Сейчас в Шумилинском районе проживают около 18 тыс. человек.

Начало этой истории случилось в далеких полуденных краях. Ковальских дел мастер купил себе нового раба.

Секрет мастера

Приставил он его к горну да наковальне. На самые тяжелые работы посылал. И строго следил, чтобы тот не видел, как сам он узорочье делает, из чего мечи булатные кует, как плавит золото и серебро, медь и цепи золотые да серебряные собирает. Не желал он, чтобы секрет кто-то узнал.

Но сметлив был Лесь из кривичских земель. Зорок глазом, умен. Все подмечал и запоминал. Только прикидывался косоруким. Простого серпа будто бы не мог отковать. Показывал ему хозяин, как делать, не раз, но «не мог» усвоить раб урока. И решил коваль, что от такого безголового можно и не скрывать своего умельства.

А еще Лесь подсмотрел такое, чего не видывал никогда ранее. Отбивал хозяин в золотоплющильне листы золота, что вдвое, втрое были тоньше молодого виноградного листочка. Очень хотелось Лесю все испробовать самому. Для этого надо было открыться хозяину, но вряд ли от того станет легче жить. И Лесь молча ждал своего часа.

Умелец

В то лето война подошла. Кто с кем биться собрался, Лесь о том не задумывался. В войско затребовали кузнецов. Телеги обозные чинить, коней ковать, мечи точить, наконечники стрел и копий отбивать. Откупился хозяин. Вместо себя Леся послал. Но тот не дошел до указанного ему места, в полуночную сторону подался.

Сколько лет шел, никому неизвестно. Объявился в граде Витбеске. На торжище пошел Лесь. Поглядеть, чем торг ведут, послушать, что бают тутошние люди. Увидел на возу с житом девушку. Улыбнулась она Лесю так, будто знала его с маленства. Словами обменялись. И пристал коваль к тому возу. Не отошел, и когда жито было продано, а отец девушки, пригрозив ему кнутом, повел коня из Витбеска к себе домой.

В дороге Лесь шел уже рядом с телегой. Разговорились мужики. Назвал Лесь свое имя и что может делать. Анфим, возница, узнав это, в телегу свою его посадил. Сказал, что их избы неподалеку от озера стоят и что ковач у них был, да минувшим летом помер. И если Лесь действительно умелец, то ему рады будут. Вставляла свои словечки и девица. Софийкой назвалась. И она сказала, что такого прибытчика все ждут. Не сказала только, что больше всего будет рада она.

Мары леся

Вскоре обжился Лесь среди новых людей. Помогли ему тутошние избу поставить и ковальню сладить. Показал свое умельство Лесь. Пошли к нему люди из многих мест. Все делал ковач, что надо было. Только виделась другая работа. Хотелось делать то, чего никто не знает.

Счастье улыбнулось ему, Софийка женой его стала. С ней он поделился своими марами. И будто слово она какое знала. Зашел в кузню мажный мужик. Постоял, посмотрел на руки Леся и спросил его, не приходилось ли ему золото в руках держать, плющить его, отбивать самые тонкие золотые листы. То был умелец из града на Двине-реке. Долго искал он коваля, который бы золото, серебро, медь умел плавить, сусаль отбивать. Сговорились два умельца. Вспомнил Лесь все, что видел еще рабом. Отбил он ту сусаль. Шумихой она звалась в полуденных краях. Получилось такое, что лишь кончиком беличьего хвоста можно было поднять и перенести золотой листок в другое место.

Известен стал ковач. За шумихой ехали мастеровые из разных мест, где храмы возводились. Купола тем золотом покрывались, образа да рамы к ним, врата алтарей. Мало кто говорил слова «сусальное золото». Чаще всего оно звалось шумихой. Оттого и селище «Шумихой» прозвали, а затем и «Шумилино».

Видео

Поиск

Журнал Родноверие