Мы — люди, и оппортунисты по своей природе. И чем дальше мы опускаемся вглубь веков, тем справедливее это утверждение. Жизнь наша в огромной степени зависит от того места, где мы живем. Но где бы мы ни жили, мы всегда остаемся людьми, и даже приспосабливаясь к окружающей среде, создаем свои уникальные искусственные среды, которые помогают нам выжить даже в самых суровых условиях. Собственно, изучением этих искусственных сред и занимается историческая география.

В самом дальнем приближении обнаруживается, что даже пространственная ориентация континентов способна влиять на жизнь человека. Так, широтная ориентация Евразии благоприятствует миграциям и культурному обмену, а богатство климатических зон обеспечивает многообразие материальных культур. Напротив, Новый Свет, протянутый в меридиональном направлении, создает природные барьеры (климатические и географические), и этим, во многом, объясняется его историческая отсталость. Например инки и ацтеки не знали о существовании друг друга — культурные импульсы, исходящие из этих центров, чаще всего затухали вблизи их границ.

Восточно-Европейская равнина, лежащая между Азией и Европой, вобрала в себя характерные черты обоих континентов. Расположенная преимущественно в умеренно-континентальном поясе, она делится на степную и лесную зоны, сильно отличающиеся друг от друга.

Степная зона

Ближний Восток и Восточная Европа. Неолит.

Ближний Восток и Восточная Европа. Неолит.

Причерноморские степи, как и Передняя Азия являются естественным мостом, по которому распространялись (преимущественно из Азии в Европу) миграционные волны. Близкие климатические условия мы находим и в Центральной Азии, и в Европе.

Великая неолитическая революция означала не только появление земледелия. Монолитное прежде человечество бродячих охотников вступило в эпоху великих культурных разломов — разломов этнических, языковых, экономических и духовных, поделивших нас на цивилизации и народы. Один из таких разломов расколол надвое Восточно-Европейскую равнину. На юге, в степи, родилась и стала набирать силу бурная Туранская цивилизация, в основу которой легло кочевое скотоводство; на севере сложилась сумеречная Цивилизация лесной зоны с ее отгонным скотоводством и мотыжным земледелием.

Северное Причерноморье. Бронзовый век.

Северное Причерноморье. Бронзовый век.

Северное Причерноморье является частью Евразийской степи и в этом отношении история Северного Проичерноморья развивалась в рамках истории Евразийской степи. Этот же тезис справедлив для Лесной зоны Восточной Европы — составной части Тайги, протянувшейся от Балтики до Тихого океана.

Туранская цивилизация

В «Авесте», священной книге персов, есть легенда о «турах с быстрыми конями», которые ушли далеко на восток, ведомые могучим Туром Фрагсрансайном. В этой легенде как в воде отразилось важнейшее событие в истории человечества: первое разделение труда на скотоводов и земледельцев. И именно европейские степи, где была одомашнена лошадь, стали колыбелью номадизма. Отсюда туранцы начали свое движение на восток, достигнув в конце концов Алтая и Западной Монголии. Так возникла Великая Туранская цивилизация.

Благосостояние и сама жизнь кочевника зависят от его скота, которому нужна трава. Таким образом кочевник всю жизнь вынужден находиться в движении в поисках тучных пастбищ. В этом и сила, и слабость кочевой экономики.

