Смоленщина является одним из мест, где сохранились древнейшие русские орнаменты и узоры. Эта земля с древних времен являлась районом передвижений многих племен и народов, постоянно испытывая с запада влияния Литвы и Польши, а с севера — влияния русских областей — Пскова, Новгорода. Позднее добавилось влияние Москвы, Рязани, Суздаля, Украины. Смоленская земля передала соседним народам свои художественные мотивы, которые затем были переработаны местными мастерами в соответствии с условиями быта, национальных и географических особенностей.

Древнейший смоленский орнамент геометричен. Чаще всего смоленские «украсы» имели форму ромба, креста, пяти и восьмиконечной звезды, круга и различных промежуточных фигур и их вариаций. Со временем в смоленском орнаменте появились цветы, а затем фигуры животных и человека. Однако внешняя геометричность смоленских «украс» сохранилась и до наших дней. Даже гирлянды цветов, вереницы животных и людей оформляются полосами или дорожками из мелких геометрических фигур — ромбиков, крестиков, точек, звездочек.

10

С древнейших времен на Смоленской земле украшали разнообразной вышивкой предметы одежды. После тяжелой работы в поле и по хозяйству крестьянка находила время и на вышивку. Особенной красотой и богатством в украшении отличались вышивальщицы бывшего Юхновского уезда. Полосы мелкого орнамента с выделением красного цвета, расположенные на рукавах, были подобраны с изяществом и совершенством. В народном костюме редко встречались полностью затканные и вышитые рукава. На Смоленщине такой прием бытовал только в Юхновском уезде.

11

Основным тоном смоленской вышивки является красный, но его дополняют желтый цвет теплого янтарного оттенка, а также синий, порой черный или зеленый. Особенно богато смотрятся смоленские вышивки по сетке, в технике цветной перевити. Перевитью украшались передники, рукава рубах, полотенца. Примечательны вышитые рукава рубах — порой узкие полоски вышитых и вытканных узоров покрывают рукав от плеча до запястья, и, хотя орнамент каждой полосы довольно прост, за счет большого количества полос и ритмичного чередования цветов создается впечатление сочности и богатства.

12

Не только рукава были украшены на женской рубахе, но и подол. Вышивка на подоле крестьянской рубахи являлась своеобразным символом. На жатву женщина надевала самый красивый наряд. Этот обряд у древних был связан с магией плодородия не только земли, но и женщины. Вышивка, таким образом, наделялась глубоким смыслом. Через нее женщина как бы передавала земле силу плодородия.

13

Красиво украшались крестьянками и фартуки. Верхняя их часть — это полотнище, затканное горизонтальными полосами красных ниток, причем к нижней части эти полосы становятся более широкими и плотными. Такое отношение к каждому фрагменту говорило о большом вкусе смоленских мастериц-вышивальщиц и стремлении как можно красивее оформить самый простой предмет. Отверстия делались разного размера, и от этого достигалось определенное разнообразие двустороннего узора.

14

Столь же красиво вышиты и подолы мужских рубах. Вышитая девушкой, она символизировала надежду на счастливую семейную жизнь. Несомненно, художественный облик каждой вещи индивидуален, и в то же время опирается на веками сложившиеся традиции, отступить от которых исполнительница-вышивальщица не могла.

15

Вышивальщицы умели создавать многочисленные варианты орнамента. Вот как писал о «строчке» С.К. Маковский: «Простейший рисунок, из которого и получились остальные типичные элементы узоров, представляет собой две пары параллельных полосок накрест и называется «простой еленец», вероятно, от сходства с перекрещенными ветками ели. Части этой фигуры в различных сочетаниях дают «поленца», «рогатый еленец», «пальцы» (или «локти»), «гребенку».

Очень распространен узор, имеющий общие очертания крепостной стены, называемый «Москва»; квадрат более или менее сложной ар­хитектуры — «месяц», группы кружков — «маковки» (или «котелки»)».

Основным мотивом смоленской вышивки и ткачества является геометрический орнамент, а ведущей его фигурой — ромб. Известный исследователь Б.А. Рыбаков, подтверждая этот факт, говорил, что самая ранняя вещь с ромбом была обнаружена в Кривичском кургане VI—VII вв. недалеко от города Ярцева Смоленской области.

16

Существовала и другая техника — «настебка» или «навыколка», при которой ткань не разреживалась выдергиванием нитей, а вышивка наносилась поверху, и ею имитировался тот же узор, который был близок «строчке». Для такой вышивки применялась тонкая нить, и вышивка получалась сходной с паутинкой. Вышивались цепочки зубцов и «баранчики».

Третий способ, применяемый в талашкинских мастерских, — это «настил» или «набор». Цветные нитки по счету накладывались на поверхность холста Выполнялся узор в виде зубцов — выступов в сочетании нескольких цветов на льне.

