Авторское резюме.

Славянские языческие культовые места, как правило, располагались под открытым небом и представляли собой природные объекты, жертвенные площадки и капища. К рубежу Х-XI вв. у западных славян широкое распространение получили языческие храмы. На сегодняшний день сохранился ряд источников, позволяющих утверждать, что храмы строились не только из дерева, но и из камня. Так, известно, что один из каменных храмов славян-язычников существовал в городе Ютробоге (территория современной Германии). Вероятно, аналогичные строения были также в городах Любусе и Мейссене. На основании имеющихся свидетельств, перевод которых на русский язык публикуется впервые, автором описывается их конструкция, предназначение, место среди языческих священных мест западных и балтийских славян.

Ключевые слова: западные славяне, балтийские славяне, культовая архитектура, славянское язычество.

Abstract

Slavic pagan places of worship were usually located outdoors, representing objects of nature, ceremonial sacrificial sites and sites with figures of ancient gods. By the turn of the 10 th - 11th centuries, pagan temples became widespread in Western Slavic territory. A number of extant historical sources suggest that the pagan temples were built not only of wood but also of stone. One of those pagan Slav stone temples existed in the city of Juterbog (in the territory of modern Germany) and was dedicated to the goddess of dawn. There are many reasons to believe that similar cult buildings were present in the towns of Lubus and Meisson. Having analyzed available evidence, the translation of which is published in Russian for the first time, the author described the temples’ design, use and standing among other pagan holy places of the Western and Baltic Slavs.

Keywords: Western Slavs, Baltic Slavs, religious architecture, Slavic paganism.

Согласно данным большинства письменных и археологических источников, местами отправления языческого культа у славян преимущественно являлись жертвенные площадки, капища и природные объекты, располагавшиеся под открытым небом. Ряд исследователей полагали, в связи с этим, что сооружение храмов было изначально несвойственно славянским народам, и традиция их строительства была заимствована западными славянами у кельтов. Дальнейшее изучение языческих культовых мест показало, что храмы - закрытые помещения, в которых стояли идолы - были распространены в различных частях славянского мира (Русанова, Тимощук 2007: 52-54); обычно они были деревянными и строились из вертикально стоящих бревен.

Однако есть основания полагать, что на рубеже I и II тысячелетий н.э. дерево перестало быть единственным возможным материалом для строительства языческих храмов: ряд источников сообщает о каменных культовых постройках, которые сохранялись на протяжении длительного времени, что позволило современникам подробно описать их внешний вид и назначение.

Одним из немногих отечественных исследователей о существовании каменных языческих храмов у славян упоминал И.И. Срезневский. В своей книге «Святилища и обряды языческого богослужения древних славян» (1846) он так комментирует свидетельство Аль Масуди об отверстиях в кровле языческих храмов: «Это (свидетельство - А.В.) тем вероятнее, что недавно еще, в последние годы прошлого столетия, существовал в Силезском городе Любусе (Leubus) (каменный - А.В.) храм, относимый знатоками к языческому времени, в котором святилище покрыто было полукруглым сводом, а под ним помещались хоры, так что все вместе имело вид купола...» (Срезневский 1846: 48-54).

Указав на свидетельства живших в XIX столетии потомков балтийских славян из Мекленбурга и Померании о том, что их предки строили храмы из «огромных камений», И.И. Срезневский продолжает: «Не одни подобные предания и слухи доказывают, что храмы были строимы и из камня: кое-где еще недавно видны были и остаются до сих пор остатки языческой каменной постройки. Так в Саксонском городе Ютробог был еще в XVI веке храм языческий, построенный из камня со сводом, низкою дверью и отверстием против солнечного восхода. Так и в Силезском городе Любусе был храм, построенный из камня со сводом, и пол был в нем устлан кирпичем, а стены так крепки, что когда их снимали, то надобно было взрывать порохом. Кладбищенская церковь на горе Мартынской, близ Мейсена в Саксонии, переделана из старинного языческого храма, что доказывается, по мнению Клемма, ее странной формой, и ее положением. Немцы думают, что эти и подобные остатки суть остатки языческих храмов Германцев; но ни местности, где их встречаем, ни сведения, какие нам остались о храмах Германцев, не позволяют доходить до подобного заключения» (Срезневский 1846: 50-54).

Это ценное указание Срезневского не получило глубокого анализа среди последующих исследователей славянского язычества. Вместе с тем, его суждения о славянской принадлежности упомянутых храмов не лишены оснований: в современной немецкой историографии славянское происхождение города Ютробог не вызывает сомнений, как и факт существования в нем культовой языческой постройки.

Описание Ютробогского храма (рис. 1) оставил Саксон Грамматик в «Деяниях Датчан»: согласно ему, божество здесь почиталось образе первого солнечного луча, без каких бы то ни было материальных изображений. С этим согласуется и свидетельство диакона Ганеманна, цитируемое Вагнером (Wagner 1828: 63).

