Доброслав – самая знаменательная личность в русском неоязычестве. Именно он стоял у истоков этого движения и до сих пор продолжает опосредовано влиять на его дальнейшее развитие.

Не будет преувеличением сказать, что именно Доброслав и его наследие олицетворяют собой самобытную составляющую неоязыческого движения в России.

Сегодня я хотел бы рассказать о необычайной судьбе и некоторых идеях этого человека, с которым я был знаком на протяжении финальных 10 лет его жизни. Заранее оговорюсь, что я разделяю далеко не все тезисы Доброслава, философия которого является для меня скорее одной из опор, нежели догмой. Для того чтобы хоть сколько-то проанализировать его взгляды, мне потребовался бы более крупный формат, а здесь я лишь отмечу вехи его биографии, попутно давая по возможности объективный обзор основных идей.

Бунтарь

Несколько слов о происхождении будущего идеолога неоязычества. Его имя при рождении – Алексей Александрович Добровольский.

Родился в Москве, 13 октября 1938 года, в интеллигентной семье. Оба родителя были инженерами. Отец был родом из запорожских казаков. Мама – коренная москвичка.

Отец умер, когда сыну было 12 лет, но, как утверждал Доброслав, он «успел воспитать отвращение к фальши, потребность быть самим собой и иметь самостоятельное суждение». Забегая вперёд, можно признать: весь жизненный путь Алексея Добровольского оказался вольным или невольным противопоставлением себя, как он писал, «любому диктату, любой системе, любому государственному механизму».

Родители были неверующими, но не состояли в коммунистической партии.

Стоит отметить, что среди родных были враги советской власти. Мамин брат Сергей сидел 5 лет на Соловках за «контрреволюционную деятельность». А вместе с Добровольскими, в их квартире жила бабушкина сестра, участвовавшая вместе с мужем белогвардейцем в Ледяном Походе генерала Корнилова.

На лето маленького Алексея отправляли за город, к родственникам в живописный подмосковный поселок Сходня, где он «целыми днями играл с соседскими ребятишками в индейцев и бродяжничал по зеленым лесам».

В 1956 году будущий волхв Доброслав совершает первый антисистемный политический шаг – демонстративно выходит из Комсомола в знак протеста против разыгравшейся кампании осуждения культа личности Сталина. «Я сделал это вовсе не потому, что был сталинистом, а просто мне до тошноты противно стало смотреть, как вчерашние холуи – трусливые шакалы – терзают мёртвого льва».

В следующем году 18-летний Алексей Добровольский с друзьями-ровесниками, вдохновляясь Венгерским восстанием, создал подпольную молодёжную организацию, получившую шокирующее и провокативное название Русская Национал-Социалистическая Партия. Туда входило полтора десятка соратников. Сочувствующих, но трусоватых было больше.

Цели молодых романтиков были грандиозные: свержение режима и построение подлинно национального и социального государства. В социализме их привлекала именно идея социальной справедливости, но они не принимали материалистические, прогрессистские и интернационалистические догмы коммунизма. Доброслав, подчёркивая эклектическую революционность юношеских взглядов, писал, что они с друзьями увлекались идеями Кропоткина и одновременно изучали опыт Хосе Антонио Примо де Риверы и барона Унгерна, горланили песню Хорста Весселя и попутно штудировали работу Ленина «Что делать?» как классическое пособие для профессиональных революционеров. Приветствием в организации был салют вскинутой правой рукой.

Апогеем активности группы было ограбление спортивного тира ради будущих экспроприаций. Но до этого дело не дошло: участники «партии» были арестованы.

Узник

В 1958 году состоялся суд. Из пятерых подсудимых лишь один Доброслав, как лидер, получил 3 года лишения свободы.

Гуманность, с которой власти отнеслись к участникам столь вызывающей по меркам СССР группировки, объяснялась особенностью внутренней политики во время той самой «хрущёвской оттепели», малодушный и обывательский характер которой и вызвал у Доброслава отвращение, вылившееся в выход из Комсомола.

