В сообществе языческой традиции «Алатырь Духа» мой соратник из Нижнего Новгорода Евгений Вуковой опубликовал пост о засилии ведистов-фантазёров, вопрошая о том, что же такое правильная славянская традиция и вера. [ https://vk.com/wall-174598678_6348] Прямо крик души. И моего друга, покойного волхва Велимира, до отчаяния доводила эта ситуация, как и коммерциализация, и ухудшение качества образования родноверов нового поколения.

Сегодня в сети, на прилавках книжных магазинах и ТВ можно встретить нечто подобное под видом родноверия, православного ведизма. Иудейского пророка Моисея зачисляют в древлеславянские волхвы, Библию называют древнеславянской книгой, украденной у русских евреями…

Евгений приводит метафорический пример: парень ищет путь к Большой поляне, а ему знатоки местности и леса, егеря и лесничие, вместо простого указания пути к этой поляне, предлагают сперва прочитать множество научных книг о лесе с непонятной терминологией. И заключает по этому поводу:

«При этом никаких внятных практических статей с выводами из прочитанных ими источников нет…Складывается ощущение, что море источников славяно-традиционарии прочли, но ни хрена практического в них не почерпнули».

Согласен с Евгением в главном. Ни один из источников о традиции не говорит о том, как эту традицию можно культивировать в применении к современным условиям жизни. Источники содержат описание обрядовых и действий, которые мы можем довольно легко воспроизвести, кроме того контекста образа жизни предков, который невозможно воспроизвести в полном объеме. Отсюда разрыв современной обрядовости и его традиционного смысла. Так что почти верно ощущение Евгения, что «ни хрена практического в них не почерпнули», когда говорит об исследователях традиции. И невозможно практическое почерпнуть в привязке к нашим условиям, потому что его там просто нет!!!

Это открытая проблема, которую нам необходимо решать здесь и сейчас. Заключение Евгения «почти верно», потому что работают заговорные тексты, приемы личной магии, гадания и другое из того, что можно применять индивидуально вне исконной традиции. И на этот предмет полно практических книг. Впрочем, очень многим сегодня это как раз и требуется, и этого им достаточно. Но Евгений желает гораздо бОльшего! И еще не соглашусь с последней частью заключения Евгения:

«… бесспорно, что изучение работ по фольклору, этнографии, археологии, филологии, истории и прочим наукам и разделам наук-это ЕДИНСТВЕННЫЙ способ узнать достоверные данные о традициях наших далеких предков».

Потом что наши Боги и Предки для верующего язычникам присутствуют здесь и сейчас, и мы всегда имеем возможность обратиться к ним непосредственно за помощью. И наши еще живые деды и родители в некоторых случаях сохраняют родовую память об этой древней традиции, но мы не всегда знаем, как их об этом вопрошать, или не способны разглядеть в их жизненном опыте этот живой источник, до которого еще не дошли исследователи.

Вообще, у нас с Велимиром по-другому происходило общение с новичками, если вернуться к метафорическому образу Большой Поляны в лесу и знающих дорогу туда лесничих. Не столько к нам приходили с вопросом о том, как пройти на Большую Поляну язычества, сколько мы сами приглашали и находили людей, чтобы вместе отправиться в поход к ней. Требований что-либо прочитать из научных или иных книг не было никогда. И предупреждали о сложностях, что дорога дальняя и полная неожиданностей, чреватая опасностями, можно и заблудиться, так что можно и не вернуться… И это – чистая правда, что поход на природу всегда связан с долей неизвестности даже в современных условиях. А потом вели к этому месту людей, кто отозвался на наш призыв. Бывало, что некоторые молодые люди впервые в жизни выходили в лес и проходили 15 км за день через труднопроходимые чащи-трущобы. Навигаторов тогда еще не было на мобильных телефонах, да и мобильники без подзарядки быстро дохли. Некоторые оставались с нами после этого надолго. Это было в нулевых годах. В походы мы и сейчас людей собираем, хотя и не столь регулярно, просто люди качественно изменились.

