см. древнерусский язык, КРЕС — ОГОНЬ, солнцестояние — Крёсъ — крес

Из нижеприведенных цитат Афанасьева *) с очевидностью следует, что в контексте русского слова и мифа, слово ВОСКРЕСЕНИЕ однозначно указывает на зимний СОЛНЦЕ-ВОРОТ, когда после нескольких дней самой длинной ночи в северных широтах день начинает прирастать светом.

В буквальном смысле — ВОС-КРЕСАЕТ — ВОЗГОРАЕТСЯ СОЛНЕЧНЫЙ ОГОНЬ, возрождается новое СОЛНЦЕ.

Воскресение Иисуса Христа в христианстве есть наложение на солнечный русский (северо-славянский) миф.

КРЕЩЕНИЕ — КРЕСТЕНИЕ в этом смысле есть инициация в мистерию солнечного света, солнечного КРЕСА — ОГНЯ.

Всё это русские слова и корни.

Инородным словом здесь, пишут, является греческое слово Христос — мессия, помазанный. И тогда это слово отсылает нас к жидкой стихии воды и масла, когда Иисус был помазан Духом Святым во время пролития на Него речной воды Иоанном Предтечей. Но как выяснилось, на церковно-славянском слово Крест может писаться как Хрест, и тогда Христос суть Крестос, т.е. Он напрямую в мифическом имени Своем связан со словом Крест, и это закономерно.

Каким образом в христианском мифе водная процедура наложилось (подменила собой) на огненную — предстоит ещё уточнить.

Ничего обидного в этом рассуждении для христианства нет, т.к. весь миф был сформирован много позже жизни и распятия Иисуса.

Более того, даже в официальных, отредактированных текстах Евангелий, как и в т.н. апокрифических — до наших дней дошли слова о близости Иисуса к стихии Огня, а не Воды.

"Иисус сказал: Тот, кто вблизи меня, вблизи огня, и кто вдали от меня, вдали от царствия. (от Фомы, 86)"

"Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением (!) должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!"

(от Луки, 12:49-50; тут вообще такое впечатление, что исходный текст этого Евангелия есть древнерусский текст)

Солнечный огонь есть свет, и тот, кто читал Евангелия, может знать о неоднократном уподоблению Иисуса свету.

"Иисус сказал: Я — свет, который на всех. Я — все: все вышло из меня и все вернулось ко мне". (от Фомы, 81)

«Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир». (Иоанн,1:9)

и др. примеры.

Итак, завершая данное рассуждение, я соглашаюсь с тем, что христианский миф и культ является видоизмененным (подмененным) солнечным мифом, который был распространен некогда широчайшим образом среди народов мира, особенно у народов славянских и у народа русского.

И поныне почти весь Праздничный годовой круг в современном православии так или иначе имеет корни в солнечном мифе.

Биография реального человека Иисуса нам практически не известна.

Зато сохранилось для нас Его Слово, которое есть Истина от Истины, — та Истина, которая делает нас свободными, в том числе свободными и от претензий служителей современного религиозного культа на монополию толкования Истины.

Потому что Истину толковать нельзя, Истиной можно только быть.

*) Сопоставляя слово «крест» со словами из других языков, А.Афанасьев в своей книге «Поэтические воззрения славян на природу» пишет: «Словенцы называют Иванов день и самый поворот солнца – kres (kresz = огонь), а месяц июнь – kresnik; серб, кресови – dies solstitiales («три дана npnje и три nocneje Илища дне»), Kpnjec – огонь, разводимый накануне Иванова, Витова, Петрова и Юрьева дней, с которыми народная мысль связывает старинные воспоминания о боге-громовнике, возжигателе небесного пламени» И еще: «Кръсить, кресать, польск. krzesac, словен. kresati – высекать огонь из кремня и обтачивать камень (жернов), кресало = огниво». Таким образом, слово «крест» имеет языческое происхождение и связано с понятием «огонь» и «солнцестояние» .

В свою очередь, древнерусское слово «крест» означает «оживание», отсюда – воскреснуть, то есть ожить: «ибо воскресать (въскръшати, крьснжти, кръсити) происходит от кръсъ – пламя, огонь. В одном рукописном прологе слова кръсъ и кръсины употреблены именно въ значении небесного света, возженного при по- вороте солнца на лето: «въ дьни слъньчнаго кръса, ъгда ся наплъныдимъ годинамъ слъньце възвратить кръсины, да ношть мьняеть (уменьшается), а дьни да прибываеть». Вновь народившееся или воскресшее светило постепенно крепнет въ своих силах; божественный младенец растет и мужает и при начале весны является прекрасным и могучим юношей» (А. Афанасьев. Т. 1, стр. 188).

ПС1

"Кресенье — седьмой день недельный, воскресенье".
Словарь Даля

"Солнцестояние — Крёсъ — крес"
церковно-славянский словарь

ПС2 Один поп в тему пишет:

"...до реформы Никона на могилах не ставили кресты, ставшие символами смерти после распятия Христа, о котором рассказывают Евангелия. До реформы Никона русские люди изображали на надгробиях своих умерших родственников только Солнце, как символ вечной жизни! И только после церковной реформы 1650-1660 годов, над могилами умерших стали ставить КРЕСТ, на котором писалась информация о имени, фамилии и отчестве покойника, а также дата рождения и дата смерти."

Жестокая расправа со "старообрядцами" того времени, не смогла полностью уничтожить почитание Солнца, как иконы Христа и Христа изображаемого ввсиде Солнца на иконах Богородици и других Святых. Осталось и "слово о полку Игореве", у некоторых старообрядцев, как житие Святого князя Игоря, и поскольку у нас с 20 века полное Единоверие со старообрядцами то мы признаем правильным и их отношение к Солнцу, образу Христа. Впрочем, стоит взглянуть на любимую икону Преподобного Серафима Саровского, то сомения, в том, что Солнце в этом значение и не переставало почитаться отпадают полностью"

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от ноября 2009 года

[видео]

Часть 1

Язычество и шаманизм

[видео]

Практика от 8-9 июля 2009

Славянское траволечение. Практика

Поиск

Журнал Родноверие