Радарь Уральского края всея Руси и глава объединения славян Владимир Серга рассказал корреспонденту Портала 66.ru, с чего начался конфликт общины с православными активистами, кто за ними стоит и зачем верующие требуют снести статую Перуна, установленную в природном парке.

Православные активисты собрали сотню подписей, чтобы снести идол Перуна, установленный в парке «Оленьи ручьи». Конфликт начался летом 2016 г., когда местные жители обратились в прокуратуру с просьбой проверить законность установки фигуры. В октябре в надзорное ведомство поступило еще одно, индивидуальное обращение. Пока администрация парка ждет ответа, группа единомышленников «Схорон еж Славен» объявила свой сбор подписей за сохранение народного памятника.

Славяне опасаются нападений на святилище, они утверждают, что православные активисты уже пытались подбить на него казаков. Корреспондент Портала 66.ru встретился с лидером объединения Владимиром Сергой, который объяснил, с чего началось противостояние и кто должен его закончить.

— С чего начался ваш конфликт с верующими?

— Суть конфликта — это позиция РПЦ, которая на сегодняшний день почему-то считает, что только она имеет единственно правильную точку зрения. И что надо всех выстраивать под одну гребенку. И что величие страны — это достижение только последних десяти веков. Поэтому письмо (православных активистов в прокуратуру, — прим. ред.) — это дело рук благочинного Нижних Серег господина Максима Крылова.

Иерей Максим Крылов работает председателем сектора противодействия неоязычеству в Екатеринбургской епархии.

Когда вы ему позвонили с вопросом (во время подготовки первого редакционного материала, — прим. ред.), он ответил, что он не при делах. К нему просто пришла группа прихожан, задала вопрос, а он посоветовал им обратиться в прокуратуру, куда они и отправились. Якобы Перун их чувства унижает. Они почему-то исходят из того, что объекты такого плана им достаточно обозвать языческими.

А я вам докладываю, что нет перед вами язычников! И я не язычник! Так меня обзывает Русская православная церковь. Я гражданин Российской Федерации славянского мировоззрения. И никакой не язычник. Потому что я не являюсь родобожником.

Активисты РПЦ кого изгоняют? Каких людей? Что они хотят? Снести что-то? Сломать? За что? За то, что люди деньги заплатили? За то, что там скульптор поработал? Красиво поработал, какие там лики волков! И вот есть люди, которые из-за своего невежества, из-за своего фанатизма этого не понимают.

Недалеко от фигуры Перуна на четырех столбах вырезаны волчьи морды.

— Вы считаете, есть определенная группа людей, которым сложно с вами сосуществовать, или это инициатива одного, конкретного человека?

— Я считаю, что есть манипулятор и группа, которая говорит словами того, кто занимается системным управлением за кулисами. Я, конечно, не присутствовал в храме, когда Крылов разговаривал с прихожанами, я просто излагаю свою точку зрения. На сегодняшний день мы должны говорить о некой группе людей христианского религиозного вероисповедания, которая давит на парк и желает, чтобы мы с вами не владели информацией о своем прошлом. Они хотят перечеркнуть труд людей, которые обратились к администрации парка в 2008 г., чтобы поставить объект исторического наследия, и парк пошел им навстречу. Установка памятника была согласована с властями, был создан по сути народный памятник о прошлом.

Если обратиться к эпохе Возрождения — это шедевры культурного наследия всему человечеству! Причем работы основывались и на греческом многобожии. Посмотрите на Санкт-Петербург. Вот Петергоф, вот вам статуя Самсона. Может, верующие захотят и его снести? В Эрмитаже, куда вы приходите, существуют коловратные свастичные орнаменты. Это все шедевры той эпохи. Мы должны беречь это.

Владимир Серга в святилище Перуна.

Почему я считаю, что действия этой группы людей являются сутью религиозного преследования? Потому что религиозное преследование характеризуется не только тем, что кого-то сжигают на кострах или кого-то в тюрьму садят. А оно в том числе характеризуется тем, что надо уничтожать всё, что не соответствует их представлениям о прошлом. То есть надо только рисовать иконы и ставить образы Христа — вот мнение этих людей.

Люди, которые обратились с письмом в прокуратуру, кроме «бла-бла-бла» ничего не представили. Они написали, что директор парка «Оленьи ручьи» Николай Калинкин где-то кого-то вербует, но не представили ни одного доказательства. Это чистой воды вранье. Может быть, они хотят, чтобы его с должности убрали… Не знаю.