Тогда еще было достаточно людей в Москве, которые искали путь к «Большой поляне» язычества и готовы были рискнуть, собравшись с нами в рискованный поход. Иногда приходили люди не по нашему приглашению. Сами нас искали и находили, чтобы задать вопрос о том, как до этой «Большой поляны» добраться. Мы встречали людей даже с Дальнего Востока, которые приезжали сюда и нас искали, не имея точных координат. И находили. Кто ищет – тот всегда найдет!

Положение сегодня серьезно изменилось. Клиповое сознание формирует фрагментарного человека, попавшего на иглу фэнтази, видеоряда и гаджетов. Еще более важно, что научное знание и его носители перестали пользоваться у молодежи авторитетом. Выпускникам школ и даже вузов сложно читать большие тексты, даже пара страниц у некоторых вызывает отторжение как «многобукофф». Хотят классных и прикольных видео, но часто ничего до конца досмотреть не могут, переключаются с одного на другого. Я согласен в связи с этим, что у многих способность к понятийному мышлению не сформировалась вовремя и, возможно, уже никогда не пробудится. Эта способность формируется в начальных и средних классах школы, но школа этого сегодня не формирует. См. об этом подробнее о результатах научных исследований на эту тему - https://youtu.be/pwt9g6BdbWY Поэтому выпускники школ, да и многие выпускники вузов, в том числе защитившиеся, оказываются в большинстве своем неспособными встраивать целостную картину мира. Она у них получается сшитой из разных лоскутов и им неважно, что лоскуты несовместимы друг с другом содержательно. В этом смысле новая молодежь нередко похожа на людей первобытных времен, легко доверяющих первой эмоционально воспринятой информации. А если информация пришла из своего корпоративного круга, то истиной легко жертвуют ради этой корпоративности. И становится практически невозможно убедить человека отказаться от какого-то излюбленного лоскутка в этой картине, потому что это не вписывается в логику, в здравый смысл или в родную традицию. Это касается не только вопросов язычества среди язычников, но и других любых иных вопросов мировоззренческого, политического, общественного характера.

В еще большей степени, чем знание и наука, авторитет утеряло старшее поколение родителей и дедов, которых дети и внуки нередко цинично обвиняют в том, что страна стала такой, что «так жить нельзя». Иногда прямо так и пишут: «Чего слушать этих старых маразматиков с их книжным знанием и копанием в науке, которая никому не нужна, жить они так и не научились, страну только развалили. Давайте лучше поглядим классные, прикольные видюшки, которые нас обучат магии и всяким супер-техникам трансформации сознания». При этом мои знакомые из сферы педагогики, имеющие контакт со школами, говорят, что примерно каждый 8-9 ученик в старших классах мечтает удрать из России. Принудительный переход на дистанционку в образовании еще более усиливает эту тенденцию. Провидческий мультфильм «Незнайка на Луне» - это о судьбе нового поколения. Замечу, что в мультфильме это новое поколение еще и самосделано без родителей. Сравните, кстати, со сказкой Джанни Родари «Чиполлино» (и мультиком), где родители и дети вместе ведут борьбу за лучшую жизнь.

Признавая наличие знающих и толковых людей, давно изучающих традицию, Евгений пишет:

«Но авторов книг по практическому, прикладному язычеству почти нет и среди них. При этом у инглингов, ведистов и различных мифотворцев с наглядно-прикладным материалом(пусть даже высосанным из пальца) все в порядке.

Да, выдумывать бесспорно проще. Но в этом случае традиционалистам, получается, просто нечего сказать?

Потому, что на деле о практическом, прикладном язычестве в источниках не сохранилось ничего, кроме сомнительных и спорных «возможно» и «вроде бы»?

