В последние годы экспедицией МГУ под руководством С. А. Изюмовой проводились раскопки городища у с. Супруты Щекинского района Тульской области. Полученные материалы свидетельствуют о длительном существовании поселения – с первых веков н. э. до X в. Комплекс находок конца I тысячелетия н. э. может быть интерпретирован как близкий памятникам роменско-боршевского типа. Наличие в культурном слое городища чернолощеной керамики, плоских жаловидных стрел, чернолощеных биконических пряслиц, односторонних гребешков с выпуклой спинкой свидетельствуют об отложениях мощинской культуры первых веков – середины I тысячелетия н. э.

Изучение материалов, относящихся к раннему периоду жизни на городище, усложняется из-за отсутствия точных стратиграфических данных. Культурный слой городища имеет разную мощность: в центре площадки его величина не превышает 30–40 см, а по краям и в западной части – у вала – достигает 2 м. Интенсивная застройка площадки в поздний период жизни на городище, ее нивелировка привели к нарушению нижних напластований и значительному смешению ранних и поздних материалов. В дальнейшем этому способствовала длительная распашка площади городища.

Коллекция керамики с памятника насчитывает десятки тысяч фрагментов и около 60 целых сосудов. В статье рассматривается только ранняя керамика, которая как типологически, так и по ряду технологических признаков существенно отличается от поздней – роменско-боршевского типа.

Керамика раннего этапа жизни на городище, по характеру обработки поверхности делится на заглаженную и лощеную. В свою очередь заглаженная керамика подразделяется на керамику с примесью в тесте известняка и керамику с примесью в тесте песка или мелкой дресвы. В количественном отношении керамика с примесью известняка составляет 19,21% (5098) фрагментов, а лощеная – 4,25% (1128 фрагментов) от общего числа выборки. Поздняя керамика составляет 75,15% (19941 единица) от общего количества материала (26534 фрагмента), учтенного при статистической обработке. Остальное количество (около 1,5%) составляет немногочисленная гончарная керамика, которая здесь не рассматривается.

Количество заглаженной керамики с примесью песка не подсчитывалось, так как некоторое ее сходство с посудой роменско-боршевского типа по характеру обработки поверхности, примесям, отдельным приемам орнаментации затрудняло выделение этой подгруппы.

Среди ранней керамики городища у с. Супруты представлены различные категории посуды: горшки, миски, сковороды, «чашечки». Найдена одна крышка. К сожалению, из-за фрагментарности материала судить о формах некоторых категорий посуды трудно.

Заглаженная керамика с примесью известняка представлена на городище невыразительно: мелкие обломки донцев, венчиков, стенок. Известняк, использовавшийся в качестве примеси, в большинстве случаев крупный, реже – это мелко толченая известковая примесь. Наряду с известняком в тесто добавлялось незначительное количество песка, что делало поверхность сосудов слегка шероховатой на ощупь. Поверхность хорошо заглажена, тесто плотное, среднего обжига.

Единственной категорией посуды среди керамики с примесью известняка были горшки. Это широкогорлые сосуды вытянутых форм, с диаметром венчика 16–20 см (форма графически реконструирована). Вероятно, были горшки разных размеров. Толщина стенок их не превышает 4–7 мм. Днища горшков часто имеют «закраины» у основания. Толщина дна в среднем равна 7–10 мм. Характер оформления венчиков сосудов весьма разнообразен, имеются экземпляры с высоким отогнутым венчиком, переходящим в резко расширяющиеся плечики, у других – высокий, слегка отогнутый венчик и слабопрофилированные плечики. Имелись формы с прямым вертикальным венчиком без шейки. Возможно, что на поселении были и сосуды баночных форм.

Орнаментированные фрагменты среди керамики с примесью известняка немногочисленны. Большая часть этой посуды, по-видимому, не орнаментировалась. Орнамент наносился по венчику и тулову. Среди приемов орнаментации венчика встречены: вдавления пальцем, вдавления концом заостренной палочки по верхнему краю венчика, продолговатые вдавления округлой палочкой, насечки. К сожалению, в большинстве случаев трудно судить о том, принадлежали ли эти фрагменты горшкам, орнаментированным только по венчику, или же они имели орнаментацию и по тулову. Орнамент на тулове представлен: защипами – сглаженные, слабо выраженные пальцевые защипы; такой орнамент встречен всего на четырех фрагментах с городища, в одном случае в сочетании с пальцевыми защипами по венчику; прочерченным орнаментом – узкая, глубоко врезанная по сырой глине трехрядная линия, образующая острые углы; ямками двух видов: крупные, глубокие ямки с полушарным дном, при вдавлении образуют выпуклость с внутренней стороны; к нему примыкает орнамент в виде глубоких ямок очень малого диаметра. Подобный прием орнаментации отмечен всего на трех фрагментах. Другой вид ямочной орнаментации был распространен шире – это круглые, неглубокие ямки небольшого диаметра (0,2–0,4 см), с плоским дном. Орнамент наносился по сырой глине в различных комбинациях: два ряда ямок; один ряд ямочных вдавлении с треугольными фестонами, повернутыми вершиной вниз под ним; два вертикальных ряда ямок.

