Заслуженный работник культуры Российской Федерации Галина ХАЧАТУРОВА известна как создатель и руководитель костромского ансамбля фольклорной музыки «Долинушка».

С русскими обрядовыми песнями и танцами, частушками, старинными протяжными песнями и кадрилями ансамбль выступает в Костроме и Костромской области, в других городах России и за рубежом. Недавно ансамбль и его бессменный руководитель отметили два юбилея: Галина Хачатурова — свой семидесятый день рождения, а «Долинушка» — тридцатый.

Спала на крышке рояля

— Я так понимаю, Галина Юрьевна, вы не боитесь больших юбилеев?

— Я их люблю. Что такое юбилей для артиста? Это повод встретиться с тем зрителем, который его давно знает и давно любит. А ещё это повод подвести итог. Вы в зале сидели, видели, сколько было цветов?

— Видела. Я думала, вы из-под них не выберетесь.

— А там еще и подарки были! К сожалению, не подписанных много – не знаю, кого поблагодарить лично. Спасибо, дорогие друзья и низкий поклон!

Из автобиографии: «Я родилась в замечательном городе семи церквей, пяти дорог и двух колодцев — прекрасной Нерехте. Несмотря на то, что я давно живу в Костроме, дух этого города, уклад, манера общения людей, диалект необыкновенный, неповторимый, до сих пор сохранившийся — все это остается со мной».

— Вы помните свою первую встречу с музыкой? Что это было?

— Никого не помню так, как помню музыкального работника в детском саду. Это была молодая женщина, с очень красивыми пальцами в колечках. И она этими пальцами играла на пианино. Я ей подражала: приходила из садика, рассаживала вокруг всех своих кукол и начинала музыкальные занятия. Как мне хотелось учиться! Иногда мне разрешали сесть за пианино, которое стояло в детском саду. В эти минуты я просто задыхалась от счастья, от того, что могу положить руки на клавиши.

Из автобиографии: «И вот — несказанное везение в моей жизни: когда я пошла в третий класс, в Нерехте открыли музыкальную школу. Я поступила туда учиться игре на фортепьяно. Обычная школа для меня стала не важна: я начала получать четверки, потом скатилась до троек. Меня стыдили, но я ничего с собой не могла поделать: меня интересовала только музыкальная школа, только успехи или неудачи там имели значение, только они могли сделать меня счастливой или несчастной. Неожиданно моя родня по инициативе тетушки Лиды решила купить мне инструмент вскладчину. Тетушка нашла где-то старинный немецкий рояль. Из красного дерева, клавиши — из слоновой кости, серебряные ручки, педаль. Тетя Лида распределила, кому из нашей родни сколько денег дать на эту покупку. Ради рояля диван в комнате отодвинули к окну — пожертвовали даже окном. Этот рояль стал для меня всем. Я и спала на нем, потому что больше не было места. Стелила на крышку ватное одеяло — и спала».

— А почему в Костромское музыкальное училище вы поступили не на фортепьянное отделение, а на дирижерско-хоровое?

— Преподаватель дирижерско-хорового отделения Вадим Хачатурович Мелкумов подошел ко мне после экзамена по сольфеджио и сказал: «Вы так красиво дирижировали, прямо мастерски. Я вас возьму в свой класс, если вы перепишете заявление на дирижерско-хоровую специализацию. Если хотите, я могу договориться с хорошим педагогом по фортепьяно. Кто вам помешает параллельно еще одну программу выполнять?» Я не могла ему возражать. И не пожалела.

Паспорт жениха увидела только в ЗАГСе

— Где вы впервые встретились со своим мужем?

— На лестнице главного корпуса Костромского технологического института. В зале этого вуза готовилась к поездке на общероссийские соревнования сборная области по художественной гимнастике. А я должна была аккомпанировать каждой гимнастке. Однажды репетиция закончилась совсем поздно. Спускаемся мы по лестнице, гляжу, ко мне подстраивается какой-то высокий и стройный молодой человек. Я голову-то подняла — ой, певец Муслим Магомаев! Просто копия! У меня сердце потерялось. Это было в 1967 году, 19 мая. Стояла жара, на мне было новое, сшитое своими руками платье. Его звали Эдуард Хачатуров, он преподавал в технологическом институте. На следующий день выхожу из аудитории своего училища, а он стоит с целым тазом ландышей и улыбается.

— Дальше события развивались стремительно?

— Скорее всего, они бы развивались стремительно, да мама моя воспротивилась. Она строго-настрого приказала: сначала получи образование, а потом замуж выходи. И три года мы просто встречались. Тогда не было принято жить до свадьбы вместе. И он меня ждал. Когда пришли в ЗАГС, я впервые увидела его паспорт и узнала, что ему тридцать три года. Он был на десять лет старше меня. Я удивилась, а он сказал: «Да какая разница?»

— Где вы начинали работать?