Первое письмо, которое в прокуратуру отправили православные активисты. За ним в ведомство поступило еще одно индивидуальное обращение.

Они говорят о беспокойстве за подрастающее поколение, но не поинтересовались мнением ни одного экскурсовода. Не поинтересовались мнением учителей, которые водят группы детей в сторону Карстового моста. Не поинтересовались мнением родителей этих детей, которым наверняка эти дети рассказывали о посещении парка.

На мой взгляд, православные активисты сейчас оказывают давление на людей, которые даже не являются их религиозными оппонентами. Мы же не представлены ни мечетью, ни синагогой, ни буддийским храмом.

— По-вашему, это давление санкционировано официальной церковью, епархией?

— Не исключаю. Все подписанты — прихожане Нижнесергинского прихода, а Максим Крылов одновременно является руководителем отдела по борьбе с язычеством нашей епархии. То есть знаковые вещи складываются в последовательности. Поэтому я исхожу из того, что, скорее всего, он исполняет волю и позицию РПЦ.

За руку я никого не ловил, официального заявления от епархии на сегодняшний день нет, но есть причинно-следственная связь. Если есть религиозная группа христиан византийского вероисповедания, значит есть и командир этой группы, который ее направляет.

— Вы не встречались с верующими, не пытались уладить конфликт миром?

— Я на них не выходил. Они такую инициативу тоже не проявляли, хотя, наверное, могли бы подойти ко мне и сказать: «Владимир, мы так вот думаем, давай поговорим. Расскажи, объясни, мы хотим понять, что у вас здесь происходит». Такого разговора не было. Я вообще узнал о письме в прокуратуру случайно — в администрации парка рассказали.

— Прокуратура какое решение должна принять, как вы думаете?

— Это уж ей решать. Писанина этих активистов не имеет под собой законодательной основы. Потому что они, во-первых, противоречат основному закону страны — Конституции. Во-вторых, не предъявили ни одного факта. В-третьих, они не имеют права исходя из каких-то своих соображений использовать институты государственной власти для достижения своих целей. Это манипуляция, психологическое давление, в том числе и на силовиков. Хотелось бы думать, что сотрудники правоохранительных органов не подвержены этому влиянию. Отмечу, что за нас выступили посетители парка, которые направили письмо в нашу поддержку в администрацию муниципалитета.

— В группе в соцсети вы пишете, что «служите» в «Оленьих ручьях». Что вы подразумеваете под службой?

— На объекте, древнеславянском памятнике Святилище Перуна, представлен совокупный лик всех наших предков. То есть если всех дедов и бабушек всего нашего народа собрать, то вот это образ вот этого Деда. Поклониться своему предку — это важная задача каждого человека. Мы просто проявляем уважение к совокупному предку нашего народа. Этот совокупный предок связан с первопредком, которого когда-то звали Орий. От которого мы все идем. И вот тут наши дороги с РПЦ расходятся: церковь считает, что все человечество произошло от Адама и Евы, а я так не считаю. Я считаю, что у каждого народа свой прямой предок.

Важно понимать, что мы вообще не являемся религиозной организацией. Мы просто группа людей, которые одинаково смотрят на жизнь. Которые считают, что почитать память предков — это важнейшая задача каждого из нас. Это обязательное условие нравственного становления любого человека. Это общая человеческая ценность, она не принадлежит исключительно РПЦ.

— Вы планируете обращаться в прокуратуру с ответным заявлением?

— Я не являюсь работником парка, давление, которое сейчас оказывается, — это давление на парк как на юридическую организацию. Верующие ставят прямой вопрос на соответствие объекта уставу парка, пытаясь доказать, что этот объект имеет под собой религиозную основу.

У меня нет оснований обращаться в правоохранительные органы. Этот объект на сегодняшний день принадлежит парку, а не мне. Я всего лишь человек, который инициировал его установку и подарил парку, а они его оберегают и хранят. Не мне деньги идут от того, что благодаря святилищу увеличилась посещаемость «Оленьих ручев». Они идут на нужды парка. Мы с друзьями в свое время потратились, но это был жест доброй воли, подвижничество, меценатство — как угодно это называйте.

— Ваша позиция понятна, а почему администрация парка «Оленьи ручьи» не попробует как-то договориться с этими активистами?

