Первыедоводы в пользу существования славянского рунического письма были выдвинуты ещёв начале-середине XIX столетия; некоторые из приводимыхтогда свидетельств ныне отнесены к глаголице, а не к «рунице», некоторыеоказались просто несостоятельными, но ряд доводов сохраняет силу до сих пор.Так, невозможно спорить со свидетельством Титмара, который, описывая славянскийхрам Ретры, указывает на тот факт, что на идолах храма были нанесены надписи,выполненные «особыми», негерманскими рунами. Было бы совершенно абсурднопредполагать, что Титмар, будучи человеком образованным, мог бы не узнатьстандартные младшие скандинавские руны, если бы имена Богов на идолах были быначертаны ими. Массуди, описывая один из славянских храмов, упоминает некие высеченныена камнях знаки. Ибн Фадлан, говоря о славянах конца I тысячелетия, указываетна существование у них намогильных надписей на столбах. Ибн Эль Недим говорит осуществовании славянского докириллического письма и даже приводит в своемтрактате рисунок одной надписи, вырезанной на кусочке дерева (знаменитаяНедимовская надпись). В чешской песне «Суд Любуши», сохранившейся в списке IXвека, упоминается «дески правдодатне» — законы, записанные на деревянных доскахнекими письменами.

Насуществование у славян рунического письма указывают и многие археологическиеданные. Древнейшими из них являются находки керамики с фрагментами надписей,принадлежащей черняховской археологической культуре, однозначно связанной сославянами и датируемой I-IV веками от Р.Х. Уже тридцать лет тому назад знаки наэтих находках были определены как следы письменности.

Примером«черняховского» славянского рунического письма могут послужить обломки керамикииз раскопок у с. Лепесовка (южная Волынь) или глиняный черепок из Рипнева,относящийся к той же черняховской культуре и представляющий собой, вероятно,осколок сосуда. Знаки, различимые на черепке, не оставляют сомнений в том, чтоэто именно надпись. К сожалению, фрагмент слишком мал, чтобы оказаласьвозможной дешифровка надписи. В целом, керамика черняховской культуры даётвесьма интересный, но слишком скудный для осуществления дешифровки материал.

Так,чрезвычайно интересен славянский глиняный сосуд, обнаруженный в 1967 году прираскопках у с. Войсковое (на Днепре). На его поверхность нанесена надпись,содержащая 12 позиций и использующая 6 знаков. Надпись не поддается нипереводу, ни прочтению, несмотря на то, что попытки дешифровки былипредприняты. Так, одно время выдвигалось предположение, что, судя по количествупозиций, знаки эти могут быть начальными буквами названий месяцев, а надпись вцелом — календарём. Однако не существует, к сожалению, ни одного славянскогоязыка, ни древнего, ни современного, в котором названия четырёх месяцевначинались бы с одной буквы, трех — с другой, двух — с третьей, и оставшихсятрех месяцев — с трёх разных букв.

Вцелом неважно, является ли эта надпись надписью в полном смысле слова или жеона представляет собой некий осмысленный набор знаков. Читатель, возможо, ужеотметил определённое сходство графики этой надписи с графикой рунической. Этодействительно так. Сходство есть, и не только сходство — половина знаков (трииз шести) совпадают с рунами Футарка. Это руны Дагаз (Футарк, 24), Гебо(Футарк, 7) и второстепенный вариант руны Ингуз (Футарк, 22) — ромб,поставленный на вершину.

Другую— более позднюю — группу свидетельств применения славянами рунического письмаобразуют памятники, связываемые с венедами, балтийскими славянами. Из этихпамятников, прежде всего, укажем на так называемые Микоржинские камни, обнаруженныев 1771 году в Польше. Ещё одним — поистине уникальным — памятником «балтийской»славянской руники являются надписи на культовых предметах из разрушенного всередине XI века в ходе германского завоевания славянского храма Радегаста вРетре. На этих предметах стоит остановиться чуть более подробно.

Послеразрушения храма его материальные ценности долгое время считались утеряннымиили украденными, пока часть их, спустя более полу-тысячелетия, не появилась насвет вновь. Бронзовые изображения Богов и ритуальные предметы из Ретринскогохрама были найдены в земле деревни Прильвиц в конце XVII века; значительнопозднее их приобрел некто Андреас Готтлиб Маш, описал и заказал гравюры. Этиматериалы были изданы им в 1771 в Германии. Его книга содержит гравюры болеешести десятков скульптур и других предметов.

ВРоссии большинством исследователей эти предметы почитаются фальшивками, в товремя как западные рунологи предпочитают следовать вердикту специальной комиссии,в течение двух лет изучавшей этот вопрос и постановившей, что предметы —подлинные. Кроме того, на мой взгляд, весьма убедительным доводом в пользуподлинности предметов из Ретры является тот факт, что первоначальным владельцемпамятников был католический священник. От священника мы гораздо скорее могли быожидать уничтожения памятников языческой религии (что и было им сделано вотношении части предметов), но уж никак не изготовления статуй языческих Боговс языческими же письменами...

