Это настоящий боец. Стойкий мужественный воин. Охранник жизни. Он не помнит своего прошлого, поскольку в прошлом у него - нет. Собственно, он только сейчас начинает осознавать, где оказался, куда попал и что ему завещали. Сомневаться в завещаниях - бессмысленно, поскольку ничего кроме этих заветов он и не знает. За сомнениями кроется колебание, а это - опасность, которая может обернуться гибелью. Заветы - это самые первые, наиважнейшие знания, а еще он чувствует все вокруг.

Это настоящий боец света. Крепкий, выносливый, полностью предан делу. Закованный в глухой твердый панцирь, с непреодолимым стремлением к жизни в середине, в самой душе. Собственно, это все, из чего он состоит - панцирь снаружи и безудержная воля к жизни внутри. А еще есть заветы, которые помогают. Воспоминаний нет. Сверху напирает тяжелое, темное и холодное. Время от времени оно движется все щильніше, видимо, его становится больше. Боец жизни развернул против него оборону. Он подставил свой наглухо закрытый доспех и сдерживает нашествие холодной тьмы. А и не отступает - напирает все сильнее. Нужно иметь большую силу воли, чтобы выстоять в таком поединке. Но и этого мало. Боец обращается к завещаниям - что они подскажут ему. Держись крепко. Не дай себя расколоть. Такой ответ получает он. Ну что же, это уже не мало. Надо лучше рассмотреть, что надвигается на него. Первое - оно холодное, это боец почувствовал уже давно, еще перед тем, как начал осознавать все остальное. Оно тяжелое и его много. Воин еще сильнее держится, присматриваясь. Проходит некоторое время и все вокруг будто проясняется. Темнота становится светлее. Так продолжается некоторое время, но потом все снова чернеет. Черная холодная тьма, кажется, прижимает еще с большей силой. Боец держится, чувствуя, получает поддержку. Снизу, там тепло, мягко и уютно. Должно быть, это и есть его родное - оно помогает защищаться и не оставляет беспомощным.

Все вокруг - серое, черное и темно-черное. А еще есть яркое - это внутри, под панцирем, в его душе. Теперь боец узнает, что весь мир - это темный твердый холод, идущий сверху и теплый уют, что согревает снизу. Сам он посередине между ними. Пожалуй, что по центру всего мира. Темный холод уже надвинулся повсюду, и единственный не захваченный уютный клочок - под ним, под его защитой. Он защищает эту родную плоскость своим прочным панцирем, не давая тьме насунутись и сюда. Есть еще несколько завещаний, не до конца понятных, и воля к жизни. Из этого состоит весь мир. Из этого состоит вся его жизнь. Больше нет ничего.

И так продолжается все время - мороз, тьма, и борьба, и кусочек своего мира снизу. Так длится целую вечность. Периодически просветляется тьма , но затем вновь чернеет. А после этого вновь светлее, и вновь глухая, непроглядная тьма. И так повторяется еще и еще. Такая оборона. Когда немного проясняется, кажется, что вот уже сейчас черный холод развеется. И все переменится. Как? Не будет пронзительного мороза и мучительной тьмы - вдруг станет тепло и светло. В такие волны воин свято верит в то, что борьбе конец, что она должна скоро кончится, но - опять темнеет. Борьба продолжается.

