1Развал печи-каменки (слева) и открытый очаг. Раскопки 1977 г. [3, с. 131, 136]

Исследования Труворова городища, где в древности располагался летописный город Изборск (в 30 км к западу от Пскова), в 1971–1992 гг. проводились экспедицией Института археологии АН СССР под руководством В. В. Седова.

В результате этих работ почти полностью раскопана территория древнего города, изучены его укрепления, получена значительная коллекция находок, хранящаяся ныне в Музее-заповеднике «Изборск». В предыдущей статье речь шла об остатках и возможностях реконструкции оборонительных сооружений памятника [1]. Остановимся теперь на материалах, характеризующих застройку и планировку города.

К несчастью для археологов, в культурном слое такого интересного города, как Изборск, не сохранились остатки деревянных построек. А ведь именно они определяли внешний облик древнерусских городов. Эта неудача объясняется расположением памятника — на высоком мысу, сложенном трещиноватыми известняками, т.е. породой, хорошо пропускающей воду. В результате остатки материальной культуры древних изборян оказались в условиях, идеальных для гниения «органики». Высохший и спрессованный культурный слой Изборска на Труворовом городище, отложившийся с VIII по XIII в., имеет толщину около 1,5 м. Для сравнения: средневековые культурные слои русских городов (Новгорода, Пскова, Москвы и многих других), подстилаемые водоупорными материковыми породами (глинами), достигают многометровой мощности и прекрасно сохраняют нижние части всех деревянных построек.

Мало того, относительно хорошо сохранились в Изборске лишь наслоения второй половины XII в. — XIII в., которые составляют больше половины отложений вышеназванных долгих столетий и соответствуют предельному оживлению городской жизни в тревожные времена противостояния Новгорода и Пскова с западными соседями. Более ранние горизонты сильно испорчены и местами полностью уничтожены в процессе градостроительной деятельности.

Некоторые периоды истории города вообще слабо представлены археологическими остатками, что свидетельствует о незначительной интенсивности городской жизни. Вряд ли следует вести речь о полном запустении города в то или иное время, но очевидно, что были довольно длительные промежутки между обострениями пограничной напряженности, когда большинство населения покидало тесную территорию внутри городских стен и расселялось по неукрепленным посадам и близлежащим деревням, удобным для ведения хозяйства.

Таким образом, динамика развития Изборска сильно зависела от политического климата в регионе. Если в раннее, «протогородское», время (VIII–X вв.) Изборск был значительным центром собственной округи, то позднее стал играть роль пограничной крепости Новгородской и Псковской земель, важность которой возрастала в периоды военных конфликтов и уменьшалась в мирное время.

Обратимся к материалам раскопок, характеризующим жилую застройку города. Они содержатся в обобщающей монографии автора раскопок [2], а также в полевых отчетах, хранящихся в архиве нашего института [3]. В условиях отсутствия органических остатков первым источником по этой теме становятся развалы отопительных устройств — печей и очагов, сооружавшихся из камней (гранитных валунов) и глины. Основным типом печи была каменка, но варианты ее многообразны. Применение глины как связующего материала было необязательным: многие печи сложены из камней «насухо». Встречаются и глинобитные печи. В тех случаях, когда сохранилось основание печи, видно, что она была прямоугольной или овальной формы размерами около 1,5×1,5 м. Опечек (фундамент печи) часто сооружался с применением известняковых плит — наиболее доступного местного материала. Всего в разных горизонтах за 12 сезонов раскопок площадки городища обнаружены остатки 534 печей, в том числе сохранивших форму и размеры опечка — 138. Большинство их спрессовано в невысокие скопления или развалы толщиной менее 20 см.

Открытые очаги овальной формы, которые ограничены по краю поставленными на ребро плитами, довольно редки и относятся к нижним слоям поселения. Их обнаружено всего 25, за исключением сомнительных случаев.

Вторая категория материалов, относящихся к нашей теме, — остатки стен и полов построек, погибших в пожарах, в виде обугленной древесины. Как правило, это фрагменты отдельных бревен, лишь изредка они составляют углы или более крупные детали нижних венцов срубов домов. Наиболее часто на месте сгоревшего жилища оставался лишь небольшой слой угля, выровненный при подготовке площадки для нового строительства. За все годы раскопок было раскрыто несколько десятков объектов, по которым можно судить о размещении печи внутри постройки и об ориентировке стен на площадке поселения либо измерить длину хотя бы одной стены (реже — двух).