— В Костромском культпросветучилище. И одновременно заочно стала учиться в Ленинградском институте культуры. Как-то все сладилось: и работалось с интересом, и учеба шла легко. И вдруг в училище закрыли специализацию «Академический хор», а мне сказали: «Хотите — переучивайтесь на специализацию «Народный хор», хотите — увольняйтесь». Переучивалась я в Архангельской губернии у Нины Константиновны Мешко, в Северном государственном русском народном хоре. Затем у Вячеслава Михайловича Щурова, в Московской консерватории.

Из рассказа Татьяны Лебедевой, подруги Галины Хачатуровой: «На самом деле мы, близкие подруги, знали, как много тяжелого свалилось на нее: длительная болезнь мужа, смерть отца, сестры, болезнь сына, болезни матери. Дома Галя ни минуты покоя не имела, в училище культуры преподавала десять музыкальных предметов, да еще и возглавляла дирижерско-хоровую специализацию. Она стоически выдерживала все. Никогда, ни при каких обстоятельствах не ныла, не жаловалась и не бросала свое любимое дело».

Создала фольклорный ансамбль

— Как родилась ваша «Долинушка»?

— Я стала руководить училищным народным хором. Однажды к нам на репетицию пришел директор Николай Алексеевич Хохлов и спросил: «Что бы нам такое необычное создать к сорокалетнему юбилею училища?» «А давайте я создам фольклорный ансамбль», — предложила я. Вот так и началась наша «Долинушка». Это был любительский коллектив.

— Откуда же вы брали репертуар?

— Мы с учениками стали ездить в фольклорные экспедиции по области. Результаты экспедиции я расшифровала, делала аранжировки и возвращала народу кадрили и песни. Таким образом, появились кологривская, чухломская, боговаровская, пыщугская, вохомская кадрили. И песни разных жанров: протяжные, игровые, плясовые. Постепенно определился наш творческий принцип: экспедиция-лаборатория-сцена.

Из творческой характеристики: «Все аранжировки, сценарии и постановки принадлежат Галине Юрьевне Хачатуровой. Она — автор песен «Ой, Россия — Русь православная», «Песни о Костроме» на стихи Аполлона Коринфского».

— Как вы оцениваете, что в фольклоре остается нужным народу, а что — нет?

— Народ это поет и пляшет. А про что забыл петь и плясать — мы в экспедициях найдем и напомним. Плохо, когда кто-то один за весь народ решает, что нужно, а что — нет. Вот такой пример: в начале девяностых поехали мы на конкурс частушечников в Москву. Конкурс назывался «Эх, Семеновна!» Показывать его должны были по первой программе телевидения. Приехали в «Останкино». Режиссер ТВ настойчиво советует: «Позабористей давайте, покрепче частушечки! Такие, чтоб уши вяли! С матерком! Народу это нравится». Когда он так сказал, я опешила, а мои артисты смутились. «Все, — говорю, — отправляйте нас домой. Мы не знаем и не поем такие частушки, какие вы предлагаете». Режиссер сказал: «Будь по-вашему, пойте, что знаете. Но далеко не продвинетесь». А мы продвинулись: показали разные частушки от «Страданий» до плясовых. И дошли до финала. Дальше у нас просто не хватило частушек.

— Я видела «Семеновну». Там скандал был.

— Был. Некоторые наши соперники по конкурсу приехали одетыми и загримированными «под деревенских» и с похабными частушками. Первой из жюри ушла диктор телевидения Анна Шатилова. Она спокойно поднялась, сказав: «Я не туда попала». Потом многие уходили. После этого я обратилась к исследованиям священника и философа Павла Флоренского. Нашла у него замечательную фразу о том, что частушка —это особый жанр, где «шутливое — в глубоком, и глубокое — в шутливом». И создала озорной дерзкий спектакль, в котором открыла зрителям частушку, как исторический образ русской жизни.

Из творческой характеристики: «В 1998 году Галина Хачатурова принята в Государственный творческий центр «Костромаконцерт» (ныне Костромская государственная филармония) на должность художественного руководителя ансамбля фольклорной музыки «Долинушка». К тому времени ансамбль уже имел звания лауреата международных фестивалей народных коллективов в Великобритании и Франции, дипломанта престижных фестивалей в Суздале, Череповце, Новосибирске, Рыльске, Новгороде».

— Языческие обряды тоже входят в ваш репертуар?

— Что такое язычество? Это тоже история нашего народа. Мы сделали концертную программу «Венок обрядовых песен». Туда вошли фрагменты из музыкальных спектаклей: «Рождественское Навечерие», «Костромские поседки», «Окручивание невесты», «Троица», «Госпожа ты наша Масленица», «Иван Купала». Для меня важно все, что было в истории русской культуры, и я считаю себя обязанной все это изучать и этим делиться.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 01.09.2009

[видео]

Велеслав - Славянский обряд

Лекция школы "Русская Традиция" от 15.10.2009

[видео]

Алексей Почерников - Реконструктивная этнография

Поиск

Журнал Родноверие