Время проходит, защищаться уже невмоготу и витязь в глухом крепком панцире чувствует, что наступает время последнего поединка, в нем можно или победить, или затеряться. Это так неожиданно подсказали завещания. Воин знал их все с самого своего начала, знал все наизусть, только сейчас они становятся понятнее. Только сейчас они, наконец, открывают нашему бойцу жизнь свои тайны, и это они подсказывают, что приходят времена решительных и отчаянных действий. Это и все, что становится известно. Сверху, как и раньше, давит непроглядне, оно потужнє и его много, и не собирается ни отступать, ни розступитись. Время действий пришло, но воин еще не знает, как поступить дальше. Бесконечная борьба совсем измучила его, панцирь, кажется, вот-вот лопнет под натиском тяжелой темной бездне, а жизненная воля, что живёт в душе, стремится получить ответ. Неужели - конец? Почему? Почему так? Тогда приходят сомнения. Они приходят вдруг, и уже не дают покоя. Они сверлят изнутри и прокалывают неуверенностью. Они невыносимые, тревожные, их не удается избавиться. Зачем эта постоянная, изнурительная борьба? Когда, наконец, она завалена? Что дальше? Заветы молчат. Точнее, в этих местах они пока не понятны. Единственное, у кого можно спросить - это в родного уюта, который теплится под низом. Чтобы лучше спросить, надо поближе прижаться к уютной, прижаться всей душой. Между душой и родным - крепкие глухие латы. И витязь, зажатый между тяжелым морозом и невыносимыми сомнениями, делает невиданное - он сам проламывает свой доспех! Панцирь проломлено  - трещины идут по нему в разные стороны и, кажется,  холодная тьма сейчас совсем раздавит воина жизни. "Что делать? Как действовать?" - из последних сил запитє он в теплого родного снизу. Вопрос это - последнее, что остается, оно рвется туда, к уюту и тогда воин неожиданно чувствует, что укоренился, прирос. Снизу оказалось не плоско, а глубоко. Теперь его и родной уютный клочок это связывает единое целое. Родное  - глубокое, оно мгновенно обновляет, питает бойца. Он чувствует, как наливается прочностью и набирается вдохновения. Это придает такую необычайную силу, которую раньше он и не имел никогда! Это и есть ответ на все вопросы. Некоторое время витязь прислушивается к безумному животворного биение внутри. Потом питается и оглядывается, аж чувствует: он крепнет, крепнет. Такой силы он не испытывал еще никогда! Теперь самое время для последнего боя.

Самое время. Черная тьма не расступается. Она так просто не отступит. И воин жизни переходит в наступление. Теперь тяжелый поломанный доспех только мешает и витязь разламывает его совсем. Латы с треском распадаются, а боец - давит на черноту. Упирается в твердый холод - со всей силы. Снизу питает теплом и уверенностью,  это делает воина еще сильнее - он проламывает черную тьму и делает шаг вперед. Потом еще шаг. Еще и еще. Силы ему придает его родное, куда укоренился. Так и продвигается вверх, проламывая твердый темный мороз. С каждым своим наступлением боец становится все сильнее, а морозная тьма ослабевает, оставаясь где-то позади. Давка ослабевает. Холод - согревает! А главное - светлеет! Витязь наступает дальше и дальше, все вперед - вверх. Вдруг оказался перед глухой холодной стеной. Что за ней - не известно. Воин уже знает, что холодная тьма - вовсе не бездна, как казалось ранее. Она скоро прекратится. Заветы подсказывают: стена - это последняя преграда. За ней уже не будет вечной тьмы. Это последний бой. Воин наваливается на стену со всей силы. Родное корней придает ему силы. Воин валит в стену, что хватает духу. Наконец - та поддается и с хрустом дает трещину. Витязь валит еще раз!.. Треск, хруст и трещины во все стороны... Стена рассаживается и вдруг наступает необычайное.

Такое чрезвычайное, что перехватывает дыхание. Первые мгновения ничего не понятно. Яркое, такое же яркое, как сама жизнь ослепляет его. Окружающий мир вдруг раздался, расширился, стал бесконечным... бесконечным... бесконечным!.. Сначала ничего не понимает, а лишь вдыхает непривычные пряные запахи и время от времени перехватывает дыхание от неожиданно приятных неизвестных до этого впечатлений и щедрого, преяскравого света. Наш воин и представить себе не мог, что бывает такой свет. Это рождает неслыханную радость. Там, внизу, он представлял себе, что такое свет, какое оно и как оно выглядит... Но что оно настолько просторное и яркое!.. Такого не мог себе представить. Такого не возможно представить, когда вокруг - кромешная тьма... А здесь - остается только ярко радоваться и любоваться... Любоваться необъятным светлым пространством.