Ввиду фрагментарности материала и неясности форм затруднены поиски аналогий и определение времени бытования керамики с примесью известняка. Поэтому виды и приемы орнаментации ее становятся ведущим критерием при решении этих вопросов. Аналогии описанным орнаментам можно указать на многих памятниках бассейна Верхней Оки и Москворечья, где они получают наибольшее распространение в поздних слоях. Стратиграфические наблюдения позволили выделить среди подобных орнаментов на дьяковской керамике ранние и поздние. На заглаженной керамике с примесью известняка с нашего поселения «древние» виды этих орнаментов отсутствуют, а преобладают поздние приемы орнаментации. Отличаются также памятники бассейна Верхней Оки и менее разнообразными комбинациями орнаментальных узоров. Не противоречат этому, на сколько можно судить, и формы сосудов. Так, единственный реконструированный горшок близок керамике, украшенной пальчатым орнаментом с Троицкого городища, где подобная посуда датируется III, возможно IV в. н. э. На окских памятниках такие формы и приемы орнаментации также распространяются не ранее III в. н. э.

Все это позволяет сопоставлять подобную керамику с нашего поселения с посудой из поздних слоев дьяковских городищ и синхронных им памятников бассейна Верхней Оки и датировать ее началом – серединой I тысячелетия н. э. Интересно отметить, что заглаженная керамика с примесью известняка бытовала, по-видимому, с наиболее раннего времени жизни на городище. Прослеживается преобладание этой керамики в нижних, предматериковых слоях. Кроме того, отдельные фрагменты ее были обнаружены в культурном слое под насыпью вала, что свидетельствует о ее распространении еще до того, как были возведены первые оборонительные укрепления площадки. Косвенным подтверждением этого служит также сходство керамики с примесью известняка с посудой супрутского селища, датировка которого (нижняя хронологическая граница) несколько старше датировки городища.

Заглаженная керамика с примесью песка технологически резко отличается от вышеописанной. В тесте этой керамики наряду с песком встречается примесь мелкой дресвы, реже – мелкого шамота. Тесто плотное, однородное, обжиг средний. Поверхность сосудов хорошо заглажена или замыта, часто напоминает подлощенную. Керамика с примесью песка представлена на городище четырьмя категориями посуды: горшки, сковороды, так называемые «чашечки», крышки. Все сосуды лепные, плоскодонные.

Горшки двух основных форм – тюльпановидные и сосуды с расширенным в верхней трети туловом, суженным горлом, без шейки. Горшки тюльпановидной формы – широкогорлые, вытянутых пропорций, с мягко развернутым венчиком и профилированной шейкой. Диаметр венчика колеблется от 10–12 до 16–18 см. Толщина стенок 8–9–12 мм. Днища некоторых сосудов оформлялись в виде невысокого плиточного поддона. Намечаются различия в профилировке тулова тюльпановидных горшков. У одних сосудов наибольшее расширение тулова приходится на верхнюю треть высоты. Диаметр устья меньше максимального расширения тулова. У других, насколько можно судить по имеющимся фрагментам, максимальное расширение тулова приходится на середину высоты; диаметр устья также, как правило, меньше максимального. Горшки таких пропорций, по-видимому, преобладали среди сосудов этой формы.

Тюльпановидные горшки орнаментировались по венчику и тулову. Среди них орнаментированные экземпляры встречаются чаще, чем среди керамики с примесью известняка. Венчик орнаментировался: нечеткими вдавлениями, широкими насечками, вдавлениями концом острой палочки по обрезу венчика, вдавлениями, напоминающими оттиски ногтя. На тулове расположен орнамент в виде неглубоких ямок малого диаметра с плоским дном и нечеткие вдавления по шейке сосуда.

Аналогии этим формам можно указать на таких городищах Москворечья, как Троицкое, Щербинское, где они встречаются преимущественно в поздних слоях. Известны они и на памятниках мощинской культуры бассейна Верхней Оки: городища Федяшевское, Дуна, Дешевка.