Я должен с прискорбием заметить, что сегодня, при путинском режиме, наказание за создание экстремистского сообщества, бывает даже ещё более суровым, чем в СССР при Хрущёве.

Первый тюремный срок очень много дал для становления идей Доброслава.

В то время, спустя всего 13 лет после окончания Второй Мировой войны, в заключении ещё содержалось огромное количество военнопленных участников антисоветского сопротивления второго, «власовского» поколения, которым расстрел был заменён на 25 лет лагерей. Встречались даже отдельные представители первого «белогвардейского» поколения, арестованные в Европе на оккупированных территориях.

Так, 19-летнему юноше, будущему волхву Доброславу, довелось вживую познакомиться с людьми, прошедшими огонь войны «по ту сторону фронта»: с бойцами и офицерами РОА, казаками из корпуса Паннвица. Здесь он узнал, что в СС служили не только немцы, но и славяне, узнал о методах войны, использовавшихся советскими партизанами и многие другие вещи, скрывавшиеся от жителей СССР.

Но одно лагерное знакомство оказалось важнее всех остальных. Какое-то чудо свело юного Алексея Добровольского с седым ветераном антибольшевицкой борьбы по имени Станислав Арсеньев-Хоффман, который заведовал лагерной библиотекой.

Человек этот, родившийся в Риге и получивший отличное образование ещё до большевицкой революции, состоял в тайном русско-немецком Обществе «Балтикум», в которое входило множество аристократов, именитых деятелей правоконсервативного направления. Во время Гражданской войны Арсеньев воевал с большевиками в Прибалтике, затем поселился в Германии, где участвовал в эмигрантских организациях.

Круг и уровень знакомств этого узника ГУЛАГа, приводимый Доброславом, поразителен. Ещё в Риге Арсеньев знал Розенберга, правда, отзывался о нём весьма неодобрительно, считая его деятельность на посту рейхсминистра «восточных территорий» одной из главных причин поражения Германии. Будучи филологом-германистом и первоклассным переводчиком, Аресеньев посещал редакцию газеты «Фёлькише Беобахтер» и неоднократно беседовал с Дитрихом Эккартом. Был знаком с Кнутом Гамсуном, Людвигом Клагесом, Георгием Гурджиевым и многими другими знаменитостями.

Словом, этот человек, бывший настоящим кладезем исторических и эзотерических знаний, стал для Доброслава неоценимым подарком судьбы, проводником в мир европейской традиции, закрытой от советского человека «железным занавесом».

b82a002851f709a136b6c
Алексей Добровольский в лагере, 1960 год.

8a379bcdbccdecc2ffe7b

Диссидент

После освобождения Доброслав довольно быстро обзавёлся семьёй. Желая следовать нормам участников антисоветского сопротивления, усвоенным в лагере, Алексей Добровольский крестился сам и крестил вскоре родившегося сына, о чём позже сожалел.

Шестидесятые годы ознаменовались активным участием в диссидентском движении. Изначально наш герой связался с НТС (Народно-Трудовой Союз), ведущей на то время антисоветской организацией, зародившейся за границей ещё до войны, в среде детей белоэмигрантов. С её оригинальными представителями, вывезенными из Европы сотрудниками КГБ, он познакомился в лагере. Однако в этот период организация уже начинает перерождаться, происходит смена состава и выхолащивание первоначального заряда.

Всего через три года после освобождения, в 1964 году – Алексей Добровольский вместе со своей ячейкой НТС арестован. Имитировав психическое заболевание, он попал в тюремную психбольницу, где познакомился с иконой диссидентского движения Владимиром Буковским.

Просидев больше года, летом 1965 года вышел из психбольницы и вновь принялся за активизм. Участвовал в знаменитом «Митинге гласности» 5 декабря 1965 года на Пушкинской площади в Москве, который стал первой публичной политической демонстрацией в послевоенном СССР.

В результате в 1967 году снова получает двухлетний тюремный срок, после которого вынужден был проживать в ссылке за пределами столицы, лишь в 1972 получив право на московскую прописку. В 1970 у Доброслава рождается второй сын.

