Владимир Ситников: «Потребность в древних традициях еще не затоптана, нужно только дать возможность ее реализовать».

Владимир Ситников работает в тверском филиале Российского госуниверситета имени Алексея Косыгина, преподает студентам песенное и музыкально-инструментальное творчество, художественную керамику, этнопсихологию, народное зодчество и другие интересные предметы. Профессиональный музыкант, всем прочим жителям Твери он известен больше как автор персональных выставок, где экспонировались его глиняные фигурки, каждая из которых была и красива, и функциональна: это были музыкальные инструменты – окарины в традициях разных промыслов и, конечно же, местные новоторжские игрушки.

Исследователя художественных традиций знают, конечно же, и за пределами, нашего региона.

– Недавно приезжала съемочная группа телеканала «Культура», – рассказывает Владимир Иванович. – Просили надеть русскую рубаху, встать под березку и сыграть на традиционных музыкальных инструментах. Говоря о народной культуре, люди почему-то сразу представляют себе самовары, сарафаны, кокошники. Эта клоунада уже немного надоедает. По большей части такого рода художественная деятельность завязана на шоу-бизнесе, на развлечении, а не на глубоком содержательном смысле.

– Да, но еще лет 40-50 назад было полное забвение народной культуры, ее «выразителями» были тетеньки в концертных красных сарафанах в пол, и вызывало все это недоумение и скуку. Сейчас совсем другая ситуация.

– Безусловно. Развивается движение фольклорных коллективов. Складывается система этнохудожественного образования, в ученых заведениях появляются фольклорные отделения. Но открывшееся в 60-е годы в Гнесинке отделение народного хорового пения, которое, как утверждалось, восстанавливает традиционное пение, на самом деле открыло новое направление, далекое от народной культуры. «Народный хор и псевдонародное пение» – так называлась статья замечательного фольклориста Феодосия Рубцова из Санкт-Петербургской консерватории. Автор искренне сокрушался, что все эти коллективы, включая хор Пятницкого, демонстрировали образцы квазинародности.

– Рабоче-крестьянское государство, казалось бы, должно поддерживать народную культуру.

– Западническая ориентированность в нашей властной политике во все времена оборачивалась гонениями и притеснениями народной культуры: и в XX веке, и при Петре I, и при князе Владимире. А богобоязненный царь Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим, в 1648 году в угоду церкви велел все «бесовские игрища» запретить. Возами к Москве-реке свозились и сжигались народные инструменты, уничтожалось скоморошество, шло истребление профессиональных представителей народной художественной культуры, которые владели и словом, и песней, и пляской.

Одухотворение как способ поэтизации жизни

– Нет ли в интересе современных людей к этому образу жизни идеализации прошлого?

– Возможно, но ведь в фольклорной культуре много ценного, и это надо сохранять. Одухотворение окружающего мира позволяет уйти от повседневности, от серости жизни. Крестьянство обожествляло силы природы. Язычество – это одушевление неодушевленного, великий труд Александра Афанасьева так и называется: «Поэтические воззрения славян на природу».

Если народное мировоззрение опиралось на гармонизацию отношений человека с природой, то христианство – на гармонизацию отношений социальных, межличностых, по вертикали, начиная от Всевышнего: в главном наказе «Возлюби ближнего своего» нет ни слова про природу. По сути, противоречия здесь нет, почему двоеверие и сохранялось, и одно с другим вполне сочеталось: утром помолись в храме, а вечером пошли жечь костры и прыгать через них.

– В конце 80-х годов прошлого века сложилась интересная ситуация – движение в сторону православной церкви и, вместе с тем, неожиданно сильный интерес к подлинной народной культуре.

Владимир Ситников: «Потребность в древних традициях еще не затоптана, нужно только дать возможность ее реализовать»
– Процесс многосторонний, одна из причин интереса связана с тем, что к этому времени фольклористикой был накоплен огромный материал явлений народной духовной культуры, появилась совершенная записывающая техника, с помощью которой можно было воспроизводить аутентичные записи народных песен, наигрышей, танцев и обрядов. Да и надоело набившее оскомину псевдонародное исполнительство.

Иногда приходится слышать претензии такого рода: ваша народная культура – одна похабщина. Но надо понимать, что означало ряжение, маскарад, зачем на второй день свадьбы для молодых исполнялись частушки «с картинками». С позиции народной культуры молодые проходили обряд инициации, испытание стыдом как прививку для защиты семейной жизни.

На самом деле важно, не как и не что петь, а – для чего. Чтобы приобщиться к традиционному народному мировоззрению, надо понимать смысл обрядов, связанных с плодородием и благоговение перед предками. Тему культа предков вы найдете в любом народном празднике – в Святках, Масленице, Встрече весны, в Егорьевской и Троицкой обрядности. Колядовщики – это выходцы с того света, и мы рады их видеть, готовы одарить, потому что это наши предки.

В свадебных обрядах вообще очень мало что от развлечения: идет серьезное напутствие на выполнение взрослых социальных ролей, и в их составе, конечно, присутствует смерть: не только «свадьба-пир», но и «свадьба-похороны».

– Знаем примеры, когда мертвый язык возрождается и живет дальше по законам живого языка. А народная культура развивается или остается в условном XVII веке?

– Мир становится другим, и народная культура, в которой мы все, таки или иначе, находимся, тоже очень меняется. Если говорить о декоративно-прикладном творчестве, то с развитием городов, где почитание природных стихий неактуально, появляется народно-бытовой жанр. Вместо сакральных изображений, например, солярных знаков, возникают жанровые сцены: чаепитие, катание на тройке, прогулки кавалеров и барышень и прочее. Это крестьянин может выйти в поле пахать землю без порток, потому что так положено, чтобы земля родила. А к станку так не пойдешь. Эти смыслы не понятны и не нужны горожанину.