Немногочисленные данные позволяют, тем не менее, сделать следующий вывод: основным типом построек на Труворовом городище был небольшой наземный срубный дом близких к квадрату пропорций, размерами от 12 до 16 м2 (редко больше), с печью в углу [2, с. 70]. Такие жилища относят к северо-восточнославянскому типу — в противоположность полуземлянкам, преобладавшим в землях Южной Руси вплоть до XII в. [4, с. 122, 126]. Полученный вывод о самых общих признаках изборских домов позволяет привлечь для их реконструкции материалы археологических исследований в городах Северной Руси, где дерево сохранилось не в пример лучше, — в Новгороде, Ладоге, Пскове и др. На основе материалов раскопок этих городов специалистами сделаны реконструкции внешнего облика и интерьера стандартного древнерусского северного дома [4, с. 160; 5]. Новгородские материалы [6] дают заметное разнообразие домостроительных традиций в приемах сооружения срубов и в их размерах (что связывают с социальной дифференциацией обитателей), в конструкциях и расположении печей в интерьере. Выявлены свидетельства двухэтажности некоторых домов. Многочисленны наблюдения о планировочной структуре усадеб, делившихся на жилую и хозяйственную зоны. Все это многообразие для реконструкции застройки Изборска малоактуально: слишком тесно расположены здесь остатки печей, практически нет следов крупных построек, а отдельным усадьбам просто и поместиться негде.

doma i ulitsy drevnego izborska 02 300
Остатки глинобитной печи в разрезе (вверху) и ее расчищенное плитняковое основание. Раскопки 1981 г. [2, с. 65, 136]

Поиски аналогий домостроительной и планировочной традиций Изборска привели нас к нескольким хорошо изученным древнерусским памятникам, из которых наиболее интересен город, исследованный белорусским археологом П. Ф. Лысенко, — древнее Берестье [7]. Его остатки сохранены в виде великолепного археологического музея на территории Брестской крепости. Этот город во многом сходен с Изборском: он также был не столичным, но порубежным — на западной границе Киевской Руси с Польским королевством. В то же время он знаменит в археологии уникальной сохранностью остатков жилищ, превосходящей новгородскую. В конце XII в. — XIII в. в Берестье сложились условия, при которых культурный слой накапливался исключительно быстро и постройки буквально «уходили в землю». В результате многие из них сохранились на значительную высоту, а в нескольких случаях — до 12–13 венцов. Обнаружены полные дверные проемы и полотна высотой в среднем около 1 м.

Вычислена приблизительная высота стен домов — 180–210 см. Наиболее существенно для нас, что сопоставимые с остатками изборских домов признаки имеют близкие значения: квадратные наземные срубы размерами 12–16 м2, редко до 20 м2, с печью в углу (правда, почти все печи глинобитные) [7, с. 178, 189]. Большинство домов имело дощатые полы, что фрагментарно зафиксировано и в Изборске. В Берестье целыми сериями представлены также детали двускатных крыш — самцы (бревна из фронтона со скосами) и курицы (крюки, поддерживавшие опору нижнего края дощатой кровли) [7, с. 191]. Все эти детали необходимы для реконструкции подобных домов Изборска.

doma i ulitsy drevnego izborska 03 300
Остатки жилого дома с печью-каменкой. Условные обозначения: 1 — обожженные валуны; 2 — обугленное дерево. Раскопки 1976 г. [2, с. 122]

Наконец, третья категория материалов для реконструкции застройки Изборска — это признаки его планировки — канавки от частоколов, окружавших центральную часть города (детинец) и проходивших вдоль улиц, и остатки трех основных ворот. Западные и восточные ворота были въездными в город (на территорию окольного города), а через внутренние ворота окольный город соединялся с детинцем. Почти полностью сохранился замкнутый контур ограды детинца, занимавшего примерно одну треть всей площади города в его мысовой части. В средней части фронтальной стены частокола детинца располагалась квадратная проездная башня, следами которой являются четыре ямы от мощных столбов. Канавки от частоколов вдоль улиц окольного города сохранились на отдельных участках.

doma i ulitsy drevnego izborska 04 300
Реконструкция наземного срубного жилища X–XI вв. [4, с. 160]

И вновь характерный сравнительный материал предоставляет Берестье, где раскопками зафиксирована рядная (возможно, веерная) планировка: параллельные улицы пересекали город, расходясь от точки предполагаемого въезда [7, с. 173–175]. В Изборске общая картина более определенна, поскольку территория города раскопана широкой площадью и трассы улиц сочетаются с вышеуказанными воротами. Параллельные улицы, проходящие по территории окольного города в широтном направлении (главная из них проходила от западных до восточных ворот), пересекаются одной поперечной улицей, направление которой угадывается на основе двух ориентиров: это проездная башня детинца в центре площадки и участок частокольной канавки на юге, образующий прямой угол с частоколом главной улицы. В результате получается система из нескольких вытянутых кварталов.