Традиционное язычество – это более всего общинно-родовой образ жизни, это многопоколенные и многодетные семьи, это культура братства и прямой родовой демократии, это коммунизм доисторического времени, это постоянная и ожесточенная борьба за сохранение Рода и накопленных знаний. Родители, дети и деды вместе ведут эту борьбу! И это родовая ответственность, которую прежние и новые поколения принимают друг за друга как в связке альпинистов, преодолевающих ледник с трещинами, куда любой может провалиться, и когда все могут попасть под снежную лавину. И вместе с этим – это религия, которая все это объединяет в единую систему миро- и жизне-устройства, связывает со священным, и воспроизводит из поколения в поколение.

В целом, замечательных книг об этом образе жизни есть достаточно, лучше уже и не напишешь, пожалуй. А повторяться не хочется, если только не встать на путь профессионального литературного творчества или на путь графоманства. Так в «Повести древних лет» из трилогии Валентина Иванова о древней Руси (знаменитая «Русь изначальная» многим известна) замечательно передан характер и дух языческой общинности, родовой ответственности. Рекомендую, читайте на здоровье, и попробуйте воспроизвести на практике!

Да, в этой повести нет ничего такого про магию или духовное просветление, и про обряды ничего нет, как их проводить. Но там рассказывается об общинном образе жизни предков, без которого все остальное превращается в фантазейное фуфло или музейное реконструирование, даже в том случае, если опирается на достоверное научное знание о традициях. Повторюсь, есть множество достойных художественных книг об этом образе жизни наших языческих предков и множество фильмов, которые, несмотря на художественную форму и частные неточности в костюмировании или интерпретации исторических событий, во многом передают сам характер общинно-родового язычества . На этом фоне у меня лично, к примеру, нет интереса писать книги на эту тему. Я отстаиваю и продвигаю язычество через научные конференции и семинары, через диалог с другими конфессиями и властями, когда это возможно.

Есть и не менее замечательные книги, в том числе документально-исторические, о том как наши ближние предки, крестьяне вековой давности, этот образ жизни хранили и передавали. Потому как всё, что есть в язычестве, направлено на воспроизводство родового порядка жизни. И если тот, кто желает приобщиться к родноверию, полагает, что через одно только обрядовое общение с богами и природой, через одно только овладение магическими техниками, духовный рост и изучение научных источников он приобщится к языческой традиции – это большая ошибка: он приобщится к обрядоверию. Воспроизвести один обряд или даже годовой цикл обрядов – сравнительно просто, а вот общинно-родовой образ в собственной жизни воспроизвести – это открытая проблема.

В этом случае, мусульманин-мигрант, приехавший в Москву на заработок, который чтит своих предков и жаждет воспроизвести свой род, щлет деньги в свою многопоколенную семью и общину на свою родину, ближе к своему азиатскому родноверию, чем русский обрядовер, и ближе, чем молодой русский обрядовер-индивидуй, досконально и точно следующий аутентичным обрядам, но предпочитающий жить только ради себя, откладывающий продолжение рода на дальние времена, чтобы сперва сделать карьеру, купить дачу, квартиру, или отказывающийся от деторождения в принципе, или мечтающий о выезде из России в страны более комфортного проживания.

А представим, что на родине этого мусульманина произойдет «цветная» или подлинная революция, начнется нечто вроде украинского Майдана, гражданские беспорядки, свержение президента… Я знаю, что в подобной ситуации во многих, к примеру, семьях на Украине, произошел раскол, в том числе в русских семьях: деды и отцы, прошедшие Великую Отечественную, оказались на стороне России, а дети и внуки их встали на сторону постбандеровцев. В азиатских республиках, где родовые и общинные связи гораздо крепче, чем у нас и на Украине, семьи в такой ситуации зовут своих аксакалов-старейшин и послушав их совет всем родом принимают решение: кого будут поддерживать, чтобы не оказаться в этом хаосе друг против друга. И будут поддерживать всем родом друг друга до конца, даже если поставят не на того кандидата и против них последуют репрессии. Восстановление языческого родового уклада в жизни русского народа – единственный способ мирным путем одолеть силу ислама.