— Это вопрос не ко мне, а к директору Николаю Калинкину, я не в курсе его планов. Лично я просто озадачен той бедой, которая может случиться, если у нас с вами отберут Святилище Перуна. Мы немножно обеднеем, потому что все-таки наша жизнь должна быть многообразной и представлена разными точками зрения.

Сложившаяся ситуация показывает, что в РПЦ не все благополучно. Я посоветовал бы этим активистам не с идолами деревянными сражаться, а биться за здравоохранение и образование, бороться с гомосексуализмом, пьянством и наркоманией, то есть злободневными социальными вопросами.

— У вас же есть единомышленники в других регионах? Они сталкиваются с подобным давлением?

— Конечно. В том же Петербурге совсем недавно некий депутат, как пишут, «снес идолище позорное», которое стояло в Купчино. Которое представляло собой всего лишь стрелу. Его снесли, потому что депутату нужна была публичность. А это даже не идол был — это просто стрела была — это направление вверх. Еще не так давно на кладбищах наших бабушек и дедушек стояли такие — это называется руна Рост. Постоянный рост, постоянное развитие. То есть стремление двигаться вверх, а не вниз. И вот — не понравилось. Это как частность.

В природном парке славяне установили стрелу, подобную снесенной в Купчино.

Всегда находятся придурки (я не могу их по-другому назвать), которые не хотят мириться с другой точкой зрения. Так же, как в любом подъезде, в любом доме, на любой улице — мы постоянно сталкиваемся с людьми, которые мешают другим жить. Не хотят слышать друг друга. Эти люди — либо они имеют особое психологическое состояние, которое называют словом «фанатизм», либо активные адепты каких-то сект и движух.

— Ну не может же агрессия быть беспричинной?

— Причину я вам назвал — несогласие с какими-то ценностями. Когда то примерно такие же люди бегали по лесам искали жрецов, чтобы их сжечь. Если вернуться во времена Средневековья, Владимир Владимирович, который перед вами сидит, — первый кандидат на костер.

Сейчас такого не происходит, но цель не поменялась — доказать нам с вами, что кроме религиозного догмата и Символа веры, как они это называют, больше в мире ничего нет. И что все остальное — плохо. Что когда вам ударили по правой щеке, нужно подставить левую. Что Богу нужны смиренные, оказывается, нищие, бедные.

Мы по-другому считаем. Мы считаем, что Богу нужны сильные, мощные, успешные; что жизнь не строится на усилиях нищих и бедных. Вот это и причина — однобокий подход и нежелание принимать другую точку зрения. Это некий диктат, некое религиозное преследование, которое наблюдалось и наблюдается до сих пор, в течение всех десяти веков. Просто сейчас оно закамуфлировано.

Эти люди явно хотят, чтобы вы, кроме Библии и Евангелия, не интересовались больше ничем. Чтобы вы не сопоставляли факты, не знали о том, что история нашей планеты не ограничивается шестью тысячами лет.

Я не религиозный деятель, я просто человек, который что-то знает, и вопросы моей деятельности называются народоведение и природоведение. Я подвергаю сомнению Библию, но я имею на это право. Я ведь не зачеркиваю гражданские свободы других людей, следовательно, в этой ситуации действую в рамках законодательства.

— Что должно произойти, чтобы все-таки конфликт был исчерпан?

— Согласиться с тем, что наш народ на сегодняшний день имеет разные представления о жизни. Что помимо христианства существует еще и природная часть мировоззрения — то, что они называют язычеством. Не стремиться противодействовать тем, кто видит жизнь по-другому. Не манипулировать институтами государственной власти.

Это не политическая, а религиозная воля — допустить, что кроме христианства есть еще другие мировоззрения. Патриарх Кирилл, например, не против буддистов, а буддизм ведь — это тоже многобожие. Но он не называет его язычеством. Он допускает присутствие синагог, католических храмов, исламских мечетей. Так почему же ему не примириться с тем, что маленькая группа людей хочет поставить объект культурной значимости где-то в природном парке, у реки, подальше от урбанизированной территории?

Пусть своими делами показывает свою правду, а не своими мускулами. Получается, он сильнее, он — прав. Мне кажется, это не совсем правильная позиция. Правда должна испытываться временем, а не мускулами. На сегодняшний день мы видим проявление мускулов.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 10.11.2009

[видео]

Василий Бутров - Современная и традиционная культура

Презентация школы "Русская Традиция" от 16.05.2009

[видео]

Презентация школы «Русская Традиция»

Поиск

Журнал Родноверие