Святки – двенадцать дней «от звезды и до воды», между появлением первой звезды на Рождество и крещением воды 19 января.

Святки часто упоминаются в классической литературе, есть даже такое понятие «святочные рассказы». Пришло время узнать про них и нам. За новыми знаниями о Святках мы обратились к книгам и архивам. Одним из главных источников стали произведения Ивана Николаевича Божерянова, русского искусствоведа и автора популярных исторических изданий второй половины XIX в.

Святки, что значит это слово и почему у него нет единственного числа

Святки – слово древнерусское, означающее «святой». Святки также называли святыми вечерами. В это время был воспрещён пост и совершение таинства брака, то есть венчание.

У слова нет единственного числа – а как иначе, если это не один день, а праздничное время, «связанное с празднованием Рождества и Крещения и сопровождающееся гаданием, пением колядок, переодеванием» (согласно толковому онлайн-словарю Т. Ф. Ефремовой).

Святки 2022, когда проходят

В 2022 г., как и традиционно, начало Святок приходится на ночь с 6 на 7 января. Они захватывают два зимних праздника – Рождество (7 января) и Старый Новый год или Васильев день (14 января), а заканчиваются ночью с 18 на 19 января.

Святки, история появления праздника и какое отношение к Святкам имеют скоморохи

Само празднование Святок, вероятно, пришло к нам из Древней Греции. При переходе старого года в новый, мужчины переодевались в женские платья, а женщины – в мужские. Византийский император Константин VII Багрянородный, правивший в конце I в. писал, что такие развлечения происходили в его присутствии и с его одобрения. Участники зимних празднеств в масках и вывернутых наизнанку шубах бегали, прыгали, шумели, ударяя жезлами в щиты под исполнение звучных песен. Всё это продолжалось до самого крушения Византии в 1204 г. 

Позже празднества перешли в Италию и дополнили, а потом и сместили древнеримский праздник в честь рождения солнца, который справлялся в Риме именно 24-25 декабря и тоже отличался общим весельем, переодеваниями и разнообразием масок.

Такие маскарады не одобрялись представителями христианской церкви, которые считали маски изобретением язычества. Возможно, что праздник Рождества Христова был назначен на 25 декабря (по юлианскому календарю и по старому стилю) именно для того, чтобы противопоставить великий христианский праздник языческому рождению солнца.

О Святках на Руси было известно давно. Упоминания о Святках встречаются, например, в «Кормчей книге», сборнике церковных и светских законов издания XIII в. А в церковном сборнике «Стоглав», составленном в 1551 г. святочные гадания и суеверия обличались как языческие обычаи.

Интересно, что Иван Грозный вместе с опричниками одобрял зимний «маскарад». Известен случай, когда князь Михаил Репнин отказался надеть маску и растоптал её ногами, в ответ на это разгневанный царь приказал казнить князя. У Ивана Васильевича при дворе была даже специальная должность – мастер рожечник, готовивший для зимних забав маски, которые в то время называли рожами. По расходным книгам Казённого приказа 1584 г. мастерам рожечникам даже отпускалось сукно и деньги.

Под влиянием Лжедмитрия I и поддерживающих его поляков январские маскарады сделались обычным явлением при дворе и в народе. Главную роль в них играли скоморохи, называемые также плясцами-сквернословами. Во второй половине XVI в. скоморохов было так много, и они набрали такую силу, что некоторые объединялись в ватаги разбойников по 30, а иногда и 100 человек. С этими безобразиями удалось справиться только митрополиту – и возвеличивание скоморохов сменилось гонениями на них. В 1648 г. во времена царствования Алексея Михайловича (отца Петра I) был принят указ об уничтожение скоморохов и их бесчинств. Тех, кто приглашал скоморохов на Святки, даже домашние, отлучали от церкви.

Последний раз против масок на Святки восстал патриарх Московский Иоаким. В его указе от 24 декабря 1684 г. говорится, что многие «применяют косматые и иные бесовские ухищрения и образы на себя одевающиеся».

Святки, кулинарные правила и особое праздничное меню

Поскольку начало Святок связано с появлением первой звезды на Рождество, уместно вспомнить исторический анекдот, который лёг в основу знаменитого в 90-е года рекламного ролика. Итак, Александр Васильевич Суворов, известный своей набожностью, был приглашён на ужин Императрицей Екатериной II. Он сел за накрытый стол и ничего не ел – до первой звезды. Императрица заметила это и что-то шепнула стоявшему за ней камер-лакею. Спустя минуту на золотом подносе принесли бриллиантовую звезду св. Александра Невского, снятую с одного из платьев Её Величества.