О традиции. Какой же должна быть «правильная традиция»? У Козьмы Пруткова есть такой афоризм: «Плюнь тому в глаза, кто скажет, что может обьять необъятное!» Афоризм можно перефразировать: «Плюнь тому в глаза, кто скажет, что достоверно знает, что есть аутентичная языческая традиция восточных славян!»

Во-первых, главное в нашей традиции – это не обряды, а родовой образ жизни. Во-вторых, обряды, как и имена важных почитаемых богов, могли существенно различаться у соседних поселений наших предков. Археологи, исследующие древние поселения восточных славян, наконец-то, начали признавать эту ситуацию. Но я не могу себе представить, чтобы наши языческие предки из близлежащих деревень в связи с этим оплочались бы друг против друга, обвиняя в неаутентичности обряда и веры. И уж точно, J они не знали, в отличие от многих современных исследователей русского язычества, какой была у восточных славян аутентичная языческая традиция! Полагаю, что и современные исследователи этого не знают и знать не могут, не только в силу отсутствия достоверных письменных источников, но и по той причине, что в русском язычестве обряд – результат подлинного народного творчества, незакрепленного в догмах. В силу этого все их заявления про «новодельность» современной языческой традиции просто не стоит принимать во внимание, это не из сферы науки. Чтобы говорить об отсутствии аутентичности, надо достоверно и в полном объеме знать о том, как традиции были раньше. Этого толком никто не знает. Не было у нас такой священной книги той эпохи, в которой все бы это было задокументировано. Знаю, что некоторые наши язычники очень хотели бы получить такую священную книгу, в которой все по полочкам будет изложено про «единственно правильные и верные» обряды, как в Библии. Надеюсь, однако, что этого никогда не случится. Некоторые сами такую книгу пытаются написать и выдать за найденные скрижали, другие пытаются убедить, что Тора – это и есть наша священная книга, похищенная и искаженная евреями…

Исконная традиция основана не на книжном знании, она передается изустно и через совместный родовой образ жизни, который и является главным предметом языческой традиции, а обряды – лишь один из инструментов для этого. Сохранившихся родов, прочно объединяющих несколько родственных семей и родовой порядок жизни (хотя бы близкий к нему) сегодня довольно мало в русском народе, хотя они есть и существуют обычно вне языческой обрядовости. В принципе, этот тот вопрос, который требует специальных социологических исследований. Многопоколенных семей и династий, чтущих традиции, видимо, много больше, хотя в целом не так и много. Русская языческая традиция будет восстановлена (чтобы там ни говорили исследователи о ее аутентичности), когда возникнут новые русские рода-общины, ядро которых составят многопоколенные и многодетные языческие семьи, хранящие и передающие языческие ценности, традиционную этническую картину мира нашего народа, как минимум два-три поколения: от дедов к внукам. При этом сохранять в роду языческую идентичность должно больше детей, чем принимающих иную идентичность. Вопрос же о том, как обряды проводить и кому молиться – вторичный. Благословенны будут Богами те новые языческие рода, которые сложатся и выдержат испытание передачей ценностей через поколения. Они и составят каноны восстановленной русской языческой традиции.

Здесь возникает несколько вопросов, если принять изложенное мною понимание традиции.

Вопрос первый. А можно ли отличить сознательную фальшь в этом стихийном народном обрядовом творчестве, где нет и не может быть критерия аутентичности? И стоит ли эту фальшь изобличать?

Можно и необходимо это делать! Человек, изучавший множество вариантов традиции родной и других народов, обладающий опытом проведения обрядов, вполне может распознать наличие в обрядах фэнтази «из другой оперы». У него формируется чувство, подобное музыкальному слуху, отличающему фальшь: фэнтазийную, эзотерическую, чужеземное заимствование или авторскую придумку даже в сложном и многоголосом музыкальном произведении. Эта придумка становится фальшью=кривдой, когда человек категорически выдает её за аутентичную традицию, да еще «единственно правильную и верную».