Культуры лесной зоны

Лесная зона Восточной Европы была захолустьем Евразии. Суровые погодные условия требовали от человека крайнего напряжения сил. Багаж знаний лесного охотника был даже большим, чем у южанина-земледельца, но отсутствие специализации делало эти знания более однородными. Поэтому все лесные культуры так похожи друг на друга, не имеют внятных границ, словно размазаны во времени и в пространстве. И тем не менее, их нельзя назвать примитивными. Пусть они отставали в технологическом и культурном развитии, но смогли максимально эффективно распорядиться дарами леса, создав с ним органичный симбиоз. Немногочисленные поселения, разбросанные на огромной территории, почти не создавали антропогенного давления на природу. “Их пища — трава, одежда — шкуры, ложе — земля” — так Тацит описывает дикое племя феннов. И он недалек от истины. Земледелие появляется здесь на 4 тыс. лет позже, чем в Западной Европе, и на 6 тыс. лет позже, чем на Ближнем Востоке. Переняв у соседей-кочевников скотоводство, народы Лесной Зоны перешли от присваивающего хозяйства к производящему. С наступлением железного века в восточно-европейские леса проникает ячмень, до этого уже успевший покорить и жаркую африканскую пустыню и суровые тибетские горы. Ячменная каша, сваренная на молоке, становится системообразующим фактором новой земледельческой экономики Лесной зоны. С ней связано появление в VIII в. до н.э. археологических культур — дьяковской, верхне-окской, городецкой, днепро-двинской, юхновской, культуры штрихованной керамики. Всех их объединяет мотыжное земледелие и переход от мясного скотоводства к мясо-молочному.

В этническом отношении население Лесной зоны было представлено двумя языковыми группами — балтской и финно-угорской. Балты занимали юго-западную часть Лесной зоны, на побережье Балтийского моря, и далее на восок широкой полосой расселились до среднего течения Оки. Финно-угры жили севернее и восточнее балтов на огромной территории от Ботнического залива до Урала в Европе, и за Уралом — в Западной Сибири.

Лесные жители. Бронзовый век.

Лесные жители. Бронзовый век.

Культурный разлом, совпавший с границей леса и степи, сильно ограничивал взаимодейсвие Туранской цивилизации и культур Лесной зоны Восточной Европы. Одной из предпосылок, нарушивших данный порядок вещей, было начало массовых миграций, очаг которых на этот раз находился не в Азии, а в Западной Европе. В VI–III вв. до н.э. кельтские племена вторгаются в Италию, в Испанию, на Балканы, в Центральную Европу и в Малую Азию.

Кельтская деревня. pinterest.com

Кельтская деревня.

Миграции кельтов

Миграции кельтов

В Прикарпатье кельты были известны соседям под собирательным названием галаты или кельтоскифы (Посидоний, Плутарх, Иордан). В IV в. до н.э. они переправились через Дунай и начали опустошать скифские земли. Гражданин Ольвии Протоген за счет собственных средств выстроил городскую стену в тот опасный год, когда «перебежчики извещали, что галаты и скиры составили союз и собрали большие силы, которые и явятся зимою, а сверх того еще, что фисамиты, скифы и савдараты ищут укрепленного места, точно так же боясь жестокости галатов…». Стараниями археологов в Закарпатье и Галиции* открыто немало латенских поселений, в том числе металлургические комплексы в Галиш-Ловачке и в Ново-Клиново. Отсюда кельтские импорты расходились по всей Восточной Европе, достигая Волги и Северного Кавказа.

Другой миграционный импульс зародился в недрах германоязычной ястрофской культуры, которая в III в. до н.э. стремительно распространилась в юго-восточном направлении — в том числе на земли, занимаемые кельтскими племенами. На границе германского и кельтского миров возникла обширная зона кельто-германских контактов. Высокая пластичность латенской культуры привела к формированию культур-гибридов, которые получили название латенизированных: пшеворская, оксывская, зарубинецкая, поянешти-лукашевская культуры.

Эти миграции привели к тому, что впервые за несколько тысячелетий в пограничной лесостепной зоне Восточной Европы появляется народ, одинаково чуждый Турану и племенам Лесной зоны.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы «Русская Традиция» от 03.10.2009

[видео]

Велеслав — Родноверие. Основы миропонимания

Лекция школы «Русская Традиция» от 18.06.2009

[видео]

Феликс Эльдемуров — Славянское траволечение. Беседа первая

Поиск

Журнал Родноверие