Поскольку этот труд не был переведен с немецкого на русский язык, позволим себе привести здесь собственный перевод обширного отрывка, проливающего свет на конструкцию и историю храма:

«В Ютербогке, в низине, на искусственно возведенном пригорке стоял храм богини зари, который, судя по описанию и существующему виду, был настолько мал, что внутри невозможно было установить какой-либо идол, провести богослужение с допущением хотя бы незначительной группы людей. Об этом говорит и диакон Ганеманн в своей "Праздничной проповеди" 1617 г: "На языческие истоки возникновения города указывает древний храм, который был разрушен около 40 лет назад, и в котором должны были проходить языческие богослужения в честь богини зари. Этот храм, стоявший на рыночной площади, у каменного креста - представлял собой квадрат в длину, ширину и высоту, выполненный из красного кирпича, с четырехугольной заостренной кверху крышей над крестовым сводом. Дверной проем с западной стороны был низковат, так что при входе надо было наклоняться. Не было и окон - только круглое отверстие с прочной железной решеткой, выходившее на восток, как раз в направлении восхода солнца на равноденствие. Отверстие в стене было большое, как основание бадьи, так что свет мог попадать внутрь. Это описание я слышал от многих людей, которые до сих пор живы". При доскональном изучении вещей выясняется, что установить в храме идол было совершенно невозможно, так как в целом по описанию это было темное помещение, более того - нора без застекленных просветов, куда попадало мало света, так что все величие всегда оставалось в сумраке. К чему идол, которого не было видно? К тому же, вход был обустроен таким образом, что было очень трудно заглянуть или зайти в храм. В помещении не было окон, только одно круглое отверстие, сделанное как раз в направлении восхода солнца. Отсюда становится ясным, что в основе обустройства храма лежит ни что иное, как стремление представить богиню зари во всем ее величии, насколько это было возможным, и почитать ее как бога без видимого образа...» (Wagner 1828: 63).

Слова диакона Ганеманна, цитируемые многими немецкими исследователями истории Ютробога славянского периода, вызывают доверие, поскольку перекликаются со свидетельством Саксона Грамматика. Сомнительны комментарии самого Вагнера, особенно в отношении «идола, которого не было видно»: случаи почитания намеренно скрытых от глаз большинства идолов у балтийских славян известны. Кроме того, Вагнер противоречит своему предшественнику Экхарду, ссылающемуся на хронику Хитреуса (перевод наш): «Вероятно, это светило (Солнце -А.В.) и место его первого появления под именем Ютробога было для них (лужичан -А.В.) священным... Не тот ли он (идол Утробога/Ютробога - А.В.) вид имел, какой засвидетельствован "Саксонской хроникой": "Держали перед собой идола, означающего Солнце, испускающего лучи от лица, с огненным кругом на груди"?» (Wagner 1828: 64). «Ютробога единогласно почитали добрым богом. Кроме того, есть стойкая традиция древних о том, что язычники в некоем храме, сооруженном из камня, где окна глядели на восток, почитали Зарю и часто наблюдали приход бога» (Ekhard 1842: 177).

Рис. 1. Реконструкция внешнего вида храма в Ютробоге на основании описания диакона Ганеманна. Худ. А. Воеводина.

Интересно, что Экхард говорит о каменном храме Утробога, ссылаясь при этом не на свидетельство диакона Ганеманна, которое ему, очевидно, было неизвестно, а на «стойкую традицию древних», что говорит о независимости его свитетельства. Таким образом, целый ряд источников свидетельствует о том, что в Ютробоге существовал каменный языческий храм, посвященный Утробогу, с прорезью для наблюдения восхода Солнца, разрушенный только в последней трети XVI в. Этот храм, очевидно, занимал важное место в числе святынь славянских племен, проживавших на Балтийском побережье, поскольку Ютробог являлся центром Ютробожской волости земли стодорян (Гильфердинг 2010: 106, 286). Как и другие города западных и балтийских славян, Ютробог объединял в себе функции не только административного и политического, но также и религиозного центра.

Свидетельства о других храмах, упоминаемых Срезневским, намного более сомнительны и расплывчаты. В книге Бюшинга (Busching 1775: 198), на указанных Срезневским страницах, не говорится ничего о каменном языческом храме в Любусе, но похожую легенда содержится в английском журнале за 1849 г.: «Любус, недалеко от Бреслау, сам по себе мал и ничтожен, но (располагавшийся в нем - А.В.) монастырь был одним из самых известных в Силезии. Когда северо-восточную часть этой страны населяли свевы, как говорят, на месте будущего монастыря стоял храм бога войны. Священное здание (монастырь - А.В.) обязано своим происхождением герцогу Казимиру I Польскому, имевшему высокое мнение о благочестии монахов...

Чтобы предоставить им подходящее жилье, он основал два монастыря, один под Краковом, а другой в Любусе, и приказал взорвать старый языческий храм, чтобы освободить место под монастырь. Это было сделано в 1053 году, когда язычество еще не совсем исчезло в Силезии» (Legends 1849: 460).