Мы имеем полное право творить обряд , включая в него собственные авторские элементы, следуя современным условиям жизни. Но выдача собственного творчества за «аутентичную» традицию – это фальшь, требующая разоблачения. Например, когда меня спрашивают, откуда я взял заговор на огонь, которым каждый раз пользуюсь на обряде, я всегда ссылаюсь на источник, известный этнографам. И добавляю, что скомпоновал несколько вариантов из этого источника и что изменил, учитывая, что взятые заговорные формулы связаны с традицией подсечно-огневого земледелия. Изменил по той причине, что в современных условиях направлять огонь против леса, когда мы используем другие технологии возделывания земли – вредить Земле-Матери и своему Роду. А вот если бы надо было выжечь лес вместе засевшим в нем врагом, желающим захватить нашу страну, я бы вернулся к традиционной заговорной форме. Я допускаю, например, что в современном мире, кроме тех Богов, которых мы знаем, могли родиться новые Боги и духи, которых еще требуется распознать и научиться с ними общаться. Но фальшью будет говорить, что это Боги из древней нашей традиции. Я буду в этом случае прямо ссылаться на мой собственный опыт распознания нового Бога, а не прикрывать свои соображения подправленной мною «традицией». Фальшью является введение под видом нашей исконной традиции Богов из другой традиции, пусть даже во многом нам родственной, например, из индуизма.

Если человек обманывает в столь важном деле как священный обряд, значит, он с легкостью обманет и во многом другом. Отказываясь от разоблачения фальши, мы поощряем распространение обмана, становимся его соучастником. В конечно итоге, это ведет росту несправедливости для всех нас, включая и самого обманщика.

Второй вопрос. Восстановление традиции в том смысле, который я описал выше – восстановление родовых порядков, многим покажется непосильной целью. Но к чему тогда языческие обряды? Если мы такой сверхцели перед собой ставить не будем, то число мусульман в стране на фоне массового вымирания русского народа через 20-30 лет станет столь преобладающим, что многие в России ринутся принимать ислам, как ранее поменяли коммунизм на либерализм, рынок и православие. Уже сейчас многие политические конъюнктурщики начали ориентироваться на ислам, полагая исламизацию России неизбежностью, сознавая полную духовную импотенцию РПЦ. Тогда проведение языческих обрядов не более чем временная мода, увлечение-развлекуха, за которой нет никакого будущего. Зачем тогда, спрашивается, тратить свое время на проведение обрядов с людьми, для которых это лишь форма развлечения?!

Для русского народа сегодня в полную силу стоит вопрос: Быть или НЕ Быть? Либо пан, либо пропал. Либо мы бросаем вызов и либерализму, и исламу, либо все бессмысленно. Если обряды, в которых люди славят предков и Род, не ведут к умножению, к укреплению их семей-родов, значит, обряды проводятся неправильные, нет в них силы родовой. Не семья, а род – единица общества, без которой семья как общественный институт обречена на гибель. И человек вместе с этим обречен на расчеловечивание. Родовая организация жизни – это, видимо, главное отличие и достижение нашего биологического вида, которые позволило овладеть членораздельной речью, развить мышление и вытеснить из истории другие биологические виды пралюдей.

Тут справедливо спросить, а где же взять родственников, если наши собственные родовые связи сильно порушены? Отвечаю: в России почти каждый 8-9 рядом с вами близкий или дальний родственник (с общим предком примерно в XVIII веке).

Последние исследования российских генетиков при сравнении генетических данных почти двух тысяч жителей России по случайной выборке обнаружили, что 83% из них объединены родственными связями от первого до десятого поколений. [ https://ria.ru/20170210/1487622322.html - РИА Новости от 10/02/2017] Т.е. из 100 произвольно взятых человек в разных городах России у 83 человек обнаруживаются общие предки до 10 поколения (XVIII век). Как объяснить такую высокую родственную связность? Этот результат говорит, что в пределах 10 поколений назад было сравнительно немного общих родов, от которых произошло 83% современного населения страны. И они прошли несколько раз через «бутылочное горлышко» выживания, когда в отдельные десятилетия численность населения и родов резко уменьшалась, а потом рода снова умножались. Столь высокая родовая связанность 140 миллионного населения страны говорит о высоком значении родовых связей в выживании народа: мы потомки сравнительно немногих родов, в которых наиболее сильно была развита родовая взаимопомощь, тогда как потомки родов, в которых эта взаимопомощь была не столь развита, не дожили до нашего времени.