Вторая форма горшков характеризуется высоким прямым венчиком, суженным горлом и резко расширенным туловом в верхней трети высоты сосуда. Горшки, как правило, больших размеров, с диаметром венчика 16–20 см, но встречаются и маломерные сосуды. У многих горшков венчик поставлен почти вертикально, у других – отогнут под углом. Наибольший диаметр у горшков этой формы приходится на верхнюю треть и, возможно, на середину высоты. Орнамент наносился по венчику и тулову. Единственный встреченный прием орнаментации венчика – вдавления палочкой, обмотанной веревочкой. Орнаментация тулова более разнообразна – это различные комбинации ямочного орнамента в сочетании с «веревочкой». Орнамент располагался в верхней части тулова в различных композициях: узоры из двух рядов вдавлении «веревочки» и пояска ямок между ними, подобный же прием орнаментации с выделенными от основного пояса фестонами образующими острые углы, усложненные композиции орнамента.

Горшки второй формы известны на многих памятниках мощинского типа бассейна Верхней Оки: городища Дешевка, Николо-Ленивец, Федяшево и др. Аналогичные формы посуды встречены в поздних слоях москворецких городищ и в синхронных им слоях селищ «почепского типа» бассейна р. Десны. Прямые аналогии на дьяковских памятниках Москворечья имеют и приемы орнаментации этих горшков с городища Супруты, где подобный орнамент широко распространяется, начиная с III–IV вв. н. э.

«Сковороды». Изготовлены из однородного, тщательно промешанного теста с примесью песка или реже – мелкой дресвы. Поверхность ровная, хорошо заглаженная, в ряде случаев напоминает подлощенную. Характерной чертой этих изделий является низкий, в большинстве случаев отогнутый наружу бортик, высотой не более 1,5–2 см. Диаметр сковород равен в среднем 16–18 см, а толщина – 7–11 мм. Эти сковороды резко отличаются от подобных изделий роменско-боршевского типа на городище у с. Супруты, что и позволяет отнести их к ранней керамике. Для последних характерно: плохо промешанное тесто с примесью крупного шамота, небрежная обработка поверхности, высокий (3–5 см) бортик, часто вертикальный, и больший диаметр (до 30 см). Находки ранних сковород немногочисленны, орнаментации на них не встречено. Аналогии им известны среди материалов Акиншинского и Огубского городищ. На дьяковских памятниках Московоречья подобные изделия встречаются реже.

«Чашечки». Встречаются редко – найдены два целых сосудика и несколько фрагментов. Возможно, что часть из них – обломки мисок. Все сосуды небольшие, с диаметром венчика 8–12 см, высотой 6–8 см. Стенки в верхней части плавно загнуты внутрь. На дне одного из целых сосудиков имеется небольшое сквозное отверстие, сделанное по сырой глине. Аналогичные формы найдены на городище Дешевка и преимущественно в верхнем слое Троицкого городища.

«Крышки». Среди материалов с городища представлены одним экземпляром. Это невысокое изделие, на кольцевом поддоне, с расширяющимися кверху стенками, края которых слегка вогнуты внутрь. У исследователей нет единого мнения о назначении этих изделий: одни называют их крышками, другие склонны считать их вазочками. Встречаются крышки в поздних слоях Москворецких городищ – Кузнечики, Щербинское, Троицкое. На Верхней Оке известна одна находка на Огубском городище.

Лощеная посуда выделяется среди ранней керамики с городища у с. Супруты высоким качеством выделки. Поверхность большинства фрагментов с обеих сторон черным лощением, реже встречаются обломки сосудов светлого лощения – желтого или серого цвета. Вся лощеная посуда изготовлена из однородного, тщательно промешанного теста, в которое в виде примеси добавлялся мелкий песок или очень мелкая дресва. Обжиг, как правило, полный. Орнаментация на лощеной керамике отсутствует.

Лощеная посуда представлена на городище двумя категориями – горшками и мисками.

Формы лощеных горшков во многом перекликаются с формами керамики с примесью песка (мелкой дресвы). Тюльпановидные горшки вытянутых форм, с округлым, мягко развернутым венчиком, профилированной шейкой. Судя по одному целому экземпляру и серии обломков, размеры сосудов достигали высоты 20 см и более при диаметре венчика от 8–12 до 16–18 см. Толщина стенок этих горшков 0,7–0,9 см. Днища некоторых сосудов, по-видимому, оформлялись в виде невысокого плиточного поддона. Прослеживаются различия в пропорциях тюльпановидных горшков: среди них встречаются экземпляры с диаметром устья, приблизительно равным максимальному расширению тулова, и горшки, у которых диаметр устья меньше наибольшего диаметра тулова. Максимальный диаметр у горшков этой формы приходится на середину либо на верхнюю треть высоты тулова. Среди них имеются экземпляры светлого лощения.

Аналогии лощеным горшкам тюльпановидной формы известны на многих памятниках мощинского типа бассейна Верхней Оки: городища Дуна, Мощино, Николо-Ленивец, Дешевка, Свинухово, курганы у деревень Шаньково и Почепок. Близкие формы распространяются в поздних слоях дьяковских памятников Москворечья.