Екатерина II пожаловала её Суворову, сказав:

 «Видишь-ли звезду?! Вот теперь кушай». Бывший на ужине князь Потёмкин воскликнул: «Так просветится свет твой пред людьми!»

На само Рождество, согласно «Домострою» подавали лебедей, потрохов лебяжьих, гусей верчёных, куропаток, поросят, баранину печёную, уху курячью, солонину с чесноком, лёгкое лося в рассоле, лапшу, колдуны и щи. В ходу было и много выпечки. Известно, что в 1663 г. на рождественский стол царице Марьи Ильиничне, жене Алексея Михайловича, было подано 426 перепечей. На Святки был также обычай на следующий день после Рождества носить в церковь пироги.

В XVII столетии в Москве и по другим городам накануне Рождества славили плуг, а в Васильев вечер – накануне Нового года – заговаривали каши и засевали зерно.

Кашу варила обычно старшая женщина в доме, приносившая для неё из амбара крупу. Воду приносил старший мужчина. Затирание (приготовление) каши сопровождалось символическим причитанием и потому, какой она получилась, судили об урожае будущего года и вообще о счастье. Красная (с запечённой корочкой) каша предвещала счастье, белая – беды.

Обряд засеивания (посеивания) зерна совершали обычно мальчишки.

В Малороссии по дому или по улицам с мешками, наполненными зерном, они шли, приговаривая:

 «На счастье, на здоровье, на новый рок (год)! Роди, Боже, жито, пшеницу»

В Центральной России с лукошками или мешками, полными зёрен, ходили дети, а иногда взрослые парни и девушки. Они пели песни, рассеивал по домам зерно и получали в подарок начинённые кишки, желудки и свиные ноги, специально приготовленные к этому дню.

В костромской губернии поющие исполняли:

 «свинку да боровка выдай для васильева вечерка»

Зёрна, полученные во время святочного обряда, берегли до весны. Славяне верили, что они обладали особой природной силой и станут началом отличного урожая.

Святки, хождение по гостям, пирушки, смотрины и девичье веселье

В городах и сёлах святочные ночи посвящались разъездам по гостям и пирушкам для поддержания родственных отношений, поиска невест и суженных. Бояре праздновали Святки особо торжественно. Для празднования «девичьего веселья» выбирали дом побогаче, где была девушка, вступившая в возраст невесты. Хозяйка выбранного дома начинала посещать родных, а потом принимала старых и малых – всех, у кого были просьбы, и старалась их выполнить или как-то иначе отметить приходящих. В первый святочный вечер к выбранному дому тянулись «поезда» (украшенные повозки/сани), в которых везли девушек погостить. В первых санях ехала матушка с дочкой и её лучшей подругой, во вторых – нянюшки, подарки и домашний скарб на время пребывания в гостях. Чем длинней был «поезд», тем большего почёта заслуживали гости. Матушки оставляли своих дочерей в доме, и съехавшиеся девушки и дочка хозяйки сразу признавались подружками. После приезда, на следующий день они спали до обеда, а потом рассказывали всем виденные сны и просили их отгадывать и трактовать. Затем все вместе пили взвар или «изварец» (особый горячий напиток, похожий на сбитень). Чуть позже на завтрак столы накрывались разными яствами. Девушки, согласно правилам, могли еду только пригубить, боясь зорких глаз нянюшек, которые могли разнести сплетни об обжорстве и прожорливости девиц.

Днём ворота дома запирались, чтобы никто не мог помешать девичьему веселью: катанию с горок и снежкам. Потом были святочные игры, на которые приглашали братьев. Всякая гостья предполагала в чужом брате суженого, поэтому особым успехом пользовалась игра «сижу посижу». В ней нередко девушкам приходилось – по правилам игры – сидеть на коленях у чужого брата, а также была популярна игра «коза и слепой козёл» – вариация жмурок, тоже включающих прикосновения.

