В Старой Ладоге состоялся исторический фестиваль «К истокам Руси», посвященный 860‑летию сражения новгородцев со шведами у стен Ладожской крепости. Эта битва по своим масштабам была даже крупнее, чем Невская, которая в отечественной истории известна более широко.

В этом году двухдневное действо развернулось на Зеленой лужайке, что напротив Свято-Успенского девичьего монастыря. Оно было посвящено событиям, связанным с отражением войск шведского короля Карла Сверкерссона, известного под именем Карла VII (правил в 1161 – 1167 годах), напавшего на ладожские земли, которые входили на тот момент в состав новгородских удельных владений и были подвластны князю Святославу ­Ростиславовичу, правнуку Владимира Мономаха. История, которую рассказали зрителям на фестивале реконструкторы, началась 28 мая (по новому стилю) 1164 года, когда шведская флотилия в составе 55 шнек подошла к Ладоге.

Самой зрелищной частью мероприятия стала театрализованная композиция «Сказ о Ладожской битве» и, конечно, показательные конные и пешие сражения участников военно-исторической реконструкции. Также были воспроизведены походный быт и обычная жизнь населения северо-запада Руси в конце XI — середине XII в. На одной из площадок под руководством мастеров можно было освоить настольные игры, возрожденные по археологическим источникам этого периода: «дальдоза», «мельница», «трехшашечная мельница», «алькерк», «тавлеи», «заяц и собаки».

Для гостей на фестивале проводили мастер-классы: взрослые и дети учились стрелять из лука и метать копья, узнавали секреты кузнечного и гончарного дела, а также дегустировали блюда древнерусской кухни.

«Мы знакомим посетителей фестиваля с древнем ремеслом — традиционной техникой украшения ткани верховой набойкой,

— рассказала участница мероприятия педагог Правобережного дома детского творчества Невского района Петербурга Юлия Панова.

— Это когда к тканому полотну прикладывают покрытую краской доску с вырезанным изображением и ударяют по ней деревянным молоточком, чтобы краситель проник в волокна. Искусство русской набойки (изготовления печатных тканей) берет начало в раннем Средневековье. Яркие набивные ткани шли на пошив мужской и женской одежды, их использовали в украшении скатертей, обложек для книг. Они заменяли дорогие заморские шелка и бархат. У нас есть коллекция набоек, которую мы собирали шесть лет. Среди них — штампы с оригинальными орнаментами из архивов, например, узоры по мотивам новгородской белокаменной резьбы. Палисандровые набоечные доски ручной работы мы заказывали в Индии, а кленовые изготовлены на современных отечественных деревообрабатывающих станках. Что же касается красителей, то их рецепты (где расчет идет в кубах или фунтах и используются древние названия составов) можно найти в архивах, но сегодня их заменяют современной акриловой ­краской для ткани»

Другая участница фестиваля, мастерица из Новгорода Дарья рассказала об особенностях средневекового ткачества и показала, как она на бердо (древнее приспособление для ручного ткачества в виде деревянной дощечки шириной чуть больше ладони, с прорезями) создает узорные пояса и очелья (деталь традиционного женского головного убора в виде тесемки). В наши дни это давно забытое русское ремесло начало понемногу возрождаться.

«На Руси ручное ткачество издревле считалось исконно женским занятием, азы ткацкого дела передавались из поколения в поколение,

— поведала мастерица.

— Каждое такое изделие — нечто большее, чем просто часть наряда. Вековые узоры хранят глубинные смыслы нашей культуры и истории. Цвета тоже имеют значение. В то время наиболее доступными, а значит, распространенными, были черная, зеленая и желтая краски. Черную делали из древесной сажи. Зеленую — из крушины, сока ириса и порея. Желтую изготавливали из смеси глин и оксида железа, чаще из ржавчины. Синюю добывали из полудрагоценного минерала лазурита. Красный цвет получали из экстракта травы марены. Красный и синий считались признаком богатства, потому что эти красители были в то время мало распространены и стоили дорого — ведь их привозили из‑за границы»

Тканые цветные пояса носили все, однако мужчины пользовались и более прочными кожаными ремнями, к которым можно было крепить ножи и оружие.

Пока женщины ткали, средневековые мужчины строили ладьи, чтобы ходить на них на рыбалку или воевать с чужеземцами.

В этом году фестивальную площадку украшала ладья «Волчонок Вольга», воссозданная мастерами исторической реконструкции клуба-судоверфи «Морская дружина «РУС». Несмотря на то что на этом мероприятии ладью только демонстрировали гостям, в ее биографии есть успешные походы по Ладоге и Финскому заливу — ее создатели не только воспроизвели внешний вид судна, но и повторили технологию постройки. Лодка рассчитана на двух человек, но при необходимости в ней могут поместиться и шестеро.

«Это парусно-гребное судно эпохи раннего Средневековья (Х–ХI веков) в народе называли кулас, оно вполне могло ходить по Волхову,

— рассказал руководитель московского отделения клуба Александр Половников.

— Куласы отличались легкостью и незначительной осадкой, но при этом поднимали полторы тонны груза. Такие лодки идеально подходили для использования на малых реках — для рыбной ловли, перевозки грузов на небольшие расстояния, военной разведки. Несколько лет назад участники Приладожской археологической экспедиции Музея антропологии и этнографии им. Пет­ра Великого РАН во время раскопок в Лахденпохском районе Карелии обнаружили древнее захоронение, которое было сделано в подобной ладье»

По словам Александра Половникова, тема деревянного судостроения сегодня востребована, так как у людей появилось желание узнавать историю своей страны.

«При этом реконструкция «стареет»,

— констатирует он.

— В клубы в основном приходят люди от 30 – 40 лет, а также пенсионеры. Молодежь интересуется теорией, но практического участия не принимает — желания поработать руками у молодых ребят нет»

Разумеется, на фестивале было много музыки. На сцене фольклорные коллективы исполняли аутентичные песни и мелодии эпохи Средневековья, полноценный фолк-концерт также состоялся под открытым небом.

К сожалению, посетителей «средневекового» праздника нынче оказалось меньше, чем в прошлые годы.

«Этот фестиваль поскромнее, чем обычно,

— подтвердила Дарья.

— Возможно, сказалось, что в соседней Новой Ладоге в это же время проводится другой фестиваль «Корюшка идет!», и люди поехали туда. Но мы все равно были рады принять участие в таком ярком историческом празднике. Для реконструкторов это возможность встретиться, пообщаться, прочувствовать атмосферу, в которой жили наши предки»

Впрочем, фестиваль оставил доб­рые воспоминания не только у реконструкторов.

«Мне очень понравилось на фестивале,

— поделилась впечатлениями школьница из Петербурга с красивым именем Тея.

— Мне нравится изучать культуру и историю своей страны, и очень приятно, что есть мероприятия, благодаря которым люди не забывают свою историю. Оказавшись в Старой Ладоге, я почувствовала, что это мое, родное»

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 94 (7670) от 27.05.2024 под заголовком «Сказ о Ладожской битве».

Поиск

Журнал Родноверие