Лишь когда белый день меняют предвечернии сумерки и горячие лучи соняшного света западают косыми крупными пятнами, боец жизни разглядывает вокруг. Все, что видит - это переворот! Оно  вразрез со всеми прежними представлениями.

Тяжелая холодная темнота, с которой он пробил себе путь сюда  совсем не черная. И даже не темнота - она белая! Все вокруг - белое! Никогда он такого себе не мог бы представить! А дальше - черные и серые стволы и ветки под белым. Сверху здесь не темно и не морозно - здесь сверху льется свет! Насыщенное, прозрачное, оно выспрашивает его яростным счастьем. А сам он - тоже имеет цвет. Сам он - зеленый! Это, пожалуй, зеленым налилась в нем то неистребимое желание жить, что теплилось под сплошным глухим панцирем. И теперь он видит, что он - вовсе не одиночка. Вокруг на фоне белого одеяла где-не-где зеленеют тонкие стебелинки - видимо, такие же бывшие бойцы, как и он.

Здесь тоже свет меняет тьма, но не тяжелая, а приятная на дыхание и не черная, непроглядная, как была под белой толщей, а прозрачная. Где-то далеко, в бескрайних просторах, эту светлую тьму согревают горячие капельки - их множество. Воин смотрит на них с откровенным удивлением вспоминает свое недавнєшнє... Оно как сон... Призрак. Теперь даже трудно в это поверить, когда смотришь на такой потрясающий бесконечное пространство... Только, если вспомнить... В такие времена наш герой вспоминает свою борьбу с черным холодом под белой кровлей. Оно все осталось где-то глубоко внизу и в прошло. Там осталась морозная тяжелая давка, там осталась борьба, что, казалось, не будет края. Там остался поломанный доспех - прочный сплошной панцирь, который был ему единственной защитой и служил ему единственным оружием. Там остались твердость, стойкость, сомнения, там осталось самое важное вопрос, который смирно укоренилось вглубь. Борение - в минуому, борьба закончилась. Поэтому - и он теперь уже не воин. Он - победитель.

Все это - воспоминания... Все это – в другом мире, которого больше уже не существует. А здесь, в этом мире, к которому он сам проложил себе путь, - здесь легко и лучезарно. Его окутывает сон и покой... но он чувствует, что поступает еще одно - необычное, неизведанное и неожиданное. Оно смущает, оно пружньо играет жизнью в его душе. Оно больно, но хочется его. Оно - вечное, но заново возродилось через его жизнь. Теперь - больше нет войны, есть желание - оно светлее яркий луч и лучше счастья... И уже ждет свое, притаившись упругая спелой весенней сосулькой. Пройдет еще немного времени - сосулька расцветет и наш герой окунеться в светлое весеннее утро продолжение рода...

Так на заснеженной поляне появился лесной подснежник. Зернышко лежало на теплой земле, покрытой опавшими листьями, а сверху на него давила холодная толща снега - тогда все вокруг было для него темным. От холода и давления снега зародыш жизни берегла тоненькая, но прочная оболочка - панцирь-доспех. Пришло время, подснежник пустил в землю корни, разломал защитный панцирь и пробился через снежную кровлю до весеннего воздуха и солнечного света. Здесь он оказался в свете жизни. Он будет жить, пока не придет его час. Тогда он завянет и уйдет, оставив по себе маленькие твердые зернышко - воинов света, воинов жизни...

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 03.10.2009

[видео]

Велеслав — Родноверие. Основы миропонимания

Лекция школы "Русская Традиция" от 28.03.2010

[видео]

Велеслав — Символика Шуйного пути. Беседа вторая

Поиск

Журнал Родноверие