Вечером за одним столом собирались гости разных возрастов и социального статуса. Угощать гостей начинали сразу, как только они приезжали. Хозяин на деревянных подносах выносил наливки: на смородине, яблоках, рябине. Он называл каждого гостя по имени и просил его откушать, а хозяйка стояла сзади и кланялась гостям в пояс. Молодые девушки пили квас, вишнёвку или «годовалый мёд». Вслед за напитками хозяйка обносила гостей закусками. В это время в доме появлялись ряженые, часто среди них были молодые мужчины, которых не приглашали в гости – им тоже хотелось увидеть самых завидных невест. Они украшали себя уборами медведей или коз, за неимением масок парни натирали лица сажей. 

Когда ряженные отплясали «камаринского», поучаствовали в шуточных боях, в центр гостиной вносили стол, и старая нянюшка ставила на него блюдо с водой. Гости усаживались, напротив блюда обязательно устраивалась сваха. Нянюшка клала на стол кусочки хлеба, соль и угольки – так начиналось пение святочных песен, и девушки приступали к гаданию.

Святки, время разгульное, праздное и предназначенное для гаданий

В целом, время святок на Руси не бывало спокойно – об этом сообщают сохранившиеся жалобы шуян, жителей города Шуя, находившегося сейчас в Ивановской области. Так в одном из прошений к царскому двору говорится, что после Рождества Христова в первое воскресенье Потеха Васильев, Курдюк, сын Иванов, Семён Микулин да Савелий с товарищами на кобылках ходили и с крестьян шапки срывали.

В послании к Михаилу Фёдоровичу, первому из династии Романовых, сообщалось, что «25 декабря разбили нас, сирот твоих, разбойники; деньги, платье, лошадей, свиные туши и всякую рухлядь – всё поймали и нас мучили; в лицо, государь, их не знаем»

До конца XIX в. в шуйском уезде в народе ходили рассказы о старинных страшных разбойниках.  Бедун, Рудак и Пуг особо свирепствовали на Святки. В то время хотя разбойники и чародеи остались только в русских сказках, знахари, ворожеи и гадалки всё ещё были очень популярны. Кстати, некоторые исследователи полагают, что слово «гадание» произошло от слова «гад». Так назывался персонаж семитской мифологии, бог удачи, которому поклонялись иудеи, сирийцы, арабы, вавилоняне и другие жители Северной Африки и Юго-Западной Азии. Под именем этого бога мог быть почитаем Юпитер. В арабской астрологии считалось, что именно он приносит человеку большую удачу. Считалось, что на Святки черти бегают по ночам, поэтому в старину это время считалось удобным для гадания. 

Александр Сергеевич Пушкин написал в «Евгении Онегине»:

 «Настали Святки. То-то радость! Гадает ветреная младость»

Гадать можно было в любой день Святок, но самыми лучшими считается крещенский Сочельник и канун Васильева дня (сейчас это день перед Старым Новым годом). Даже сами Святки делились на две части: «добрые вечера» (от Рождества до Васильева вечера) и «страшные вечера» (с ночи под Новый год и до Крещения).

Поскольку Святки проходят в зимнее холодное время, для гаданий использовали предметы, которые всегда были под рукой – в доме, а не на улице: женские украшения, детали одежды и убранства дома (зеркала, полотенца, скатерти), кухонную утварь. Венки, облака, птицы, цветы оставались для гадания до тёплого времени года. Девушки бытовые предметы использовали в качестве «жребия». Они складывали в какую-нибудь ёмкость или мешок кусочек хлеба, деревянную щепку и головной женский убор. Закрыв глаза, вытаскивали одну вещь, предсказывая свою судьбу в наступившем году. Головной убор означал замужество, хлеб – ещё один год в отцовском доме, дерево – болезнь или даже смерть.

Вообще самая актуальная тема для гадания – замужество. Выйдя на улицу в один из святочных вечеров, девушки стучали ложкой в окно чужого дома. Если на этот звук отзывался мужчина, значит девушка станет женой, если более любопытной будет женщина, значит ей быть при папе и маме ещё год.

Девушки на выданье узнавали имя будущего жениха, спрашивая, как зовут одного из мальчишек, которые участвовали в обряде засеивания зерна. У них будущие невесты даже могли своровать горсть пшеницы или овса. Зерном они посыпали крыльцо дома, чтобы во сне увидеть своего суженого, пришедшего его собирать.

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

[видео]

Алексей Почерников — Введение в геомантию

Лекция и практика школы "Русская Традиция" от 04.04.2010

[видео]

Велеслав — Навье посвящение

Поиск

Журнал Родноверие