Другая форма лощеных горшков – горшки с высоким прямым венчиком, суженным горлом, шейка не выделена, тулово резко расширяется в верхней трети высоты. Диаметр устья меньше максимального диаметра тулова. Наблюдаются различия в оформлении венчика: у некоторых горшков прямой венчик поставлен вертикально к тулову, у других – отогнут наружу под углом. Обычно венчик круглый, иногда плоско срезан по краю. Все горшки этой формы чернолощеные. Подобная форма сосудов была распространена, по-видимому, значительно меньше, чем тюльпановидная. Аналогии горшков с прямым вертикальным венчиком имеются на городищах Николо-Ленивец, Мощино. Прямые аналогии горшкам с отогнутым под углом венчиком известны среди материалов верхнего слоя Щербинского городища.

Миски среди лощеной посуды на городище у с. Супруты встречаются часто. Среди них имеются экземпляры черного и светлого лощения. Размеры их различны – наряду с очень большими есть и миниатюрные. Различаются две основные формы мисок – реберчатые и без ребра. Первая форма характеризуется наличием острого ребра, всегда четко выраженного. Обычно это невысокие сосуды – высотой 12–16 см с широким устьем и узким дном. Стенки ниже ребра резко сужаются ко дну. Край бортика плоско срезан или утончен. Имеются различия в профилировке мисок этой формы в зависимости от постановки бортика: миски с верхом «раструбом» – острое ребро в нижней части тулова; миски с высоким цилиндрическим верхом; миски закрытых форм, у которых бортик выше ребра имеет наклон внутрь.

Лощеные реберчатые миски широко распространены на памятниках мощинского типа бассейна Верхней Оки: городища Мощино, Николо-Ленивец, Дуна, курганы у деревень Шаньково и Почепок. Миски с высоким цилиндрическим верхом и стенками «раструбом» известны среди материалов позднезарубинецких селищ бассейна р. Десны, где они датируются началом – серединой I тысячелетия н. э. На дьяковских памятниках Москворечья известны только миски «закрытых» форм.

Вторая форма мисок – миски без ребра – встречается реже. Стенки их округлые, плавно сужающиеся к донцу. Толщина стенок обычно не превышает 4–7 мм. Диаметр устья колеблется от 10–12 до 20 см. Край бортика округлый или срезан внутрь. Среди этих мисок имеются экземпляры как светлого, так и черного лощения. Аналогии мискам без ребра известны на памятниках середины I тысячелетия н. э. бассейна Верхней Оки и Москворечья. На деснинских поселениях этого времени близкие формы встречаются реже.

Изучение ранней керамики городища у с. Супруты позволяет датировать выделенные по технологическим признакам группы и установить время основания и первых этапов жизни на поселении, что особенно важно для памятника, где керамический материал не поддается стратиграфическому членению. Формы и приемы орнаментации заглаженной керамики с примесью известняка находят ближайшие аналогии среди материалов дьяковских памятников Москворечья и Верхнеокских городищ. Отсутствие на этой керамике с нашего поселения некоторых видов орнамента, характерных для ранних дьяковских памятников, таких как розетка, двудольный штамп и др., сами приемы орнаментации позволяют сопоставлять ее с посудой из поздних слоев дьяковских городищ и датировать началом – серединой I тысячелетия н. э.

Посуда, изготовленная из теста с примесью песка (мелкой дресвы), судя по некоторым стратиграфическим наблюдениям и сопоставлениям с материалами других памятников, появляется на городище несколько позже, по-видимому, одновременно с лощеной керамикой. Наиболее ранней датой распространения лощеной посуды на памятниках бассейна Верхней Оки, в том числе и на городище у с. Супруты, следует считать конец III – начало IV в. по аналогиям с находками с Федяшевского и Огубского городищ. Обе эти группы керамики встречаются в одних слоях с вещами с эмалями так называемого мощинского типа, что позволяет датировать такую посуду с нашего поселения IV–VI, может быть VII в. Лощеная посуда и керамика с примесью песка (мелкой дресвы) с городища у с. Супруты по некоторым формам (горшки, миски) ближе к посуде позднезарубинецких памятников бассейна р. Десны, чем к посуде синхронных слоев городищ Москворечья, в то время как приемы орнаментации заглаженной керамики с примесью песка находят ближайшие аналогии именно на дьяковских памятниках и практически не встречаются на Десне.

Видео

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 11.03.2010

[видео]

Велеслав — Десный путь в славянском Родноверии. Беседа вторая

Лекция школы "Русская Традиция" от 10.11.2009

[видео]

Василий Бутров — Современная и традиционная культура

Поиск

Журнал Родноверие