Если лагерные знакомства первого срока подействовали на Алексея Добровольского вдохновляюще, то участие в движении шестидесятников с его этническим составом, методами и про-американской ориентацией стали для патриотически настроенного молодого человека, жаждавшего прямого действия, лишь дополнительной прививкой от либерально-демократических идей.

В то же время, где-то между отсидками, в жизни Доброслава произошло удивительное и провиденциальное событие – знакомство и короткое общение с женой Нестора Махно, которая по каким-то делам приезжала в Москву и по родственным связям останавливалась в доме брата отца Доброслава.

31fa35493224f17bee189
А. Добровольский в 1969 году, Москва.

Волхв

1970-е стали для нашего героя периодом переосмысления своих идей и, можно сказать, прошли под знаком возврата к корням во всех смыслах. С одной стороны речь идёт о народно-социалистических идеях его первой, самостоятельно созданной организации, но что важнее – активный религиозный поиск привёл политического активиста к углублению в древние языческие учения.

Всю свою жизнь, не исключая лет тюремного заключения, он очень много читал, некоторое время даже работал продавцом в крупнейшем московском букинистическом магазине (что примечательно – в естественнонаучном отделе). Впоследствии в своих книгах он часто цитировал философов Античности и Нового Времени, учёных и поэтов. Определённое влияние оказало знакомство с наследием Елены Петровны Блаватской, которую Доброслав почитал «русской ведьмой».

1980-е годы с СССР случилась так называемая «Перестройка», и в этот период происходит появление правых, национал-патриотических движений. Только лишь тогда, спустя четверть века после ГУЛАГа, Доброслав получил возможность действовать в относительно близкой идейной среде. В частности он сотрудничал с известной правоконсервативной националистической организацией «Память».

Однако к тому времени герой этого рассказа уже почти дозрел до того, чтобы добровольно и навсегда порвать с городской жизнью. Он уже полностью осознал себя как язычника и со свойственной ему страстью принялся за возрождение древней веры. Именно в этот период он самопосвящением принял славянское имя вместо греческого христианского.

64ae20cce23e3375a0aae
Доброслав занимается йогой.

В 1988 году выходит первая книга Доброслава «Арома-Йога», где он выступает как языческий просветитель. Что характерно, начинает Доброслав с книги, не содержащей никакой политической пропаганды. «Арома-Йога» повествует о том, как Божество открывается мистику в Природе, в частности о том, какие волнующие тайны может человеку поведать живой, то есть не сорванный цветок.

В следующем году из-под пера Доброслава выходит языческий манифест «Стрелы Ярилы» (поэтическое название солнечных лучей), уже в полной мере содержащий политическое послание. Здесь он подчёркивает этнический характер язычества, отмечая, что данная идея заложена даже в названии (ведь славянское слово «язык» означало то же, что и «племя»), повествует о культе предков и живой душе народа – коллективном бессознательном нации. Ярко звучит критика авраамических религий, особенно христианства. Со ссылкой на «Генеалогию морали» Ф.Ницше, утверждается, что оно «обернулось иудейским троянским конём в стане индоевропейской расы».

С тех пор небольшие книги-эссе Доброслав издавал практически каждый год до конца жизни.

Вокруг Доброслава быстро складывается круг единомышленников. В 1989 году в Подмосковье «Московской языческой общиной» Доброслава проводится первый языческий праздник. В тот период у русских неоязычников утвердились 4 основные культовые даты, связанные с солнечным циклом, среди которых важнейшая – летний Солнцеворот: Купала.

Именно Доброслав утвердил некоторые праздничные традиции, живущие в языческих общинах до сих пор (как, например, раскрещивание, то есть снятие проклятия крещения), однако обрядовая сторона никогда не играла большой роли в язычестве Доброслава, для которого главным было нравственное совершенствование. Принесение жертв он считал абсурдным и напрочь отвергал.

