Многим из тех, для кого важна мифология и культура наших предков при просьбе назвать одного из индоевропейских богов первым делом придёт на ум именно Отец-Небо, *Dyéus Pətér — верховный бог, отец богов и людей. Но вспомнив Отца-Небо, нельзя не вспомнить и Мать-Землю, *Dhǵhéma Mətér, образ, известный нам всем с детских ногтей. И действительно, именно пара Небо-Земля является фундаментальной для всего представления о мире и мифопоэтике наших предков. О них и пойдёт речь в этой статье.

После Небесного Отца (*Dyéus Pətér) богиня Зари (*Áwsōs) — наиболее надёжно восстанавливаемый образ праиндоевропейской мифологии. Об этом нам говорят как сильные лингвистические свидетельства, так и отчётливые структурные сходства богинь Зари практически во всех дочерних культурах.

М. Элиаде в Калифорнии, 1973 г.

1. Традиционализм без метафизики?

В ряду мыслителей традиционалистской школы наряду с Рене Геноном, Анандой Кумарасвами, Юлиусом Эволой и др. часто упоминается и Мирча Элиаде. Хотя в своих работах Элиаде всегда держал строго академический тон и избегал ссылок на работы мыслителей-традиционалистов (помимо Кумарасвами, что интересно), он был отлично знаком с их идеями, и состоял с большинством из них в активной переписке, из анализа которой не остаётся никакого сомнения в безусловной принадлежности Элиаде к этой школе мысли.


Змеиный камень у дер. Гоголевка (Гогалеўка)

Праиндоевропейцы не оставили ни одного письменного источника о своей жизни. Тем не менее, на основании продолжительного и скрупулёзного изучения лингвистики, археологии, антропологии, палеогенетики и мифологии исследователям удалось по крупицам реконструировать их величественную духовную культуру.

Индоевропейцы высоко ценили добродетель гостеприимства. От хозяина ожидалось, что гость сможет найти пристанище и быть учтиво привеченным в его доме. Принимать в свой дом гостем следовало зачастую даже врагов, и тогда вражда на время прекращалась. Особенно ожидалось гостеприимство от правителя. Если же хозяин не проявлял должного уважения к гостям, то мог очень жестоко за это поплатиться.

Многие современные религиозные люди понимают мир как некую арену, на которой происходит борьба Света и Тьмы. При этом Свет отождествляется с Благом, а Тьма – со Злом. Подходить с таких позиций к рассмотрению древних индоевропейских систем верований было бы совершенно неверно: и Тьма, и Свет, как мы сможем увидеть, понимались древними как взаимодополняющие части естественного единства, в то время как их взгляд на мир не носил такого морализирующего характера.

Обычно при обсуждении древнерусского пантеона разбирают образ каждого бога по отдельности. Однако ряд письменных источников, упоминающих древнерусских богов описывает их таким образом, что интерпретация образа одного божества оказывается логически повязана с интерпретацией других.

Время от времени в различных сообществах, посвящённым древним мифологиям Европы можно встретить цитаты из книги Ганса Гюнтера "Индоевропейская религиозность". Это довольно печально, так как эта работа является весьма плохой. После прочтения этой книги вызывает удивление, что Г.Ф.К. Гюнтер в индоевропеистике не дилетант, ведь по образованию он действительно был филологом и действительно изучал сравнительно-историческое индоевропейское языкознание.

«Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу? Не другие нашею землёю, а мы чужою привыкли обладать. И в этом мы уверены, пока будут на свете война и мечи.»

Вождь склавинов Дабрит, из «Истории» Менандра Протектора

Восточная Европа, а особенно её глубинные территории, попадала в поле зрения средиземноморской цивилизации нечасто. Тем не менее, в ходе Великого Переселения Народов восточной части Римской Империи – Византии – пришлось столкнуться с вторжениями варваров именно с этих земель. Ромеям VI в. – Прокопию Кесарийскому, Иордану, Менандру Протектору и др. уже были прекрасно известны племена воинственных и многочисленных северных варваров, называемых ими Σκλάβήνοι по-гречески или Sclavi/Sclaveni по-латински, что обычно транскрибируется на русский язык как склавены/склавины.

(Я, автор этой заметки, не являюсь профессиональным лингвистом, поэтому не советую воспринимать информацию ниже безусловно и на веру)

Существительные в праиндоевропейском имеют чёткую структуру. Каждое существительное имеет корень вида (C)CéC(C)-, изменяющийся в соответствии с правилами аблаута (если не понимаете что это — читайте). К корню добавляются различные суффиксы и преффиксы, образующие вместе с корнем основу. Основа определяет, к какому склонению относится слово. Наконец, к слову добавляется падежное окончание. Падежные окончания садятся прямо на конец основы без каких-либо соединительных. Каждое склонение имеею свою, несколько отличную, парадигму изменения по падежам.

Поиск

Журнал Родноверие