Клемм, немецкий историк, также пишет о храме в Любусе и упоминает церковь в Мейссене (современный немецкий город Meifien, западнослав. Misno), которая была прежде, по его мнению, языческим храмом: «Монастырь Ленбус (Любус - А.В.) был основан в 1052 году; М.Х. Штифф видел церковь в ее первоначальном строении в 1704 году и описал ее: "Идол, должно быть, замурован под лестницей хозяйственной постройки. На месте древней церкви располагалась церквушка при Сагане, которая представляла собой часто посещаемый языческий храм". Здесь я обращаю внимание на древнюю часовню при кладбище, расположенную на горе Мартина около Мейсена. Само положение - напротив гигантских камней, на такой ощутимой высоте, вблизи источника - и необычная конструкция приводят к мысли о том, что эта церковь была построена на языческом основании и что здесь прежде было местопребывание богов. Раскопки, насколько мне известно, здесь еще не проводились» (Klemm 1836: 342).

Что касается предполагаемых каменных храмов в Любусе и Мейссене, то подтвердить или опровергнуть указание И.И. Срезневского на факт их существования и славянскую принадлежность могли бы только полевые археологические исследования. Однако представляется весьма вероятным, что каменный языческий храм, принадлежавший славянам, просуществовал вплоть до 70-80-х гг. XVI столетия в Ютробоге. Это позволяет поставить вопрос о существовании у балтийских и западных славян каменной культовой архитектуры, возникшей накануне христианизации.

Литература

Гильфердинг 2010 - Гильфердинг А.Ф. История балтийских славян. М., 2010.

Русанова, Тимощук 2007 - Русанова И.П., Тимощук Б.А. Языческие святилища древних славян. М.: Ладога-100, 2007.

Срезневский 1848 - Срезневский И.И. Святилища и обряды языческого богослужения древних славян. Харьков: Университетская типография, 1846.

Busching 1775 - Btisching A.F. Wochentliche Nachrichten von neuen Landcharten, geographischen, statistischen und historischen Buchern und Sachen. Dritter Jahrgang. Berlin, 1775.

Ekhard 1842 - Ekhard. Script. rerum Juterboc // Hanusch I.J. Die Wissenshaft des Slawischen Mythus. Wien, 1842.

Klemm 1836 - Klemm G.F. Handbuch der germanischen Alterthumskunde. Dresden, 1836.

Legends 1849 - Legends of Leubus // The New Monthly Magazine. 1849. Vol. 86.

Wagner 1828 - Wagner F.A. Die Tempel und Pyramiden der Urbewohner auf dem rechten Elbufer, unweit dem Ausfluss der schwarzen Elster. Leipzig: C.H.F. Hartmann, 1828.

REFERENCES

Busching 1775 - Btisching A.F. Wochentliche Nachrichten von neuen Landcharten, geographischen, statistischen und historischen Buchern und Sachen. Dritter Jahrgang [Weekly news from the new country charters, geographical, statistical and historical books and stuff. Third year], Berlin, 1775 [in German].

Ekhard 1842 - Ekhard. Script. rerum Juterboc (1732) [Monuments of Juterbog (1732)], in: Hanusch I.J. Die Wissenshaft des Slawischen Mythus [Description of Slavic mythology]. Wien, 1842 [in German].

Gil’ferding 2010 - Gil'ferding A.F. Istoriya baltiyskikh slavyan [The history of Baltic Slavs], Moscow, 2010 [in Russian].

Klemm 1836 - Klemm G.F. Handbuch der germanischen Alterthumskunde [Handbook of Germanic antiquities], Dresden, 1836 [in German].

Legends 1849 - Legends of Leubus // The New Monthly Magazine, 1849, Vol. 86 [in English].

Rusanova, Timoshchuk 2007 - Rusanova I.P., Timoshchuk B.A. Yazycheskie svyatilishcha drevnih slavyan [Pagan sanctuaries of ancient Slavs], Moscow, Ladoga-100 Publ., 2007 [in Russian].

Sreznevskiy 1846 - Sreznevskiy I.I. Svyatilishcha i obryady yazycheskogo bogosluzheniya drevnikh slavyan [Sanctuaries and rites of pagan worships of ancient Slavs], Kharkiv, University typography Publ., 1846 [in Russian].

Wagner 1828 - Wagner F.A. Die Tempel und Pyramiden der Urbewohner auf dem rechten Elbufer, unweit dem Ausfluss der schwarzen Elster [The temples and pyramids of the natives on the right bank, near the outflow of the black Elster], Leipzig, C.H.F. Hartmann Publ., 1828 [in German].

Виноградов Андрей Владиславович - Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры всеобщей и отечественной истории Елабужского института Казанского федерального университета (Елабуга, Россия).

Vinogradov Andrei - candidate of historical sciences, senior teacher of department of general and national history of Institute Elabuga Institute of Kazan Federal University (Yelabuga, Russia).

Поиск

Журнал Родноверие