Возникновение связанного с обрядами жречества он считал первым шагом к деградации исконного мировоззрения Золотого Века человечества (таковым он считал время, которое историки именуют Каменным Веком). То, что проповедовал Доброслав – это своего рода Языческий Протестантизм, отрицавший посредничество между человеком и Божеством. Только если для Лютера и Кальвина ориентиром и чистым источником мудрости была Библия, то для Доброслава – Природа.

Откровенный скепсис Доброслав испытывал к антропоморфным Богам, подобным греческим Олимпийцам или скандинавским Асам, отдавая предпочтение персонажам, прямо олицетворяющим силы Природы – таким как Гея-Земля или Ярило-Солнце. Особым почитанием у него пользовались так называемые «персонажи низшей мифологии»: Леший, Водяной, русалки, кикиморы и т.д. (Пан, нимфы, наяды, эльфы, гномы и т.д.). Для него они были скорее «высшими» чем «низшими» за счёт своей большей аутентичности в сравнении с искусственными антропоморфными божествами.

800207c22fc309be95f97
Праздник в Подмосковье, 1989 год. Доброслав слева.

Отшельник

Как уже было сказано, Доброслав начал планировать переезд на лоно Природы, в сельскую местность, и вот в 1990 году он, осуществляя свою давнюю мечту, порывает с городской жизнью навсегда.

Выбор остановился на полузаброшенной деревне Васенево Шабалинского района Кировской области (800 км к востоку от Москвы). Деревню, имя которой происходило от греческого, а значит христианского, имени Василий «переименовали» в Весенёво от русского слова весна. Наименование района Доброслав и сподвижники между собой в шутку переиначивали в честь Шамбалы.

Нужно сказать, что изначально идея заключалась в создании экопоселения, и её поддержали некоторые московские соратники. Вместе с Добровольскими, переехало ещё несколько семей, но все они не выдержали жизни без благ цивилизации, захандрили и вернулись в Москву в первый же год. Вскоре деревню окончательно покинули и последние местные жители. Волею судьбы Доброслав остаётся в уединении, за 6 километров от ближайшей деревни с жителями.

520ff4252cdffd3e18460
Первые годы в Весенёво.

Живя в самых скромных бытовых условиях, но наслаждаясь воссоединением с русским лесом, Доброслав ведёт оживлённую переписку с соратниками, пару раз в неделю ходя пешком на почту и за продуктами. Зимой – на лыжах.

f464e2bfef1e7e920a6e2
На почту.

Одной из первых работ, написанных в Весенёво, было эссе «Дерево-Целитель» (1994 год), где рассказывалось о Лесных Духах («по-научному» – биополях), отстаивались древние анимистические представления о наличии у деревьев души и характера. Подзаголовок был такой: «Мысли, навеянные Доброславу шабалинским Лешим». Языческое мировоззрение виделось Доброславу единственно соответствующим жителям леса, тогда как происхождение монотеизма он выводил из условий бесплодной пустыни.

Несмотря на огромное расстояние от мегаполисов, старейшина не бросал и политической активности, которая до конца жизни была для него неотделима от духовного развития. В 1996 году он выпускает программную работу «Природные корни Русского Национального Социализма», общий смысл которой заключался в придании национальной борьбе максимально антикапиталистического духа, что можно отдалённо сопоставить с левым национализмом штрассерианского толка.

04738404fd9d0313cedbc

Идеологическая концепция Доброслава строилась вокруг единства и взаимосвязи таких понятий как ПРИРОДА-РОДИНА-НАРОД. Впрочем, так никогда не увидев, и даже не найдя в истории, удовлетворявшего его государства, он подчёркивал, что «Родина – это прежде всего Родная Природа».

Возможно, важнейшим произведением Доброслава стала книга о Земле, как о живом, сознательном, одушевлённом сверхорганизме «Мать-Земля: Чудо-Чудное, Диво-Дивное» (2000 г.). В ней затронуты такие темы как сакральная география, древние мегалитические сооружения, места силы, но более амбициозной целью работы является реабилитация материнского начала в противовес мизогиническому мировоззрению, коренящемуся в авраамическом культе одинокого бога-Отца.

