовым). Также они делают акцент на линейности истории. Ну, а для нас не было начал и не будет конца: зима сменяется летом, смерть – жизнью, а одно состояние Вселенной – другим. Вселенная была всегда и всегда она будет. Не появившись ниоткуда, никуда она не исчезнет.

Гус ди Зерига, выкладки которого лежат в основе данной системы особенностей, предлагал ко всему вышеуказанному еще одну отличительную черту, как-то: отсутствие понятия глобального Зла или же отсутствие фигуры его властелина/противника Творца. С данным предложением я не могу согласиться, поскольку, возможно, что в ряде неоязычеств (ди Зерига – проповедник Викки) действительно нет противостояния Добра и Зла, но во многих известных нам и исторически зафиксированных политеистических религиях оно достаточно ярко выражено, как, собственно, и наличие властелина Зла2 (в зависимости от религии меняется только степень его возможностей).

А теперь мы переходим, к главному – духу многобожия.

«Язычество нельзя назвать религией, как это принято понимать (...). Язычество – это система этических представлений, определяющих отношение человека к миру, к среде обитания. Говорят, язычество порождено беспомощностью древних перед силами природы. Мы придерживаемся иной точки зрения. Корни язычества – в понимании человеком собственного всесилия. И разнуздай он свои силы – ничего живого в мире не останется. Это понимание было интуитивно присуще нашим предкам, и они воплотили его в запреты. Ярчайший пример тому – тотемизм. Если угодно, назовите его культом, верой, заблуждением, а только прикладное значение тотемизма переоценить невозможно. Объявление того или иного животного запретным для охоты способствовало сохранению данной популяции животных и в целом животного мира. Каждое племя имело свой тотем, и тем самым каждому виду животных давались шансы на выживание. Монотеизм, преклонение перед одним богом, снял все запреты. Помните библейское: «размножайтесь, наполняйте землю, обладайте ею и владычествуйте над всеми животными и над всею землею». (...) Охота из источника существования превратилась в развлечение. Риск, которому подвергал себя древний охотник, исчез. Безнаказанное убийство было объявлено благородным занятием. Тотемизм, не имея приложения, ушел из жизни людей. Сейчас это только символ, тень прошедшего3».

«О крайностях хочу сказать. В любой религии крайности порождают фанатизм, а фанатизм требует крови. Нужны ли примеры? Еще в нашем веке велись религиозные войны, я не говорю о средневековье. Язычество – самая гуманная религия в истории человечества. В язычестве нет лицемерия. И крайности в нем вылились в анимизм, первоисточник сказки и поэзии. Анимизм, кстати, присущ детям, убежденным, что звери разговаривают4...»

«Язычество многообразно в проявлениях своих, в нем каждому есть место по душе и убеждениям, нет нетерпимости5».

Сложно сказать о язычестве лучшие слова. Можно лишь немного дополнить сказанное одним из примеров противопоставления друг другу политеизма и монотеизма.

Христиане забыли о том, что Иисус критиковал книжников и фарисеев за их нежелание принять волю бога иначе как через старые книги. Запамятовалось это довольно скоро – где-то через тристо лет после смерти нареченного Спасителем. И с тех самых пор, через века и народы несли христиане книгу, на которой яркими буквами написано – «Слово Божие». Что я могу сказать? На заборе ведь тоже много чего написано... Разве не из души, не через уста исходит слово? Разве может оно исходить из текста, который переосмысливался за две тысячи лет сотнями переписчиков и переводчиков? «Так сказано в Библии»,- твердят, как заклинание, христиане. А ведь пройдет всего сто лет, появится еще пара переводов на новые языки, и кто гарантирует, что в Библии не будет сказано уже совсем иное? Но «овцы Христовы» с потрясающим упрямством и поныне бьют поклоны мертвому тексту. Тех, кто пытается нести Слово, они объявляют еретиками. Новые тексты, если они не соответствуют старым, в лучшем случае, объявляются апокрифами, в худшем – уничтожаются. Забавно смотреть, как люди объявляют богу регламент на откровения свыше. А Библия? А Библия стала идолом христианства, гробом, в котором похоронены останки божьего Слова.

Язычники... «Темные», «дикие», «кровожадные», «скоты», они верят, что Слово может правдиво передать лишь тот, в чьем сердце оно родилось. Люди искали Слово сами и находили его, поскольку оно не скрыто от ищущих, и не видят его только слепые. Те, кто сомневался в найденном, слушали волхвов, но никогда не кланялись непонятному мертвому тексту. Поэтому и не были язычники «стадом» или «паствой», а считали себя детьми богов. Поэтому и был в самоназвании «словене» второй смысл – «хранящие живое слово». Наверное, именно поэтому не было у язычников религиозных книг: зачем человеку мертвый текст, если у него есть живое Слово?

Теперь, вкратце разобрав, что такое язычество, посмотрим на его историчность. Я полагаю, что эту тему необходимо затронуть, поскольку не бывает дерева без корней, и не появляется нечто из ниоткуда.

Первые признаки появления культов (ритуальные захоронения медведей и могилы людей со следами похоронных обрядов) имеют возраст шестьдесят тысяч лет. По моему личному мнению, религия может насчитывать и восемьсот тысяч лет, т.е., со времен освоения человеком навыков обращения с огнем.

Специалисты в данной области (напр. Б. А. Рыбаков и Д. Дудко) полагают, что первые верования не имели черт монотеизма, но содержали в себе ярко выраженные анимизм, тотемизм и зачатки политеизма. О том же говорили и некоторые древние христианские писатели. Святой Григорий писал в своем «Слове» о том, что люди изначально приносили жертвы не единому божеству, а «упырям и берегиням» (т.е. злым и добрым духам). Да и само название его труда в полном виде выглядит так:

«Слово св. Григория, раскрытое в толкованиях о том, как, сперва язычниками будучи, народы кланялись идолам и требы им клали; то и ныне творят».

Вторит ему и знаменитая «Повесть Временных лет», рассказывая завуалированную старославянскую легенду о Свароге и Даждьбоге, создавших у первобытных славян основы цивилизации.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 07.11.2009

[видео]

Озар Ворон - Ярила - податель урожая

Лекция школы "Русская Традиция" от 23.10.2009

[видео]

Алексей Блинов (Бахарь) - Традиционное мировоззрение славян

Поиск

Журнал Родноверие