Вот и делайте из этого выводы, чему должна служить наша традиция и каков должен быть критерий «правильности» обрядов.

Да, задача сверхсложная. Решится создавать многодетную семью – это несравнимо более сложно, чем сходить разок на «Большую поляну». Вот придет ко мне парень и спросит, как ему выйти на эту «Большую поляну». А я ему в ответ: «Дорогой, я отведу тебя туда. Тебе даже читать и писать уметь не требуется, и родноверия принимать на веру не требуется. Только знай, что обратно ты вернешься с этой Большой Поляны с девицей, которая народит тебя многодеток, и не оставишь ты ее с детками одну. Будешь счастлив и найдешь свою родовую общину, которая поможет тебе взрастить и поднять твоих деток!»

И ответит мне этот парень: «Нет, не надо мне такого счастья! Обойдусь как-нибудь без этой Большой поляны и без этой девицы, поищу как я другую поляну и провожатых других.» Так через через меня сотня-другая парней, и никто не решится идти до «Большой поляны».

Пока не найдутся достойные своего счастья. И очень надеюсь, что среди тех, кто пойдет со мной к этой «Большой поляне», будут мои сыновья и дочери. И будут потом сами водить людей к ней.

Я думаю, что это и есть ответ на отчаянное вопрошание Евгения в его посте:

«Только в источниках можно узнать ПРАВДУ о древних традициях предков. Но результаты исследований должны приносить практическую пользу. Не только себе любимому, но и окружающим.

Хватит сыпать через слово сносками на труды ученых-мы верим, что вы их прочли, и не по разу. Расскажите о том, как верить по-славянски ПРАВИЛЬНО, с приведением хотя бы основанных на аутентичности обрядов. Ведь тогда сразу долбославия поубавится, нет?»

Почему умные и правильные молчат, пока безумцы и шарлатаны проповедуют на каждом углу? Или признайте наконец, что без современных додумываний и новоделов это НЕВОЗМОЖНО.»

Источник ПРАВИЛЬНОЙ СЛАВЯНСКОЙ ВЕРЫ, Евгений, – в нашем собственном Роде, а мы все во многом связаны родством, как показывает наука. А вот решится на продолжение Рода, да еще и в таком умножении его, чтобы не отдать Родную Землю пришлым народам, сегодня способны немногие. Кто из молодых язычников не решается на это, тот не готов еще к принятию СЛАВЯНСКОЙ ВЕРЫ.

Увы, долбославия и обрядоверия, проповедей безумцев и шарлатанов не убавится от этого. Чем более деградирует система образования и чем более распадаются семьи, тем будет больше это завлекаловки.

Аутентичны те обряды, которые непосредственно подвигают людей к созданию родовых общин, к родовому образу жизни наших предков. Перефразирую русскую поговорку: РОД детей дал, поможет и вскормить, воспитать их! Когда христиане говорят о примере подлинной веры, нередко приводят пример Христа, когда будучи в лодке с учениками, он призвал их пойти за ним прямо по воде… За ним решился пойти только Петр. Правильность русской языческой веры не в том, чтобы ходить по воде или иные подобные чудеса творить ради личного духовного роста. Она в том, что дает силы родить и взрастить трех и более детей во славу Рода! Это сегодня не проще, чем пройти за Христом по воде.

А вдохновлять надо личным примером. Я вот жду еще одну двойню в скором времени.

Слава Богам – Удачи нам!

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 08.09.2009

[видео]

Василий Бутров — Танец и пляска в народной традиции

Лекция школы "Русская Традиция" от 28.11.2009

[видео]

Велеслав — Заговоры

Поиск

Журнал Родноверие