Весенёво 1990-х и 2000-х – место паломничества язычников со всей России. Ежегодно на праздник Купалы туда приезжают музыканты, общественные деятели, журналисты и даже скинхэды.

Поскольку Доброслав в своих трудах постоянно позиционирует Язычество в качестве духовно-нравственной основы антисистемной политической борьбы, он, как это уже было в советское время, начинает подвергаться преследованию от новой «демократической» власти, активно покровительствующей Русской Православной Церкви.

2002 год ознаменовывается судом, который приговорил волхва к условному сроку и штрафу.

31cb1f5b8c6f4748cd16d
Доброслав в здании суда, 2002 год.

Тем не менее, борьба продолжается, выходят новые книги. Режим запрещает их одну за другой, внося в федеральный список экстремистских материалов.

При этом большинство книг русского волхва всё-таки писалось не на политические темы. О том, чему посвящена большая часть его работ, вполне можно судить по таким названиям: «Промысл Природы и неразумный хомо сапиенс» (2002 г.), «Безбожные чудеса Живой Природы» (2003 г.), «Сказание о Цветах» (2005 г.), «Природолюбивая религия будущего» (2004 г.).

Вдохновляясь периодическим появлением шаровых молний в районе его деревни, Доброслав пишет эссе «НЛО как оккультная реальность» (2002 г.): о том, что так называемые НЛО – не корабли инопланетян, а стихийные духи.

Грёзам о северной прародине арийцев посвящена книга «Зов Туле» (2006), содержащая много автобиографических деталей о первом тюремном сроке.

В общей сложности из-под пера Доброслава вышло более 20 работ разного объёма, не считая маленьких статей и заметок. Далеко не все они перечислены мною в этой биографической справке.

В 2009 году путинским режимом было инициировано новое уголовное дело, по которому суд снова признал Добровольского виновным в мыслепреступлении.

Ещё ряд книг неоязычника были признаны экстремистскими и занесены в Федеральный список экстремистских материалов.

42d0eeda32ac7328c477c
Купала в Весенёво.

ac722f3391bad3e1e0244
Доброслав рубит иконы.

f8c0c4f71dc0a1477191d

Анархист

Доброслав написал в 2007 году: «Я не принадлежу ни к какому философскому направлению, ни к какой религиозной системе, ни к какой исторической школе. Моё мировоззрение едино и многогранно. Но я не могу увязать его ни с одной доктриной.

Во мне живёт одновременно анархист и националист, социалист и почвенник: где-то во внутреннем естестве моём они взаимно оборачиваются и образуют единое, неделимое целое».

А в 2012 г. добавил: «Можно говорить, что я всегда, сознательно или неосознанно, исповедовал Анархизм. Взгляды мои претерпели немало зигзагов, но сущность Свободы, анархическое понимание Свободы как безусловной самодовлеющей ценности, осталось навсегда моим Идеалом, сохранившим своё обаяние и моральную власть».

В последние годы жизни Доброслав переживал очередную переоценку своих политических взглядов, окончательно обратившихся в национал-анархизм. Одна из его статей так и называлась «Государство – враг народа» (2011 г.). Я выделяю несколько основных причин достаточно резкого полевения старейшины. Во-первых, беспрерывно нарастающее раздражение постсоветским режимом, при котором расцвели хищнический капитализм, дикий рынок, олигархия, сдобренные назойливой церковной пропагандой. Если добавить сюда бесконтрольную миграцию, наркоманию, разврат и нарастающие политические репрессии против националистов, то становится понятно настроение старого диссидента-антисоветчика, выражающееся русской поговоркой «За что боролся на то и напоролся».

В работе «Призрак Кудеяра» (2009 г.) он апеллирует к традиции бунта социальных низов и воспевает русских народных героев-разбойников Кудеяра, Разина, Пугачёва и пр.