Любопытно,что подобный «нигилизм» российских исследователей в отношении славянскойрунической культуры распространяется и на памятники, подлинность которых вообщене может быть подвергнута сомнению. Так, например, в Москве в настоящее времяхранится частная коллекция предметов с руническими надписями, обнаруженными входе археологических работ в Белоруссии; эта коллекция никогда не былаопубликована в академических изданиях.

Вероятно,не имеет смысла продолжать здесь список подобных памятников, число которыхдостаточно велико.

Каки руны скандинавских и континентальных германцев, славянские руны восходят,судя по всему, к североиталийским (альпийским) алфавитам. Известно несколькоосновных вариантов альпийской письменности, которой владели, помимо северныхэтрусков, живущие по соседству славянские и кельтские племена. Вопрос о том,какими именно путями италийское письмо было принесено в поздние славянскиерегионы, остается на данный момент полностью открытым, равно как и вопрос овзаимовлиянии славянской и германской руники.

Необходимоотметить, что руническую культуру следует понимать гораздо шире, чемэлементарные навыки письменности — это целый культурный пласт, охватывающий имифологию, и религию, и определенные аспекты магического искусства. Уже в Этруриии Венеции (землях этрусков и венедов) к алфавиту относились как к объекту,имеющему божественное происхождение и могущему оказывать магическоевоздействие. Об этом свидетельствуют, например, находки в этрусских погребенияхтабличек с перечислением алфавитных знаков. Это — простейший вид руническоймагии, распространённый и на Северо-Западе Европы.

Такимобразом, говоря о древнеславянской рунической письменности, нельзя не затронутьвопрос о существовании древнеславянской рунической культуры в целом. Владелиэтой культурой славяне языческих времен; сохранилась она, судя по всему, и вэпоху «двоеверия» (одновременного существования на Руси христианства иязычества — X-XVI века).

Прекрасныйтому пример — широчайшее использование славянами руны Фрейра — Ингуз.

Другойпример — одно из замечательных вятических височных колец XII века. На еголопастях выгравированы знаки — это ещё одна руна. Третьи от краёв лопасти несутизображение руны Альгиз, а центральная лопасть — сдвоенное изображение той жеруны.

Каки руна Фрейра, руна Альгиз впервые появилась в составе Футарка; без измененийпросуществовала она около тысячелетия и вошла во все рунические алфавиты, кромепоздних шведско-норвежских, в магических целях не применявшихся (около X века).Изображение этой руны на височном кольце не случайно. Руна Альгиз — это руназащиты, одно из ее магических свойств — защита от чужого колдовства и злой волиокружающих.

Использованиеруны Альгиз славянами и их предками имеет очень древнюю историю. В древностичасто соединяли четыре руны Альгиз так, что образовывался двенадцатиконечныйкрест, имеющий, видимо, те же функции, что и сама руна. Вместе с тем следуетотметить, подобные магические символы могут появляться у разных народов инезависимо друг от друга. Примером тому может послужить, например, бронзоваямордовская бляха конца I тысячелетия от Р.Х. из Армиевского могильника.

Однимиз так называемых неалфавитных рунических знаков является свастика, как четырёх-,так и трёхветвевая. Изображения свастики в славянском мире встречаютсяповсеместно, хотя и нечасто. Это и естественно – свастика, символ огня и, вопределённых случаях, плодородия, — знак слишком «мощный» и слишкомзначительный для широкого использования. Как и двенадцатиконечный крест,свастику можно встретить и у сарматов и скифов.

Чрезвычайныйинтерес представляет единственное в своем роде височное кольцо, опять жевятическое. На его лопастях выгравировано сразу несколько различных знаков —это целая коллекция символов древней славянской магии. Центральная лопастьнесет несколько видоизмененную руну Ингуз, первые лепестки от центра —изображение, ясное ещё не вполне. На вторые от центра лепестки нанесендвенадцатиконечный крест, являющийся, скорее всего, модификацией креста изчетырёх рун Альгиз. И, наконец, крайние лепестки несут изображение свастики.Что же, ювелир, работавший над этим кольцом, создал могучий талисман.

Описаниеэтого уникального височного кольца завершает наш небольшой обзор памятниковрунического искусства древних славян. Если смотреть шире и говорить ославянских материальных памятниках древних искусств вообще, включающих в себя,в частности, и прикладную магию, то надо отметить, что объём материала здесьогромен. Величайшая заслуга в изучении и систематизации этого материалапринадлежит выдающемуся русскому историку и археологу, академику Б.А. Рыбакову.Его монографии «Язычество древних славян» (М., 1981) и «Язычество древней Руси»(М., 1987), несомненно, являются на данный момент наиболее подробнымифундаментальными исследованиями этого вопроса.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 08.11.2009

Озар Ворон - Макошь - Великая Мать

Лекция школы "Русская Традиция" от 28.03.2010

Велеслав - Символика Шуйного пути. Беседа вторая

Поиск

Журнал Родноверие