Какой-то добрый гений внушил нашим предкам Коршуна, игру, любимую всеми сословиями. Может быть, олицетворение, переданное в этой игре, веселит русское сердце. Коршун — строгий, взыскательный семьянин, Наседка — сердолюбивая мать, скрывающая все недостатки своих детей, Цыплята — шаловливые, миловидные дети — вполне выражают старую русскую жизнь.

По милости греков русские обучились играть в бабки. Древняя игра их Астрагалос приняла у русских свое значение и переиначена в разные приемы. В русской семейной жизни эта игра занимает самое почетное место, и нет местечка, где бы она не существовала. Разнородность игры, своеместные названия выказывают вполне изобретательность наших предков усвоивать себе чужое.

Захарка — игра детская, веселит детей и из ума выживших старушек. Не имея ни одной самобытной идеи, она зато и не выражает ни одной любопытной черты из семейной жизни. Кажется, что она родилась в русских селениях, где зимними вечерами хижины поселян освещаются горящими лучинами. Может быть, предки имели свою цель, изобретая эту игру, теперь нам непонятную. Оттого мы в ней теперь видим какую-то безотчетливость, указывающую прямо на детские шалости и на неосторожную беззаботность дряхлеющих людей.

Крыночки — игра сельская, затейливая и чудная, изображает собою детские проказы. Здесь олицетворение высказало полную сельскую жизнь и сохранило занятия отжившего поколения.

Дергачи есть игра зимняя, увеселяющая молодежь в скучные осенние вечера, в кругу всех возрастов. В этой игре есть много сходного с жмурками и много отличного. Посмеяться от безделья — любимая поговорка наших предков — кажется, изобрела эту игру.

Камушки есть игра летняя, занимающая собою всегда девиц по полдням, редко вечерами. Вероятно, что и эта игра изобретена бабушками: она так скучна, что утомляет собою самую бодрую девицу. В Туле, на Оружейной стороне, целые семейства сидят по улицам кружками занимаясь усердно Камушками. Там, в Гончарской слободе, поставляется в достоинство играть удачно в эту игру, а знание ее ставилось наравне с женскими искусствами. Замечательно одно: в позор и в поношение ставили мужчине, когда он играл в Камушки. Укоризненные слова, произносимые девушками, выражают какую-то зависть.

Первенчики, игра девушек-невест, есть в полной мере игра от нечего делать. Встарь наши бабушки не любили гулять по проспектам и бульварам, которых тогда и не бывало, а сиживали с своими внучками в светелках и вышках. Когда в праздничные дни все покоилось, затворницам надобно было дать какое-нибудь занятие—и вот наши бабушки обучили своих внучек Первенчикам. Спасибо бабушкам и за это утешение.

Серый Волк, игра олицетворенная, носит на себе отпечаток древности. Волк, выражая собою нарушителя увеселений, есть лицо семейное из старой русской жизни. Не выражалось ли этим олицетворением в семействе строгое взыскание старейшин? Время все скрыло. Пред нами осталось одно: игра Серый Волк.

Веревочка, старинная свадебная игра, увеселяет на сговорах людей женатых и семейных, на посиделках и молодечнике девушек, одних, без мужчин. Но это бывало прежде; ныне забавляются веревочкою без разбора все свадебные сговорщики.

Сорока, как игра детская, увеселяет только детей и матерей и свято соблюдается в семейной жизни.

Поиск

Журнал Родноверие