Прага — современное язычество — не самая быстрорастущая религия современности. В Чехии новую религию, которая реконструирует дохристианские традиции, исповедуют более 3000 человек, например, в Польше их насчитывается 10 000. В Западной Европе их число намного выше, в Соединенных Штатах насчитывается более миллиона современных язычников. Об этом в интервью Чешской академии наук заявил Павел Горак из Института этнологии CAS, который занимается историей религии, магии и колдовства.

Если попытаться представить себе, какими были славяне в древности, то многие опишут примерно так: пожилого мужчину с длинными волосами в белой рубашке. Однако это не совсем так. Существует множество версий того, как выглядели славяне. Тема их появления очень интересна, поэтому заслуживает более детального изучения.

Сохранность мифологических традиций в разных европейских регионах связана со спецификой их фиксации. Собственно славянские дохристианские мифы не сохранились, в отличие от мифов скандинавов: славянские боги были описаны «извне» миссионерами или монахами-летописцами (как пантеон Владимира в Начальной летописи и ее продолжениях вплоть до Густынской летописи XVII в.), мифологические сюжеты воспринимались ими как кощунственные. Регионы с победившей христианской государственностью не сохранили «языческих» традиций, относящихся к «высшему» божественному уровню, уникальным остается список богов Владимирова пантеона в ПВЛ; список богов у более позднего польского хрониста Яна Длугоша явно ориентирован на латинскую ученую традицию. Скудость этих источников в отношении славянской традиции была специально отмечена В.Н. Топоровым [1] в ст. Боги 1, подготовленной для первого тома этнолингвистического словаря «Славянские древности» [3] (далее – СД), ориентированного на исследование общеславянских архаических традиций.

Когда в 1864 году на юго-западе Франции была обнаружена женская статуэтка времен палеолита, мало кто догадывался, что уже через 20-30 лет подобные артефакты будут найдены в самых разных уголках Европы, и они откроют новую страницу в археологии. На сегодняшний день счет обнаруженным фигуркам уже идет на сотни. Их находят на огромных пространствах от иркутской Мальты, Байкала и до Пиренеев. Поскольку первые находки уверенно датировались эпохой палеолита, фигурки получили название «палеолитических Венер».

На протяжении большей части ХХ в. этнографическое исследование материальной культуры носило довольно рутинный и малопрестижный характер, поскольку, как считалось, оно не благоприятствовало получению дивидендов в области теоретизирования. Под материальностью подразумевались преимущественно конкретные вещи, приземленные и подверженные влиянию времени. На семантическую амбивалентность самого понятия «материальная культура» указывал еще Дж. Праун, отмечавший, что если первая часть словосочетания («материальная»), связывается с чем-то низким и прагматичным, то вторая часть («культура») — с высоким, духовным, вечным, что приводит к более высокой оценке духовного как интеллектуального1. Об обманчивой простоте изучения материальности говорит и Д. Миллер, отмечая неожиданные способности вещей исчезать из фокуса нашего зрения, оставаясь на периферии внимания, и одновременно все же определять наше поведение и идентичность. Как он замечает, предметам удалось скрывать свою роль в жизни человека и казаться несущественными. Отсюда и взгляд антропологов на изучение материальной культуры сверху вниз как на что-то тривиальное и простое. При этом Миллер делает неожиданный вывод, что вещи важны не потому, что они материальны и очевидны, а потому что мы «не видим» их2.

Древнеисландские родовые саги как зеркало традиционного общества скандинавов, законсервировавшегося на догосударственной стадии взаимодействия патрилокальных расширенных семей, сохранили для нас не только яркую картину социальной жизни в портретах и поступках живых людей — реальных предков ныне живущих исландцев, но и описания главных реалий и обычаев, пронизывавших одновременно как культ, так и право древних скандинавов.

Краткое содержание

В 2004 году словенское общественное телевидение выпустило документальный фильм под названием Med hribi kačjih glav («Среди холмов змеиных голов»), построенный на древней легенде, сохранившейся в относительно отдаленной холмистой части западной Словении. В нем рассказывается об огромной рыбе-змее, которая когда-то жила в большом озере, но была очень прожорлива и поэтому выпила всю воду озера, в результате чего погибла на сухом песке. Его высохшие кости образовали дорогу, которая до сих пор существует в Чепованской долине. В телевизионном документальном фильме этнологически представлены местные легенды, а также некоторые артефакты и ритуалы, которые, как полагают, сохранились до недавнего времени. На нем изображена серия так называемых змеиных голов, камней разных размеров, имеющих форму змеиной головы, и аккуратно вырезанных отверстий, изображающих глаза. Камни предположительно обладают магической силой и до недавнего времени использовались в древних ритуалах.

Вторжение болгар в нижнюю Паннонию и административную реформу 828 г.

Когда франки в очередной раз подчинили себе карантийцев, после 820 г. они переместили независимую Карантанию во внутренние районы страны и превратили ее в графство. То, что землей управлял граф, а не князь, было лишь внешним выражением того, что Карантания была исключена тогда из пограничной зоны славянских княжеств. Как графство оно было присоединено к реальной национальной территории. Новые правители больше не предлагались «народом» Карантана, но провинция была передана им королем.

8 июня в «Точке кипения» состоялась творческая встреча с питерскими писательницами Марией Семёновой и Анной Гуровой. Семёнова, напомним, автор именитый: «Волкодава» и «Валькирию» написала она. Наиболее интересные её высказывания, прозвучавшие на вечере, — в нашем материале.

Корреспондент «КП» побывала на открытии главного летнего фестиваля Воронежа.

Поиск

Журнал Родноверие