Часть 1

Следы древнего верования нашего предка в переселение души умершего в разные рстения сохранились в существующих на Руси сказках, народных преданиях и стихах.

Так, в сказке «О Снежевиночке» говорится, что на могиле убитой Снежевиночки вырастает камыш, из которого бурлаки делают дудочку. Дудочка досталась в руки родителей Снежевиночки; они разломили ее — и оттуда выскочила их дочка. Подобное находим в малорусской сказке «Маруся». Маруся умерла от злого упыря. На могиле ее вырастает цветок. Боярский сын пересаживает цветок в горшок и привозит домой. Ночью цветок начинает двигаться, падает наземь со своего стебля и превращается в красивую девицу. В сказке «О злой мачехе» рассказывается об убийстве мачехой падчерицы. Убитая превращается в калину. Прохожие делают из калины дудочку, которая сама играет и рассказывает об убийстве. Сюжет этот варьируется весьма разнообразно: иногда сестра убивает брата, и на могиле вырастает бузина, то брат — сестру, и вырастает тростинка, то две сестры убивают третью, накрывают ее елкой, а на елке вырастает цветок, который поет о совершенном злодеянии.

По народному поверью, незамужние дочери по смерти превращаются в тополь, а проклятые матерью — в крапиву. В песне «О Василье и Софьюшке» говорится, что

На Васильевой могиле вырастала золота верба,
На Софииной могилушке кипарисно деревцо;
Корешок с корешком сорасталися,
Прут с прутом совивается,
Листок с листком сошпается.

Если обратимся к родственным нам славянским народам, то и в их песнях так же найдем указания на превращения умерших в различные растения. Так, сербская песня рассказывает о любовниках, которых разлучила злая мать; с горя они умерли, и на их могилах

Више драгог зелен бор израсте,
А више драге румена ружица.

Или в песне «Два брата с сестрою» говорится:

Два су бора напоредо расла,
Медю нима танковерха ела:
То не била два бора зелена,
Ни медь нима танковерха ела,
Веть то била два брата родена
Едно Павле, а друго Раду не,
Медю нима сестрица Елица.

В болгарской песне «Стоян болен» герой песни Стоян, каясь матери в содеянных им преступлениях, говорит, что он зарезал «два млада за две младицы». Когда, говорит

Стоян, я пошел от места убийства и оглянулся, то
Дето бех невяста-та врязал,
Бела си лоза поросла,
А дето врязал момяка,
Зелена бора поросла.

Словенская песня «Два гроба», рассказывая о смерти молодого Иована и его возлюбленной Анны, говорит:

Иована схоронили,
Когда солнце восходило;
Милу Анну схоронили,
Когда солнце заходило.
И из гроба Иована
Вырастала ала роза,
И из гроба милой Анны
Бела лилия всходила»

Кроме приятия форм растительного царства, душа умершего, по представлению предка, могла также продолжать свое существование на земле под видами различных насекомых, птиц и животных. В Малороссии, напр., до сих пор народ говорит, что человек по смерти непосредственно может быть: муравьем, птицей, зверем. В Херсонской губ. утверждают, что если не будет роздана заупокойная милостыня, то душа умершего явится к родным в виде ночной бабочки и будет виться вокруг зажженной свечки. Увидав таковую, родственники умершего на другой же день собирают и кормят нищих. На юге же России старухи, возвращаясь с кладбища после похорон, садятся на целую ночь караулить душу усопшего и ставят на стол сыту: они убеждены, что душа умершего прилетит под видом мухи и станет пить для нее приготовленный напиток. На Волыни о душах умерших детей рассказывают, что они, принимая вид ласточки, конопляночки и других певчих птиц, садясь по деревьям возле отцовских изб, поют сладкозвучные песни. В одной же сказке рассказывается, что душа неповинно убитой девицы летает к любимому ею человеку под видом соловья и поет ему про свое несчастье. В средней России по сие время говорят, когда влетит зимой в дом птица, «упокойничек озяб: пичужкой погреться прилетел». Верят на Руси и в то, что душа часто летает голубем и пребывает на месте своего погребения, и у нас от древнего времени сохранился обычай строить на могилах особые постройки, для отдохновения души и для защиты ее от ненастья, носящие названия голубцов. Особенное же представление о том, что умерший (иначе: его душа) живет на земле, в природе, принимая на себя различные виды пернатого царства, мы встречаем в похоронных причитаниях. Так, плачущая по усопшему просит его обернуться «перелетным да ясным соколом», вскинуться «белым голубочком», явиться «на свое широкое подворьице» в виде «пташечки». Убитая горем дочь спрашивает свою мать-покойницу:

«Да коли ты до меня в гости прибудешь, да чи ты иттимешь, чи летитымешь, чи плеститимешь? Утонькою плестимешь, буду ряску розгоняти, зозулею будешь летиты, сады буду росхиляти, дорогою итимешь, буду дориженьку помитаты, буду и воритички одчиняты»

В причитаниях мы находим указание и на то, что мертвые могут, живя на земле, принимать виды различных животных. Так, жена просит умершего обернуться заюшком и прийти навестить ее. В русских сказках мать превращается по смерти в коровушку-буренушку и приходит к своей дочери прясть лен.

Родственные нам славянские народы также имеют представления о жизни души на земле под различными видами пернатого и животного царств, что еще более может подтвердить нашу мысль, что у нашего предка было верование в земную жизнь души умершего. Так, польские предания утверждают, что каждый член рода Гербурт обращался по смерти в орла, а первородная дочь Пилецких превращалась в голубку, если умирала до брака, и в сову, если умирала в замужестве. Литовцы уверяют, что душа по смерти превращается в соловья или жаворонка. По мнению чехов, в сову превращается жена, неверная своему мужу. Те же чехи убеждены, что души умерших летают в виде голубей, бегают по земле в виде кошек, зайцев, безголовых овец, белых коней, а по одному их преданию, душа самоубийцы превращается в черную собаку и во все то время, которое человек должен был бы прожить, если бы не наложил на себя рук, скитается по земле.

Веруя в земное существование души умершего под вышеупомянутыми видами, наш древний предок-язычник был также убежден, что душа умершего может жить на земле и под видом человека: "«Наат и душы Бог свае не дае як дзiця родзiцца, але у аднаго чалавека выме, а другому дасць: то адно умре, а на тое другое народзiцца», «От, з аднаго цела Бог душу выме, ў другое усадзiць», «Бог ўласных душ не дае людзям, анно з аднаго выме, а другому ўсадзiць».

Источник

Соболев А.Н. Загробный мир по древнерусским представлениям. Сергиев Посад,1913

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 01.12.2009

[видео]

Василий Бутров — Народный костюм

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

[видео]

Алексей Почерников — Введение в геомантию

Поиск

Журнал Родноверие