Традиционно — небольшой материал о культе Месяца у славян. Это отрывок из статьи, качество сканирования которой, к сожалению, оставляет желать лучшего, поэтому приношу извинения за возможные неточности:

«Особым расположением больных пользуется луна, к которой обращаются, увидя в первый раз молодой месяц,с надеждой заручиться поддержкой, получить содействие в излечении от туберкулёза, зубной боли, ревматизма и других заболеваний. Просят у луны здоровья, счастья, других благ. Довольно часто выступает просителем молодая мать, у которой мало или нет молока.

В форме обращения выступает вокатив, иногда осложнённый эпитетом, отражающим доброе, почтительное отношение к адресату, от которого ждут помощи в исцелении. Его называют новый, молодой, двурогий. Интерес представляют лексические варианты к названию луны. В украинских заговорах, наряду с лексемой мiсяць (зват. форма мiсяцю), употребляется название молодик (зват. форма — молодиче), само слово указывает, что обращаются к молодой луне, так как важным условием совершения лечебного обряда является время его свершения, в данном случае — момент новолуния. Месяц называют князем, королём, царём — обычными для народной словесности поэтическими сравнениями. Редупликация иногда производится не как простое удвоение, а за счёт словообразовательного повтора (блр. молодзiк молоды).

Приведём наиболее яркие примеры подобных текстов: словен. «Lune rasti, to, kar držim, naj se posuši» (Полянска долина — Mŏd. LMS — говорят, смотря на месяц и держась за бородавки — «Луна, ты расти, а что держу, пусть засохнет!»), серб. «Месече, ти сиjaш и дан и нођ, видиш, што цар вечера: или рака или моjего далака» (далак — желудочная болезнь; обряд лечения совершатся в лунном свете: больной зажигает свечу и держа её на животе, произносит три раза слова приговора: «Месяц, ты светишь и день и ночь, и видишь, что царь ест: или рака или мою болезнь» — БХ 290); чеш. «Vitam tĕ, mĕsičku nový, aby mne neb(?)mý nohy» (Adamek 15), «Mĕsiček nový, aby mne nebolely ruce ai nohy» (В(…)хия — Bart. ML 291). В Моравской Словакии от болезни hostec (трудноопределимое заболевание) произносят формулу перед восходом или после захода солнца: «Vítaj, vítaj, mĕsičku dvojrohý, aby nebyl hostec v očích a nose, až budeš trojrohý. K tomu nám dopomáhej Bůh Otec, Syn a Duh svatý, amen!» (MS 2, 753; «Приветствую тебя, двурогий месяц, чтобы не был гостец в глазах и носу до тех пор, пока будешь трёхрогий»); укр. «Месяцю князю!», «Мiсяцю новый, князю молодый, на тоби боклаг порожний, дай мени боклаг повный» (Вет. 4, 54 — просит мать ребёнка, больного турберкулёзом («сухоткой»), вынося его в новолунье во двор), «Добры вечир тоби, молодыче молодый, на тоби хрест золотый! Мiсяцю молодый, повыдаймося и повитаймося: я тебе медом и выном, а ты мене билым молоком» (с. Полствин Канев. у. Киев. г. — Гр. ЭМ 2, 316), «Молодик гвоздик, тоби роги красны, мени очи ясны» (Еф. МЗ 7); хорв. «Oj mjeseče, mladi mlađjače, / stari starjače! Kada tebe ujela zmija / iza jelova panja, / onda i mene zaboljela glava. / Niti tebe ujela zmija / iza jelova panja, / niti mene zaboljela glava!» (Krauss 15; говорят, глядя на луну при головной боли: «Ой месяц, молодой молодец, старый старец! Когда тебя укусила змея из-за елового пня, тогда у меня заболела голова. Ни тебя не укусила змея… — ни у меня не заболела голова»); блр. «Молодзик молодый, у цябе рог золотый: молодзику на стояньня, косьци на поляхченьня» (Могилёв. г. — Романов 83; сказать, как увидишь первый раз молодую луну — целый месяц зубы не будут болеть); «Молодзiк молоды, тобе рог золоты, а мне здорóвуе ногi» (ТСл3, 87: под молоды); укр. «Молодик, молодик! В тебе роги золоты: твоим рогам не стоять, моим зубам не болеть!» (Еф. МЗ 7); хорв. чак. «Misec, misec! Kade se mi bival? / Zad gore san slezene prebijal. / Prebij je i meni» (Истрия — Mŏd. LMS 166; человек с больной селезёнкой обращался к луне в период её убывания: «Месяц, месяц! Где ты был? — За горой селезёнку пробивал. Пробей её и мне!»).

Поэтика обращений к луне с просьбой о здоровье, т. е. таких, главной целью которых является уберечь себя от воздействия злых духов болезни, не отличается от приведённых выше текстов. И здесь вокативные формулы строятся с использованием редуплицирования обращения (молодик, молодик), уменьшительных форм (mĕsiček), именования месяца батюшкой, королём, небесным властелином, например, рус. «Батюшка светел месяц — золотые рога! Тебе на гляденье, а мне на здоровье!» (Воронеж. г.); слвц. «Vítaj, vítaj nový králik! / Ja teba vítam na nebi, / a ty mňa vítaj na zemi. Jako’s ma zdravú našel, / Tak abys ma zdravú odešel» (Holuby NР 371); серб. «Здрав здрављаче, весељаче! Венац ти на главу, а мени здравље и веселье у куђу» (Шумадия — Мил. 62)».

[Усачёва В. В. Вокативные формулы народного врачевания у славян // Славянский и балканский фольклор: Верования. Текст. Ритуал / Отв. ред. Н. И. Толстой. М.: «Наука», 1994. Стр. 230-231]

Традиционные молитвы из этого текста можно использовать в нашей практике — как целиком (если это имеет смысл), так и извлекая из них подходящие части. Например, из словацкой молитвы «Приветствую, приветствую тебя, двурогий Месяц, чтобы не был гостец в глазах и носу до тех пор, когда будешь (až budeš в этом контексте лучше перевести как «когда будешь») трёхрогий. В том (?) нам да поможет Бог Отец, Сын и Дух святой, аминь» можно позаимствовать обращение к Месяцу («Приветствую, приветствую тебя, двурогий Месяц»).

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 30.05.2009

[видео]

Алексей Почерников — О святилищах

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 20.02.2010

[видео]

Велеслав — Духовное самопознание. Беседа первая

Поиск

Журнал Родноверие