Но есть те человеческие потребности, которые объединяют всех людей. Меня безумно радует народное движение «Бессмертный полк», в котором древнее почитание предков вылилось в чудесную современную акцию. В людях все это живет, надо только найти форму. Эта потребность и тогда была, и сегодня есть, и она еще не затоптана. Как и сильное стремление к гуманному взаимодействию с природой, нужно только дать возможность реализоваться таким потребностям.

Пароход современности

– Традиционная культура возникла и развивалась в деревенской среде. Но как ей жить, если крестьянства практически уже нет?

– Есть такое понятие – коллективные представления. В него входит неподвластны рациональным доводам всевозможные суеверия и приметы, которые передаются из поколения в поколение. И мне не хочется, чтобы традиционная культура оставалась только как явление художественного творчества. Фольклор – это способ жизни, позволяющий через традиционные образы и смыслы сохранить человеческое в человеке. Речь идет не об эстетике. Прежде вещи могли быть не такими уж красивыми, в них доминировал смыл. Сегодня в народной культуре акцент переместился в сторону значимости эстетики. Но формы без содержания не может быть.

– Сейчас много мастеров делают всякие вещи в русском стиле. Где грань между народным и авторским исполнительством? Как иконописец, отказываясь от своего видения, ориентируется исключительно на каноны, так и тот, кто хочет создать подлинно народное произведение, тоже должен «забыть» себя, свои идеи, воззрения на искусство?

– Может, эту грань и не надо проводить. В отличие от иконописи, мы держимся традиций с точки зрения содержания образа, но художнику в условиях некоторой ограниченности традиционным стилем дается полная свобода самовыражения. Феномен народной культуры – в неисчерпаемости вариантов: ни один предмет народной культуры не повторяется.

В академической художественной культуре каждый приходящий на смену новый стиль отрицает предыдущий. Например, протест у художников-передвижников начался с того, что они отказались писать дипломные работы на библейские темы. А в сфере народного творчества важно уметь сказать свое слово, не отказываясь от предыдущего этнического опыта. Народная культура не может быть законсервирована, она будет меняться, будут использоваться новые материалы и средства, но должны сохраняться ее жизнеопределяющие смыслы, возможно, совершенно иное, новое – не отрицая традицию.

Целоваться три разА!

– Зная вас, как человека чрезвычайно широких знаний, задаешься вопросом: где еще можно так раскрыться, кроме как в изучении народного творчества? В какой еще сфере проявиться профессионально музыканту, скульптору, ученому?

– Именно так мы и говорим родителям: «Приводите своих детей учиться фольклору, нигде больше Вы не получите такого разностороннего художественного развития!». Традиционная культура предполагает одновременно занятия хореографией, народным костюмом, декоративно-прикладным и словесно-поэтическим творчеством, инструментальным и вокальным исполнительством, лицедейством. Сначала ребенок лепит птичку, потом учится на ней играть, и так втягивается в самые различные виды художественной деятельности.

– Многих взрослых привлекает все это. Дети проявляют интерес?

– Дети – самая благодатная, самая отзывчивая публика. Я, сейчас живя в деревне, занимаюсь с ребятами, начиная с четырех лет, а также с их родителями. И у младших получается лучше, чем у старших. На одну из моих выставок, куда привезли детей, их папы и мамы предложили мне вести у них занятия. И четыре года назад мы создали в деревне Устиново «Семейную школу народной культуры», где вместе занимаются и дети, и родители.

– А как подростки откликаются?

– Лет 15 подряд мы проводили областные фольклорные лагеря. Все делалось на голом энтузиазме, но уже лет пять как эту благотворительность просто не возможно осуществлять. Так вот, как-то в Бологовском районе жили мы в помещении интерната, где на лето оставались местные дети. Предлагаем воспитателям пригасить ребят к нам на вечерку. «Не придут, – отвечают, – у них дискотека». Но они все-таки пришли, посмотрели, и уже на третий день стали с нашими ребятами играть. Подружились так, что когда расставались – плакали. Они забыли про свои дискотеки. А ведь проводили они их «как положено»: окна заделывались одеялами, в полной темноте мигала цветомузыка. А физрук, строгий такой был, время от времени включал свет, чтобы проверить, не делают ли его воспитанники что-нибудь недозволенное. На мой взгляд, это насилие над личностью и недопустимо, и бессильно. А у нас на вечерках, извините, поцелуйные игры. Создавалась педагогически организованная среда, и не надо было ничего бояться. «УразA-уразA, целоваться три разA», и – они целовали друг друга в щечку. Ребята вставали в круг, брались за руки, испытывали море прекрасных переживаний. К ним приходили первые симпатии, а, может быть, и влюбленность.

– Что ждет народную культуру? Кто будет наполнять ее новыми формами?

– Потребности у современного человека такие же, как и у тех, кто жил много лет назад. Мы хотим любить, радоваться близким, семье, гордиться своей страной и своими предками, видеть глубокий смысл в наших делах и жизненных явлениях. Если удастся поддержать образование на достойном уровне, сохранится и народная культура. И будут люди, заинтересованные в поиске средств для выражения этих традиционных высоких смыслов.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 16.05.2009

Василий Бутров - История традиционной культуры

Лекция школы "Русская Традиция" от 16.10.2009

Велемир - История эволюции русского язычества

Поиск

Журнал Родноверие