doma i ulitsy drevnego izborska 05 300
Темный культурный слой в заполнении канавки частокола детинца при зачистке глинистого материка в раскопе 1979 г. [2, с. 141]

В Берестье установлено, что квартальные частоколы не были сплошными, а сооружались в промежутках между домами, которые тыльной глухой стеной также выходили непосредственно на линию улицы. Кроме того, там были изучены и заборы другого облика — из горизонтальных жердей, а также в виде плетня. Разнообразие возможных конструкций уличных заборов объясняет фрагментарную сохранность частокольных канавок в Изборске.

Исследователь Берестья пришел к выводу, что этот город по причине ограниченности небольшой площади естественными рубежами (руслами рек) был застроен крайне тесными рядами жилищ, зачастую стоявших вплотную друг к другу, по 2–4 параллельных ряда между улицами [7, с. 198]. Естественная ограниченность площадки крутыми склонами мыса характерна и для Изборского городища.

doma i ulitsy drevnego izborska 06 300
Планировка Изборска первой половины XI в.: 1 — внешние крепостные стены (заливкой выделены участки, документированные раскопками); 2 — частокольные канавки; 3 — улицы; 4 — направление вида на застройку города (см. следующий рисунок). Реконструкция автора

Последний вопрос, требующий обсуждения: имелись ли на улицах Изборска деревянные настилы мостовых, подобные открытым в Новгороде и других средневековых городах Руси, в том числе и в Берестье? С одной стороны, отмеченные выше почвенные условия городищенского мыса Изборска как будто позволяли горожанам обойтись без особенных забот об устройстве мостовых. Это хорошо видно в Изборске и в наши дни, поскольку известняковая материковая плита, находящаяся здесь повсюду под ногами, обеспечивает хорошее состояние всех дорог, в том числе и не имеющих специального покрытия, в любую погоду. И всё же значительный фрагмент (протяженностью более 4 м) деревянного настила мостовой в обугленном состоянии был исследован на Изборском городище во время раскопок 1988 г. на участке западного въезда в город. План остатков этого настила уже публиковался в журнале [1, с. 57]. Таким образом, следует предполагать, что в условиях высокой плотности застройки города, связанной с большим объемом бытовых и строительных отходов, сооружение деревянных мостовых было необходимо средневековым изборянам ради поддержания улиц в порядке.

Вооружившись набором перечисленных данных, можно вообразить, как выглядел город изнутри, увидеть его глазами человека, идущего по одной из улиц.

doma i ulitsy drevnego izborska 07 644
Вид на застройку окольного города и въезд в детинец Изборска. Первая половина XI в. Реконструкция автора. Консультант Вл. В. Седов. Художник Н. С. Сафронова

По сравнению с Берестьем описанная система планировки фиксируется в Изборске для более раннего времени — первой половины XI в. Остатки более поздних печей XII–XIII вв. сплошь и рядом перекрывают на плане трассы прежних улиц. Планировка города в этот период существенно изменилась, но однородный и высушенный культурный слой предоставляет слишком мало данных для ее реконструкции. Известно лишь, что обособленного детинца внутри города в это время уже не было.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 16-01-00265-ОГН).

Литература

1. Лопатин Н. В. Стены и башни древнего Изборска // Природа. 2017; 1: 55–59.
2. Седов В. В. Изборск в раннем Средневековье. М., 2007.
3. Седов В. В. Отчет об археологических работах Изборской экспедиции Института археологии АН СССР в 1977 г. Архив ИА РАН. Ф-1. Р-1: 6762.
4. Раппопорт П. А. Древнерусское жилище (Археология СССР. Свод археологических источников. Е1–32). Л., 1975.
5. Спегальский Ю. П. Жилище Северо-Западной Руси IX–XIII вв. Л., 1972.
6. Фараджева Н. Н. Срубные постройки древнего Новгорода (вопросы сложения и эволюции) // Российская археология. 2007; 1: 115–125.
7. Лысенко П. Ф. Берестье. Минск, 1985.

lopatin n 100

Об авторе

Николай Владимирович Лопатин — кандидат исторических наук, заведующий информационно-издательской группой Института археологии РАН. Область научных интересов — раннеславянская и древнерусская археология, изучение археологической керамики.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 08.11.2009

Богумил Мурин - Значение снов и сновидений у славян

Лекция школы "Русская Традиция" от 01.09.2009

Велеслав - Славянская волшба

Поиск

Журнал Родноверие