В музее современного искусства Эрарта до середины сентября продлится щемяще-чувственная выставка скульптора Александра Рукавишникова. Широкой публике он известен прежде всего как монументалист - автор памятника маршалу Рокоссовскому и бронзового Юрия Никулина у Цирка на Цветном бульваре. Хотя вообще в столице их не меньше десятка, а еще работы автора хранятся в Третьяковской галерее, музее Людвига в Русском музее, а также в коллекциях по всему миру. В Петербург Рукавишников привез свои произведения разных лет, почти каждое из которых - гимн Женщине. Или даже так: гимн Бабе.

Экспозиция получила название "Плоть от плоти". И действительно, ее героини - неотъемлемая часть нашей жизни, неотъемлемая часть России, ее природного существования. Довольно часто это настоящие Хозяйки - как "Женщина с лопатой" - отсыл к знаменитой "Девушке с веслом" или "Женщина, рубящая капусту". Голова ее по-крестьянски замотана платком, но фигурка стройна, на ногах - туфли на каблучках, а на бронзовой ножке можно рассмотреть край кружевной комбинации.

Работы Рукавишникова невозможно вписать ни в какие существующие рамки, поэтому он сам дает определения своему творчеству - глубинному, тому, что не на заказ. Жанр называет "советским язычеством", а основную идею формулирует как "антипафос". И не боится, что его героини кому-то не понравятся.

Осматривая экспозицию, невозможно выделить для себя, что в ней главнее - "советское" или "язычество". Автор признается, что он православный крещеный человек, но при этом ему как художнику очень жаль, что для нашего народа регулярно происходит "укорачивание истории".

- Когда в Россию пришло христианство и православие, очень многое было уничтожено из предметов искусства, относившихся к язычеству, - поясняет он. - Октябрьская революция затем уничтожала все православное...

Следующая мысль - в сегодняшней России слишком пренебрежительно относятся к советскому наследию. Женщины Рукавишникова - попытка сохранить "эти неизвестные миру аксессуары и вместе с тем не общепринятые доброту и наполненность".

Его "Гребущая" отчетливо похожа сразу на всех скифских каменных баб: "Да, скифы мы! Да, азиаты мы!" Искусствоведы видят в этом "какое-то архаическое величие", а зритель может заметить, как изящна щиколотка - женщина обута только в один сапог, напоминающий кирзовый. И такие детали можно высматривать и рассматривать в этих женских образах сколь угодно долго. Хотя не все они так подчеркнуто реалистичны.

- Скульптура - это объемный иероглиф, - говорит автор. - Важное слово "объемный", - который не имеет невыгодных, плохих точек со всех сторон.

А зритель снова додумывает: "Иероглиф несет в себе несколько смыслов, иногда даже прямо противоположных. И все, что я увижу и смогу уяснить для себя, - все будет правильно".

Еще одна часть выставки - изображения в раме, выполненные в технике левкас: тонирование грунта и затем его процарапывание. "Не каждая скульптура памятник, не все, что в раме - картина", - снова определение от Рукавишникова. И здесь, помимо образов - а их чаще всего можно тоже отнести к советскому язычеству, - значение имеет материал для тонировки: чай, кофе, земля, трава. Плоть от плоти.

Видео

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 04.03.2010

[видео]

Велеслав — Десный путь в славянском Родноверии

Лекция школы "Русская Традиция" от 16.10.2009

[видео]

Велемир — История эволюции русского язычества

Поиск

Журнал Родноверие