Недоволен был Доброслав и вектором развития молодёжного национализма, который свёлся к субкультуре во всём преклоняющихся перед Западом «расовых солдат», глухих к проблемам социальной несправедливости, экологии и прочему. Критика однобокого расизма доморощенных скинхедов, принявшего зачастую карикатурные формы, слилась с оппонированием консервативным националистам христианского вероисповедания в работе «Цыплята тоже хотят жить» (2011 г.). В ней недвусмысленно осуждается расовое высокомерие, проистекающее, по мнению Доброслава, прямиком из Ветхого Завета.

Закрывает список работ волхва книга «Вначале была Мать» (2013 г.), где он вновь обращается к теме матриархата. И это – тоже выражение бесконечного протеста мыслителя и революционера против господствующих доктрин. В данном случае помимо своего постоянного объекта критики в лице христианства, он косвенно атаковал вошедший в моду у городских язычников традиционализм в духе Эволы, со свойственной ему мизогинией.

Разумеется, под матриархатом Доброслав понимал не политическую власть женщин. В этом и иных смыслах он всегда оставался типичным воином-солнцепоклонником (правда, всегда ставившим вождизм выше, чем монархизм). Реабилитация женского начала состояла для него в возвращении культа фертильности, восхищении женской телесностью и признании за женщиной особой близости волшебному миру, особых духовных свойств, безусловно положительного характера. Как нетрудно понять, с феминизмом современных активисток, требующих право на аборты, это не имеет ничего общего.

В последний раз режим попытался наказать Доброслава за распространение запрещённых книг 2012 году, незадолго до его смерти, но это уже было не важно.

Весной 2013 года жизнь старейшины оборвалась от сердечного приступа. Похороны его сыновья провели в полном соответствии с завещанием, и по древнему обычаю сожгли тело на огромном погребальном костре в той деревне, где он прожил более двух десятков лет. Над костром был возведён курган, который высится и по сей день.

0320bd1396faecc44bc5a
e82adbfc0e7e3d600334e

Послесловие

Согласно марксистской доктрине, монотеистические религии представляли собой более высокую ступень развития человеческой мысли по сравнению с «примитивными верованиями древних людей». Поэтому, если «мировые религии», представленные миллионами последователей, при советском строе ещё имели своё место, то у неоязычества в СССР совершенно отсутствовали шансы на развитие. И в этом отношении после Перестройки народам СССР пришлось навёрстывать отставание от Западной Европы, развиваясь в 3-4 раза более быстрыми темпами. Доброслав нёс на себе тяжкий груз первопроходца в России, при этом он не только сделал гигантский вклад в возрождение и популяризацию природного мировоззрения, но и сформулировал достаточно оригинальные, хотя и не бесспорные концепции.

Доброслав подчёркивал, что открытие и принятие язычества стало для него некой точкой слияния двух ведущих его по жизни духовных устремлений, связать которые он смог не сразу – увлечения национальным вопросом и склонности к естествознанию, природоведению. В то же время, подводя итог рассказу, я сказал бы, что те же яркие и бесстрашные политические послания Доброслава, которые прежде всего и обеспечили широкое внимание (особенно в среде молодёжи) к его творчеству, одновременно сыграли отрицательную роль в занятии волхвом своего места в историографии, так как своим безмерным радикализмом и противоречивостью, они заглушали этико-философскую и экологическую составляющие творчества Доброслава и отвлекали от них. И по сей день, в ситуации отсутствия свободы слова для сторонников идентичности, к этой фигуре очень трудно подступаться с объективным анализом. Остаётся лишь уповать на то, что уже повзрослевшее поколение его молодых учеников с новым багажом знаний и в новых условиях, получит свободу от необходимости навешивания ярлыков и сможет осмыслить его наследие во всей сложности, дав взвешенную и справедливую оценку.

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 19.12.2009

[видео]

Велеслав — Язычество и сатанизм

Лекция школы "Русская Традиция" от 04.12.2009

[видео]

Велеслав — Славянская символика

Поиск

Журнал Родноверие