В смоленской народной вышивке обычно употребляли белый холст, частично затканный красными полосами. В вышивке ведущим цветом был также красный, ему подчинялись желтый и синий. Вся вышивка строилась на контрасте цветов. Других сочетаний почти не встречалось. Различие узоров достигалось более или менее активным тоном и вариациями геометрического орнамента.

17

Среди смоленских женщин имелись большие мастерицы вышивания, выполняющие заказы с большим старанием. Их узоры были на редкость художественны и разнообразны.

Соединялись куски между собой «в пищик» или «зубенями».В первом случае куски плотно пригонялись друг к другу и создавали ощущение единого полотнища. В другом случае, наоборот, между кусками оставался небольшой просвет, и они соединялись в виде сквозной ветвистой полоски.

18

Сохранились древнейшие орнаменты Смоленщины во многом благодаря известной собирательнице предметов народного искусства. Марии Клавдиевны Тенишевой (1867—1928). Она получила блестящее музыкальное и художественное образование и выбрала главным своим делом просветительство. Ею было создано училище ремесленных учеников (под Брянском), открыто несколько начальных народных школ в Петербурге и Смоленске, совместно с художником И.Е. Репиным организованы рисовальные школы, открыты курсы для подготовки учителей и, наконец, открыта сельскохозяйственная школа во Флёнове (близ Талашкина). Она представляла русское искусство на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. М.К. Тенишева была замечательным художником-эмальером. Ее работы в технике эмали получили всемирное признание, она написала диссертацию на тему «Эмаль и инкрустация».

Как художник, собиратель и исследователь искусства, М.К. Тенишева была избрана членом нескольких европейских академий. Она ставила задачу возрождения традиционной художественной народной культуры как живительной жизнетворческой силы. М.К. Тенишева открыла в Талашкине «Скрыню» — первый на Смоленщине музей этнографии и русского декоративно-прикладного искусства, полагая, что наличие такого музея вблизи школы облагородит вкус учащихся и пробудит генетическую память. Она отмечала, что «трудно было привить в деревенской школе, среди крестьянских детей, первые задатки художественного вкуса, приучить к вышиванию девочек, приохотить к урокам музыки мальчиков, но, однако, все очень привилось впоследствии».

19

Талашкино — небольшое село, расположенное в 18 км к юго-востоку от Смоленска по Рославльскому шоссе. «Благодаря стараниям и умению М.К. Тенишевой, село Талашкино вскоре стало средоточием кипучей художественной деятельности.

20

Интерес М.К. Тенишевой к отечественной старине не был случайным. Русская художественная культура второй половины XIX в. стремилась к осознанию своих национальных истоков. Народная тема нашла широкое воплощение в русском изобразительном искусстве, архитектуре, музыке. Исследование о народном искусстве написал В.В. Стасов. Коллекции составляли Исторический музей, Строгановское училище, а также частные собиратели П.И. Щукин, Н.Л. Шабельская, К.Д. Далматов, Е.Д. Поленова. Характерные черты этого процесса отразились в общей демократизации культуры и искусства второй половины XIX в. В этом русле возник и талашкинский музей. Это же повлияло на отбор экспонатов и на его структуру в целом.

Однако, необходимо понимать, что существовали два направления работы. Первое выявляло отношение к народным мастерам. Им давали заказы на выполнение того, что «они могут сделать».

Второе — это творчество профессиональных художников, которое шло главным образом не столько от народного искусства, сколько от мотивов и образов древнерусского декоративного искусства и памятников археологии. Но была и такая область талашкинских начинаний, где кустарям доверяли и техническую, и художественную сторону исполнения изделий. Это было характерно для талашкинской вышивальной мастерской. Возрождая старину, М.К. Тенишева полагалась на талант народных мастеров, их чутье, владение техникой. В талашкинской вышивальной мастерской работало 2000 крестьянок из более чем 50 деревень округи, выполняющих вышивку на дому с сохранением традиционных местных приемов. М.К. Тенишева постоянно подчеркивала художественные склонности смоленских мастериц.

21

Талашкинская вышивка, разработанная профессиональными художниками, в целом приближалась к поискам художников «Мира искусства» их пристрастием к пастельным тонам. Талашкинская вышивка напоминала живопись М.А. Врубеля, А.Я. Головина, Н.К. Рериха. В ней присутствовали синие, сиреневые, табачные, вишневые, желтые цвета. Введение новой тональности соответствовало стилю «модерн».

22

При этом художники учитывали основной принцип народной вышивки и в одном изделии использовали не более трех-четырех цветов, но в талашкинской вышивке гораздо разнообразнее композиционное решение всего узора. В народной вышивке орнамент имел фризовое исполнение, а в талашкинской вышивке мы можем выделить более разнообразное построение узоров. Цвет активно выступал по центру или, наоборот, на каймах. Крупный рисунок чередовался с мелким. Традиционна была форма талашкинских салфеток. Они исполнялись мастерицами из целого куска холста или составлялись из пяти — девяти фрагментов разной окраски. Устойчивость орнаментального ряда, композиционное разнообразие узоров, сложность цвета выдвигали талашкинскую вышивку в число наиболее удачных опытов этого центра, причем на народной основе.

23

В Талашкино делали и другие вышивки, нитками, шерстью и шелком по новым рисункам, составленным в самой мастерской. Их надо отличать от рукоделий собственно крестьянских, повторяющих старинные традиционные узоры. Ведь русские узоры создавались веками. Многие поколения воспитывались на них. Сложилась традиция, своего рода непреложный обычай. Применялись определённые способы вышивания, повторялись одни и те же стежки, одни и те же узоры, в которых кристаллизовался народный вкус.

24

То, что делалось в талашкинских мастерских, особенно по части вышивок, совпадало с лучшими образцами народного творчества, так как главными художницами-вышивальщицами, работавшими по заказам М.К. Тенишевой на дому, были смоленские крестьянки. И какой бы узор они ни получали из рук М.К. Тенишевой, Е.Д. Поленовой, СВ. Малютина, они переиначивали его на свой лад, как учили их тому бабки и прабабки. С этим М.К. Тенишевой приходилось считаться.

В талашкинской вышивке цвет увязан с общим решением интерьера, где должны присутствовать панно, живопись, керамика, новая мебель; где декоративность выступает организующим началом всей жилой среды, а не только одного предмета. В этом отношении талашкинская вышивка явилась существенным звеном в выработке нового стиля, получившего определение «неорусского», в отличие от «псевдорусского».

В 1907 году княгиня Тенешева вывезла большую часть экспонатов своей коллекции народного искусства в Париж, где в Лувре в павильоне «Марсан» ей выделили четыре зала. Имеется каталог выставки на французском языке со вступительной статьей Дени Роша.

После Октябрьской революции в селе Гвоздово, по соседству с Талашкиным, в 1930 году была создана промысловая артель художественной вышивки, несколько позже получившая название «13 лет Октября» (в настоящее время Смоленская фабрика художественной вышивки).

Творческая деятельность артели «13 лет Октября» наиболее полно развернулась в конце 40-х и в 50-е годы.

Некоторые из тех, кто помнил заветы художников Талашкина, например, мастерица А.Н. Данилова, охотно учили молодежь понимать и ценить искусство прошлого и сами учились новым приемам. Используя богатство традиций смоленских «украс», они создавали свое новое, оригинальное, в котором легко просматривалось и уважительное восхищение народным творчеством, и яркие поиски того, что фактически связано с красотой и романтикой сегодняшнего дня. Осенью 1949 года на смоленской областной выставке художественной самодеятельности с успехом экспонировались рукоделия мастериц артели. Особым вниманием зрителей пользовались вышивки и кружева Евдокии и Марии Маниных, Татьяны Басовой, Ульяны Даниловой, Веры Калинниковой и других талантливых гвоздовских рукодельниц, чьим работам присущи высокий вкус и мастерство.

К концу 50-х годов в артели «13 лет Октября» выросла большая группа талантливой молодежи. Новым в ее работе было то, что, сохраняя свое творческое лицо и традиции смоленских «украс», некоторые из них трудились совместно с художниками и искусствоведами НИИХП в Москве. В 1960—1961 годах изделия артели демонстрировались на Выставке достижений народного хозяйства в Москве, и лучшие из них были отмечены наградами и дипломами.

В фондах Соборного двора Смоленска хранятся необычайной красоты скатерти, полотенца, дорожки, салфетки с уникальными вышивками Н.Ф. Столяровой, Н.С.Максимовой, СТ. и М.Т. Ермаковых, А.А. Казаковой, М.Н. Гумилевской.

В случае использования растительных и животных элементов как в тенишевских мастерских, так и у вышивальщиц артели «13 лет Октября» вокруг них создается геометризованный фон. Использование в орнаментальном декоре человеческих фигур также сопровождается применением смоленской ромбаики.

В настоящее время на Смоленской фабрике художественной вышивки вышивальщицы продолжают использовать традиции вышивальных швов смоленской земли. Мы надеемся, что их деятельность способствует сохранению традиционной культуры Смоленской земли.

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 01.12.2009

[видео]

Василий Бутров — Народный костюм

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

[видео]

Алексей Почерников — Введение в геомантию

Поиск

Журнал Родноверие